Александр Андреевич Коваленко - один из лучших летчиков-истребителей ВВС Северного флота. В этом году ему исполнилось бы 110 лет.

Родился будущий ас 7 февраля 1909 года в Киеве в большой семье рабочего, где Саша был самым младшим. В 1919 году - пик гражданской войны на Украине - погибли родители, два старших брата, остальные пропали без вести. Саша с десяти лет беспризорничал, батрачил, чтоб не умереть с голоду. Позже знакомые отца пристроили подростка учеником стеклодува на стекольный завод. Овладев азами этой профессии, перешел работать на Киевский стекольный завод «Червона Рута». В конце 1932-го поступил в Качинскую военную школу пилотов им. А. Ф. Мясникова. Именно здесь впервые сошлись Коваленко и Сафонов.

Лучший и достойнейший

«Коваленко - лучший и достойнейший из боевых питомцев Сафонова» - так писала газета «Краснофлотец» в июне 1942 года, когда летчику присвоили звание Героя Советского Союза.

Александра Коваленко с Борисом Сафоновым связывало многое. Их крепкая дружба зародилась еще в 1933 году в Качинском летном училище, затем совместная служба в одном истребительном авиаполку в Белорусском ОВО. Затем в одной эскадрилье их направили к нам, на Крайний Север.

Оба - командиры звеньев, летали на бипланах И-15бис. Когда в начале 1941 года старший лейтенант Сафонов возглавил учебную группу для тренировки молодых летчиков на новых истребителях И-16, он взял с собой близких друзей - старших лейтенантов Александра Коваленко и Алексея Яковенко.

Во время первомайского воздушного парада над Мурманском в 1941 году Сафонов и Коваленко были ведомыми у замкомандира полка капитана Алексея Полковникова, который возглавлял вторую группу в составе трех звеньев И-15бис. Первую группу И-153 вел сам командир - Герой Советского Союза майор Георгий Губанов.

Накануне войны при формировании на базе тренировочной группы новой 4-й эскадрильи в составе 72-го САП под командованием Сафонова в эскадрилье остался Алексей Яковенко, а Александр Коваленко с повышением был назначен в 1-ю эскадрилью - заместителем командира. Но при первой же возможности Борис Сафонов добился перевода друга в свою эскадрилью. Это случилось 15 июля, когда с боевого задания не вернулся командир звена - старший лейтенант Геннадий Антипин. Уже в этот же день Александр Коваленко в сафоновской эскадрилье поднялся в воздух на задание вместе с молодым летчиком Владимиром Покровским.

Два дня спустя во время очередного налета вражеской авиации на аэродром Ваенга Александр Коваленко, находясь в кабине своего самолета, был ранен в руку. Лечение продлилось чуть больше трех недель. 10 августа, не до конца долечившись, он начал вылетать на задания. К этому времени его друг и командир Борис Сафонов уже сбил шесть вражеских самолетов, награжден орденом Красного Знамени, представлен к званию Героя Советского Союза. На личном счету Коваленко всего лишь 14 боевых вылетов без участия в воздушных боях.

Майоры Александр Коваленко и Борис Сафонов после награждения английским крестом «За летные боевые заслуги» «DFC - Disrtinguished Flyig Cross».

Но высокая профессиональная летная подготовка и большое желание сражаться вскоре позволили ему заявить о себе как о мастере воздушного боя. На четвертый день после возвращения в строй, 13 августа, Коваленко во главе шестерки И-16 проводит первый воздушный бой, а во втором, 15 августа, одерживает первую победу.

В этот день немцы массированно бомбили Мурманский морской порт. Посты наблюдения доложили о тридцати двухмоторных самолетах противника - «юнкерс» Ju-88 и «мессершмитт» Bf-110, которые с трех направлений подошли к городу.

На отражение налета в воздух поднялось от ВВС СФ 24 истребителя - МиГ-3, И-16 и И-153. Старший лейтенант Коваленко возглавлял семерку И-16, которые вместе с «чайками» вступили в бой с истребителями сопровождения двухмоторными Bf-110. По докладам летчиков, в общей сложности было сбито три «стодесятых» и один бомбардировщик. Один сбитый «мессершмитт» Bf-110 записан на личный счет командира «ишачков».

