27.09.2017 / Агропром

Там, где раскинулись луга

Молоко для Мурмана дают мончегорские буренки

Фото: Олег Филонок

Земля и небо
Сворачиваем с Ленинградки и вскоре попадаем словно в другое измерение. Видим поле в обрамлении золотого и багряного леса, на котором щиплют травку коровы. Причем такие разноцветные, прямо в тон осени - палевые, рыжие, бело-черные. Откуда ни возьмись, пастух с длинным кнутом. Спрашивает нас, растерявшихся от этой внезапной красоты, мол, не заблудились ли? Да нет, отвечаем, вроде именно сюда и ехали. Аркадий, так зовут пастуха, растолковал, что стадо «ахмедовское», и указал, где находится ферма.
Поясню: мы на 25-м километре между Оленегорском и Мончегорском. Кстати, на шоссе и поныне стоит указатель поворота «свх. Мончегорский». Здешняя молочная река берет свое начало в далеком 1937 году. Продснабом комбината «Североникель» была создана животноводческая ферма, чтобы снабжать свежим молоком металлургов горячих цехов. В поселке построили железнодорожную казарму и несколько домиков, позже появились бараки, увеличилось количество молочных ферм. Возвели телятник и конюшню. После войны открылись магазин, медпункт, ясли. Единственная улица поселка именовалась Совхозной. А ферма разрослась в совхоз «Мончегорский».
В 1941-м началось строительство военного аэродрома - финская война показала, что на Севере их не хватает. Как водилось, строить начинали силами лагпункта Беломорско-Балтийского канала. Местные жители помогали в строительстве и расчистке летных площадок. По окончании войны аэродром не бездействовал, на нем сеяли овес на зеленую подкормку коровам. Уже в 50-х годах, в связи с расширением военного аэродрома, появился поселок имени Жданова (теперь это просто 27-й Километр, авиабаза). Так поселки и поныне существуют по соседству - союз земли и неба.
Совхоз процветал и был востребован долгие годы - свежее молоко поставлялось в магазины, садики и школы. Работал молокозавод, где выпускали творог и сметану. Однако молочная река едва не пересохла в перестроечные времена. Год от года совхоз становился все более проблемным, содержание стада оказалось под вопросом. Тогда большие начальники думали-гадали: что делать с буренками? Если не найдется желающих взять коровушек под свою опеку, то придется пустить их под нож. Отощавшие животные обреченно мычали в стойлах, словно чуяли худое. К счастью, нашелся человек, который не дал Зорькам, Ночкам да Звездочкам погибнуть.


«Здесь хлебом пахнет»

- так говаривала моя бабушка про запах навоза. «Хлебный дух» чуем еще на подъезде к ферме. Куда ж без него, коли в коровник путь держим. Встречает приветливая светловолосая женщина, сожалеет, что хозяин отлучился по делам. Узнаем, что Светлана Зыкова и Ариф Яайлаг-оглы Ахмедов - партнеры.
- У нас два взаимовыгодных друг другу хозяйства, - поясняет Светлана Анатольевна. И рассказывает о том, как непросто формировалось крестьянско-фермерское хозяйство и какие перипетии встречались на этом пути.
- Сложно работать с теми, кто не понимает особенностей крестьянского труда, - говорит она о чиновниках. - А когда люди, что называется, в теме, возможно, сами когда-то работали в этой сфере, то дело идет быстрее. Нам, например, очень помогла в 2013 году заместитель министра рыбного и сельского хозяйства Марина Гончарова. Фермерам надо подсказывать, какие права и возможности у них имеются, как можно получить те или иные преференции от области. Мы в своем хозяйстве так заняты, что порой и упускаем что-то.
Крестьянско-фермерское хозяйство «Ахмедов и Зыкова» - это сенокосные и пастбищные поля; более сотни дойных коров и примерно столько же - телята, быки и молоденькие телочки; здания ферм, немало техники и работающие здесь люди. Сразу поясню - напрасно искать сходство с тем, что зачастую показывают по телевизору: супер-
современные комплексы, технологические навороты агрохолдингов. В малом сельхозбизнесе с его скромными возможностями все гораздо прозаичнее. Здесь изрядно изношенная ферма еще советского периода, на которой транспортер нередко барахлит, а потому работники засучивают рукава и вручную, по старинке, чистят скотный двор. Зато здесь многое, если не все, основано на трудолюбии, добросовестности и, конечно, любви к буренкам.
Светлана, рассказывая о структуре стада, о надоях, называет коровушек «мои девочки».


