25.05.2018 / Служу Отечеству!

Его знали на всех рубежах

В день, когда Мурманская область отметит свое 80-летие, погранслужба страны отпразднует еще более круглый юбилей - 100-летие со дня создания. Сегодня мы вспомним о тех, кто охранял рубежи Кольского края в самые трудные для него годы, а затем гнал с северной земли захватчиков.

Несколько лет назад в Москве у меня состоялась встреча с ветеранами 127-го легкого горнострелкового корпуса, который сыграл заметную роль в успешном проведении Петсамо-Киркенесской операции.

В разговоре я спросил фронтовиков, почему командир корпуса генерал-майор Георгий Андреевич Жуков не оставил своих мемуаров. Ответ обескуражил:

- Он работал над воспоминаниями. Но когда прочитал то, что уже было опубликовано, сказал: «Я участвовать в лакировании истории не буду! Писать надо правду об успехах и неудачах, о потерях и предателях. Не надо изображать егерей дураками и трусами, это унизительно», - и перестал ездить в архивы.

Георгий Жуков.

Это было в характере боевого офицера, пик службы которого пришелся на наш край.

Родился Георгий Андреевич в городе Сергаче под Нижним Новгородом в 1904 году. Там же впервые примерил военную форму. С 1926 года - в войсках ОГПУ, затем в пограничных подразделениях войск НКВД. В 1939-м участвовал в формировании 82-го пограничного отряда, который дислоцировался в Мурмашах.

Финская война. Командир сводного разведывательного отряда 104-й стрелковой дивизии Жуков принимает участие в боях на Печенгском направлении. Был замечен командованием и 14 декабря 1939 года получил приказ сформировать отдельный стрелковый полк войск НКВД, с которым воевал под Петрозаводском. Потом были бои на Ребольском направлении Карельского фронта.

В своей автобиографии Георгий Андреевич писал:

«По окончанию войны с белофиннами, т. е. в марте 1940 года, я назначаюсь начальником 101 погранотряда войск НКВД в гор. Куолоярви, которым командовал до 20 февраля 1942 года...

…Командуя 101 погранотрядом, я совершил двенадцать походов в глубокий тыл врага и успешно выполнял все задания командования...»

Скромно сказано. А на самом деле? Представьте себе: ноябрь 41-го, полнейшее бездорожье, ручьи, прихваченные легким льдом, схваченные морозцем болота, немецкие и финские заслоны. И, преодолевая все это, сохраняя скрытность, в тыл врага движется пограничный полк. Полк! Это не разведгруппа, это под тысячу солдат и офицеров при полной выкладке, с лошадьми и оленями, врачами и медсестрами. И эта масса достигает цели - аэродрома и лагеря советских военнопленных в районе Алакуртти. И не только достигает, а проводит успешную операцию. Таков был стиль его боевых действий.

В феврале 42-го Жукова назначили комендантом 23-го укрепрайона 14-й армии Карельского фронта, на полуострова Рыбачий и Средний. Это была до красноты разогретая сковородка, настоящая Малая земля. Снабжение только по морю. При этом горные егеря регулярно топили суда-снабженцы. Пухли от голода и люди, и лошади. Не хватало боеприпасов и лекарств.

Из воспоминаний ветерана-рыбачинца Сергея Ивановича Полозова:

- В той совершенно жуткой обстановке Жуков нашел выход: в каждом подразделении были созданы рыболовецкие бригады. На карбасах, оставшихся от проживавших там до войны поморов, финнов и норвежцев, солдаты выходили в море и ловили треску. Это «новшество» потом прижилось до окончания войны...

В июле 42-го оборону полуостровов передали Северному флоту. Укрепрайон преобразовали в Северный оборонительный район, который возглавил генерал-лейтенант Сергей Кабанов. Жуков стал его заместителем. Потом в своих мемуарах Кабанов очень тепло отозвался о своем заме, и, наверное, не без его благословения уже в октябре сорок второго того назначили на генеральскую должность - командиром 104-й стрелковой дивизии.

Георгий Андреевич вернулся на родное для себя Кандалакшское направление, где тылы фронта прикрывал 101-й пограничный полк. Командуя дивизией, он, один из немногих генералов, оставил свой след в топонимике Кольского полуострова - название «Жуковская дорога».

Краевед Александр Крячков в Кольской энциклопедии написал:

«Жуковская дорога. Название военной операции на Кандалакшском направлении (по имени автора идеи, командира 104-й дивизии Г. А. Жукова). Предполагала глубокий обходной маневр с целью нанесения главного удара по тылам противника. В период 5-7 сентября 1944 года 104-я стрелковая дивизия, пройдя по бездорожью 35 километров, нанесла удар, в результате упорных боев причинила значительный урон противнику...».

«Жуковская дорога» как памятник боевой славы до сих пор жива, в чем мы убедились с ребятами во время похода «Рубежи славы» в 2016 году. На привале краевед из Ковдора Евгений Зинченко рассказывал ребятам о том, как «жуковка» послужила людям и в 80-х, когда поднимались сенокосные угодья в районе поселка Кайралы. Молодежь с удивлением узнала о том, что фронтовая дорога позволяла сокращать путь от Ковдора до Алакуртти более чем на сто километров. 

В октябре 44-го Георгий Андреевич принял командование 127-м легким горнострелковым корпусом, который участвовал в боях за Луостари и Колосйоки (ныне поселок Никель). Именно его воины вылавливали фашистов с факелами, которые поджигали дома в горняцком поселении.

Войну он закончил в Чехословакии, в запас ушел в 59-м и еще успел отметить 30-летие Победы.

В Мурманской области есть пять рубежей славы, где должен побывать каждый, кто стремится воочию познакомиться с военной историей нашего края: Муста-Тунтури, реки Титовка, Западная Лица, Лотта и Верман. И на каждом из них оставил частицу своего сердца генерал Жуков.

Опубликовано: Мурманский вестник от 25.05.2018

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
63,787373,687178,454371,7865
Афиша недели
Да здравствует копипастинг?
Гороскоп на сегодня