Активность авиации противника с каждым днем росла, но их летчики не горели желанием сражаться с нашими над Мурманском. 23 августа девятка И-16, ведомая командиром эскадрильи капитаном Сафоновым, перехватила и атаковала группу «юнкерсов» Ju-88, но бомбардировщики противника спикировали к земле и, используя складки местности, скрылись. Коваленко преследовал сразу три «юнкерса», но те, набрав высокую скорость при пикировании, ушли. В другой раз Коваленко пытался на встречных курсах атаковать «мессершмитт» Bf-109, но немецкий пилот поспешил скрыться в облаках.

Истребитель истребителей

С 3 по 15 сентября стали для Коваленко без преувеличения звездными. Если исключить из этого временного отрезка нелетные дни (5-8), то получится, что всего за восемь дней старший лейтенант лично сбил пять самолетов - 2 Ju-87, 2 Bf-109 и 1 Bf-110, и еще один Ju-88 в группе! При этом провел всего шесть воздушных боев. То есть в каждом бою сбивал по одной машине врага. Причем все сбитые, за исключением одного, были повержены при вылете в группе с Борисом Сафоновым. Тот, к слову сказать, за этот же период сбил «всего» четыре вражеских самолета.

Уже после третьего сбитого в начале сентября командование 72-го САП представило старшего лейтенанта Коваленко к ордену Красного Знамени, который был ему вручен 8 ноября 1941 года. Вторым орденом Красного Знамени Коваленко был награжден всего через месяц - 13 декабря.

«Говорить с Коваленко трудно и в то же время легко, - писал тогда в очерке «Истребитель истребителей» Константин Симонов. - Легко потому, что все, что он говорит, - точно, обдуманно, проверено. Он говорит медленно, так, словно каждый раз перед его глазами снова восстанавливается от начала до конца картина того воздушного боя, о котором он рассказывает. И если он что-то забыл, пусть даже мелочь, он делает паузу, он не продолжает до тех пор, пока не вспомнит и эту мелочь. Но с ним трудно говорить потому, что он слишком скупо рассказывает о самом себе. Нет, это не излишняя скромность, хотя этот человек по-настоящему скромен, и его командир называет гораздо большую цифру сбитых им самолетов, чем та, которую называет он сам. И все-таки дело не в скромности. В том, как рассказывает о своих воздушных боях Коваленко, есть больше, чем скромность, есть точка зрения, заставляющая его рассказывать именно так, а не иначе. Это отличительная черта советских летчиков, их тактическая доктрина воздушного боя. Для Коваленко не так важно количество самолетов, сбитых им самим, для него всегда важнее общий результат боя, результат боя всего водимого им в воздух звена.

- В нашей эскадрилье много молодых летчиков, и мы с первого дня заставили их понять, что значит выручка в бою, насколько важней общий результат боя, чем только твой личный, - говорит Коваленко».

Фрагмент газеты «Краснофлотец» от 17 июня 1942 г.

В это время пути Коваленко и Сафонова временно расходятся. В начале октября Сафонов возглавил вновь сформированный 78-й истребительный авиаполк, вооруженный английскими истребителями «харрикейн», а Александр Коваленко остался в 72-м САП и стал командиром сафоновской 4-й эскадрильи истребителей И-16. После реорганизации 72-го САП теперь она стала 1-й истребительной.

После очередной реорганизации ВВС СФ, когда Борис Сафонов в середине марта 1942 года возглавил 2-й гвардейский Краснознаменный авиаполк, Коваленко - командир 2-й его эскадрильи. Уже 24 марта он оправдал доверие командира - при отражении налета на Мурманск Коваленко заявляет об одном сбитом «мессершмитте» Bf-110. Это был его восьмой сбитый лично.

Примерно в эти дни командование флота по просьбе союзников представило четырех лучших североморских летчиков к боевому ордену Великобритании - кресту «За летные боевые заслуги» «DFC - Disrtinguished Flyig Cross», среди награжденных был и Александр Коваленко.