- У нас есть девочка, которая дает за дойку 18 литров молока, - гордится она. - Это коровушка айрширской породы, их у нас одиннадцать; есть голштинки - высокодойные, но их надо осеменять только быками своей породы. А большинство стада - холмогорки. Все хорошие, всех любим и холим. До 5,5 процента составляет жирность смешанного молока от наших буренок.
- А бык имеется? - любопытствую. - Сердитый?
- Можно сказать и так, - смеется хозяйка. - Во всяком случае, если девочки нашего Борю обидят и он недоволен, то лучше держаться от него подальше.
Светлана + Ариф
Познакомили их, подружили, конечно же, буренки и желание организовать свой малый бизнес. Не могу не спросить, как Светлана стала таким увлеченным животноводом. По образованию? По призванию?
- В прошлом я газоэлектросварщик на Кольской ГМК, потом работала директором магазина. Теперь коровы и все, что с ними связано, стало главным делом, - признается Светлана Анатольевна.
А сын Азербайджана Ариф Ахмедов служил срочную в Заполярье, да так и прикипел душой к летним белым ночам, зимним холодам и неброской, но такой благодатной северной природе.
- Уже сколько здесь живет, а традиции своей родины соблюдает, - улыбается Светлана. - У Ахмедова наемные работники - его земляки, они очень добросовестные, и главное - непьющие. У меня в основном трудятся русские, но все друг с другом ладят. В сезон у нас полтора десятка наемных работников.


- Лето, видите, какое было - дожди, дожди, - присоединяется к разговору подъехавший Ариф. - Хорошо, если в последней декаде месяца с заготовкой кормов управимся. Сено сами заготавливаем процентов на 40, а сочные корма, то есть силос, полностью свои. Комбикорм, никуда не денешься, приходится покупать.
Для горожан поясню: сочные корма - это скошенная трава, пересыпанная солью и уложенная на хранение в силосные ямы. Зимние витамины для буренок, одним сеном их не накормишь.
Область выделяет две субсидии - квартальную и ежемесячную. Фермеры ценят это, однако расходы на такое хозяйство впечатляют - только электроэнергия обходится ежемесячно в 163 тысячи рублей.
- Сейчас суточный надой с сотни коров составляет 1-1,2 тонны, - «отчитываются» фермеры. - А вот со сбытом сложности. Дело в том, что в соответствии с дей-ствующим законодательством реализация сырого молока имеет ограничения. Так что продаем свою продукцию только на мурманском рынке.
- Хочется приобрести ветрогенератор, модернизировать и капитально отремонтировать ферму. А то и на новый комплекс замахнуться! - делится Светлана Зыкова. - Мечтаю, чтоб мои девочки чистенькие стояли, доярки на дойку в белых халатах выходили.
У Светланы дочка и зять здесь же, на ферме, трудятся: Яна - доярка, Виктор - тракторист. Кстати, познакомилась я с ними на городской ярмарке урожая - жизнерадостные фермеры потчевали молоком. И попутно рассказывали, что каждое утро ставят на стол для своих четверых детей пять литров свежего молочка. «Это у нас только попить!» - смеялись они. Молоко и вправду знатное!
Коровьим маршем в Верхний Нюд
Когда в Заполярье приходит лето, недойную часть стада пастухи ведут на выпас в Верхний Нюд. Там молодняк выгуливается на тучных полях, жует свежую сочную травку, подрастает, крепнет и готовится встать в строй. Коровьи каникулы на «загородной даче» - это логично и здорово. Но как добираются в такую даль?
- Едва тепло приходит в наши края, выдвигаемся в путь, - поясняет Светлана. - Идем ночью, когда меньше транспорта, благо уже светло: проходим со стадом через комбинат, а там уже легче. Природа меняется на глазах. В пути наши подопечные могут слегка подкрепиться, доить их в силу возраста не надо.
Рассказ фермеров кажется фантастическим. Это же около 8 километров только до Мончегорска, затем еще почти 12...
И мы с фотокорреспондентом решаемся повторить маршрут. Едем на машине и диву даемся, как стадо молодняка преодолевает этот путь?
Стоит рассказать немного о Верхнем Нюде. Поначалу это был поселок геологов, позже здесь организовали подсобное хозяйство для будущего никелевого комбината. Появились коровники, телятники, разрабатывались поля под бобовые культуры, капусту, картофель. Имелись и теплицы. Чтобы сохранить поголовье скота, весной 1942 года засеяли 195 гектаров кормовыми травами.
В госпитали, где выхаживали раненых солдат, поставляли парниковые зеленый лук, овощи. Со временем поселок прирастал, почти все жители трудились на ферме. Когда-то здесь кипела жизнь, вплоть до 90-х годов существовал сельскохозяйственный комплекс с животноводческими фермами, на которых производилось молоко. А в 2007-м поселок упразднили.
...Последняя пастораль - таким открылось нам это место. Разрушенные строения, пустые силосные ямы на фоне лугов с сочным разнотравьем и буйных зарослей крапивы на пепелищах. Смотришь, сердце щемит. А коровам здесь хорошо - чистый воздух, свежая трава. Пусть пасутся на здоровье.

Опубликовано: Мурманский вестник от 27.09.2017

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,511867,892772,079970,4646
Афиша недели
Конец света на любой вкус
Гороскоп на сегодня