В течение месяца он сбивает еще несколько вражеских самолетов, 15 апреля одерживает одиннадцатую победу, после чего командир 2-го ГКАП гвардии подполковник Борис Сафонов подписывает на Александра Коваленко представление к званию Героя Советского Союза, в котором говорится: «В быту Коваленко скромный, общительный товарищ, любитель спеть украинскую песню, пошутить, поговорить с товарищами, со своими питомцами. В воздухе Коваленко другой - строгий, требовательный командир-летчик, боец, требующий безоговорочно выполнять его приказания. Заслуженно пользуется авторитетом среди всего летно-технического состава ВВС СФ, о нем говорят: «Это наш истребитель истребителей». К этому времени гвардии майор Александр Коваленко совершил 146 боевых вылетов, участвовал в 22 воздушных боях.

14 июня Указом Президиума Верховного Совета СССР Александру Коваленко присвоено звание Героя Советского Союза.

Ушел непобежденным

29 июня гвардии майор Коваленко во главе шестерки «киттихауков» вылетел на прикрытие своего базирования. После взлета и сбора над аэродромом наши летчики увидели разрывы зенитных снарядов над Мурманском - группа вражеских пикировщиков Ju-87 в сопровождении истребительного эскорта наносила удар по городу.

При подходе к Мурманску группу «киттихауков» атаковали «мессершмитты». Коваленко с близкой дистанции выпустил четыре очереди из шести крупнокалиберных пулеметов, после чего атакованный им «мессершмитт» Bf-109 перевернулся через крыло и, оставляя за собой дымный след, пошел к земле. Наблюдать за сбитым самолетом противника Коваленко не стал, так как на его самолете мотор начал сбоить, резко упала скорость. Ничего не оставалось делать, как идти на вынужденную посадку.

Предвоенный агитационный плакат.

К счастью, недалеко находился аэродром Челнопушка (Чалмпушка, нынешнее Росляково. - Прим. ред.), и Коваленко спланировал на его взлетную полосу и совершил посадку, не выпуская шасси. Самолет был поврежден, но летчик не пострадал. В эти летние дни 1942 года каждый истребитель был, образно говоря, на вес золота, так как в составе ВВС Северного флота вся импортная матчасть сплошняком начала выходить из строя. Во 2-м ГКАП в начале июля числилось двенадцать исправных «киттихауков». Всего через три недели осталось четыре боеспособных истребителя, причем во 2-й эскадрилье гвардии майора Коваленко лишь один. Поэтому до конца года боевые действия летчиков-гвардейцев крайне ограничены.

В середине октября 1942 года во 2-й ГКАП им. Сафонова поступила первая партия американских истребителей «аэрокобра» - 12 самолетов. В течение двух месяцев пилоты осваивали этот необычный для них истребитель - с передней стойкой шасси и с мотором за кабиной летчика. Александр Коваленко одним из первых североморцев отличился на новой машине. Правда, общий итог этого воздушного боя нельзя назвать успешным, так как наши потеряли сразу два истребителя, погиб опытный летчик - гвардии капитан Дмитрий Реутов.

Кроме того, наших обстреляли собственные зенитки, так как расчеты их орудий еще не привыкли к силуэту «аэрокобр». В результате был сбит гвардии капитан Владимир Покровский, которому пришлось выброситься с парашютом из горящего самолета после результативной атаки по вражескому истребителю Bf-109. Коваленко записал на счет один сбитый бомбардировщик Ju-87. Это была его 14-я и последняя воздушная победа.

Вскоре Коваленко направили в Ейское военно-морское авиационное училище имени Сталина на курсы повышения командного состава (на тот момент оно находилось в Моздоке). По окончании курсов он остался в училище инспектором-летчиком. В ноябре 1944-го Александр Коваленко вернулся на Северный флот, где по состоянию здоровья до апреля 1945 года служил в 3-м учебном авиаполку.

Застарелая рана ноги стала причиной увольнения. Он ушел в отставку в конце войны в звании подполковника инвалидом 2-й группы. К сожалению, автор не располагает точными сведениями о том, как складывалась послевоенная жизнь заслуженного ветерана ВВС Северного флота. Известно, что Александр Коваленко умер в Москве в возрасте 75 лет. Светлая память об этом легендарном североморском асе навсегда останется в сердцах благодарных мурманчан.