05.05.2017 / Служу Отечеству!

Они устояли - и мы живем

Подвигу пограничников на Лотте исполнилось 75 лет

Михаил Бабиков.

Верман, Западная Лица, хребет Муста-Тунтури... До боли всем знакомые названия, рубежи боевой славы земли Кольской. И как-то затерялась в этом строю тихая и спокойная река Лотта. Лоттинское, или Рестикентское, оперативное направление - так именовался этот маленький участок фронта в годы Великой Отечественной войны. Сегодня мало кто помнит, что в апрельских боях 1942-го пограничники, которые там воевали, сыграли важную роль в обороне Советского Заполярья.

Разведка доложила точно

29 марта 1942 года разведгруппа Михаила Иутина доложила начальнику штаба 82-го пограничного полка майору Хороничу о появлении подразделений немецких войск на сопредельной финской территории. Это не могло не насторожить командование, так как с началом боевых действий против полка воевал только спецбатальон финнов под командованием майора Титтола.

- Что-то затевается, - произнес офицер. - Знать бы что…

Майор не мог и подозревать о том, что командование немецких войск достоверно знало о подготовке наступления 14-й армии и Северного флота с позиций на Мурманском направлении. И что на секретном совещании в Рованиеми было решено упредить русских и ударить им под дых, по городу Кола.

Группа Иутина вновь ушла на финскую территорию. Разведчикам удалось добыть сведения о прибытии на Лотту 18-й роты 136-го горноегерского полка, отряда 6-й горноегерской дивизии в составе стрелковой роты, минометного и саперного взводов, 15-й роты 141-го егерского полка, двух лыжных рот и подразделений обслуживания 91-го резервного батальона. В общей сложности набиралось больше полка плюс артиллерия на оленьей тяге и 1100 финских солдат - всего около четырех тысяч хорошо обученных вояк.

Стало ясно - готовится крупномасштабное наступление. Пограничники могли противопоставить противнику в четыре-пять раз меньше сил и средств. В полку было всего 997 человек личного состава. Из них 44 находились на хозяйственной базе в Мурмашах, более 30 - в поселках Падун и Рестикент.

Полученная разведчиками информация была доложена военному комиссару охраны войскового тыла 14-й армии бригадному комиссару Хуртину. От него поступила радиограмма: «Укрепить резервами линейные заставы. Создать маневренные группы. На помощь отправлены две роты 181-го батальона. Изменение обстановки докладывать незамедлительно».

Командир полка Николаев прочитал депешу и за голову схватился:

- Пока эти роты дойдут до нас от Зимней Мотовки! Да и что такое две роты? Полк нужен.

На оперативном совещании в штабной землянке на высоте Ударная командование пришло к выводу, что в складывающейся ситуации важно определить направление главного удара и на нем сосредоточить основные силы. И создать несколько резервных групп, которые могли бы прийти на помощь той или иной заставе.

- Сейчас главное - разведка и еще раз разведка. Усилить визуальное наблюдение. Фиксировать все передвижения противника, дым от костров, подаваемые сигналы. Разведчикам прописаться на финской территории! - заключил подполковник.

В первых числах апреля с обеих сторон границы по замерзшей реке, а также слева и справа от нее происходило массированное передвижение людей и оленьих упряжек. На высоченных соснах сидели замаскировавшиеся наблюдатели. Лежали в снегу дозорные группы. По ночам саперы ставили минные поля и растяжки. Напряжение нарастало.

8 апреля в 0 часов 36 минут в расположение второй полевой заставы вернулась с финской территории группа Иутина. Михаил доложил в штаб:

- Противник выдвигается на исходные позиции. Наступление начнется через пять-шесть часов.

Халатина подвели секреты

Заставы тут же привели в боеготовность. Но первая - под командованием Ивана Халатина - сигнал не получила. Финские диверсанты уже перерезали телефонные провода.

Иван Халатин.

То, что было дальше, описано не раз. Именами героев тех событий названы улицы. Им поставлены памятники и обелиски. Не спорю, не имею права спорить, но хочу отдать должное и забытым. Тем, кто проявил не меньший героизм, но по мерилам того времени не подошел под идеологический стандарт. Во избежание пересудов прислушаемся к документам. Они написаны в те дни и буквально пахнут порохом.

Выписка из журнала боевых действий 82-го ПСП (пограничный стрелковый полк):

«...Полевая застава № 1.

…В 06.05. 8.04.42 г. личный состав заставы под командованием лейтенанта Халатина, приняв боевой порядок в районе заставы, вступил в бой с превосходящими по силе и вооружению силами противника.

Бой длился более двух часов, периодами доходивший до штыковых схваток…

Раненые кр-цы и командиры не оставляли поле боя, продолжали вести бой.

Станково-пулеметный расчет (красноармейцы Власенко и Бабиков), израсходовав все 12 заряженных лент к пулемету, не желая сдаваться в плен противнику, подорвали себя гранатой.

Трупы н-ка полевой заставы, пом. нач. разведки 1/82 ПСП лейтенанта Халатина и комвзвода лейтенанта Власенко (выше он ошибочно назван красноармейцем. - Авт.) противником изуродованы, на трупах бойцов и командиров погибших в бою имелись по два и более огнестрельных и штыковых ранений...

За время боя застава потеряла убитыми 35 человек, без вести пропавшими 4, ранеными 3...»

Архивный документ в полной мере не передает трагизм событий, произошедших на высоте Круглая, где вела смертный бой застава Халатина. Как ни печально об этом говорить, но к трагедии привели и мелкие просчеты оборонявшихся.

Первое - подвели два секрета (в каждом было по пять человек). Они погибли, не выполнив главного, - не предупредив товарищей. Наверно, недостаточно бдительны были и те, кто нес дозорную службу непосредственно на высоте, если не заметили окружение заставы, не среагировали на неожиданную потерю телефонной связи. Ну а дальше - дальше проявления мужества и героизма. Это действительно было в полной мере. И потери были несколько иными, чем зафиксировали политруки. Погибли 48 солдат и офицеров. Один красноармеец - Лукьянов - попал в плен и после войны вернулся домой.

Не менее красноречиво о том бое вспоминали финские офицеры:

«Гауптман Стампфер сообщил, что на высоте было 40 ДЗОТов. Некоторой части русских удалось выйти из окружения и уйти в южном направлении, остальные пали на своих позициях. Неприятель потерял 86 человек павшими. Свои потери - около 60 погибло и 60 ранено. Захвачены трофеи: три пулемета, два миномета, 20 скорострельных и более 68 обычных винтовок. Позже Стампфер уточнил: немцы потеряли убитыми 40 человек, ранеными 28...»

Защитники Круглой защищались умело и отчаянно.

Погревшись у кострищ от горящих пограничных землянок, атаковавший высоту немецкий батальон встал на лыжи и пошел в сторону Колы. У реки Аннама (114-й километр дороги Кола - Лотта) горные егеря остановились, ожидая подхода основных сил. Не дождались. Другие заставы не дали наступающим возможности пройти дальше.

Вторая полевая застава встретила врага на льду реки Лотта. В неравном бою вынуждена была оставить остров Еловый. Отошла в район нынешнего острова Партизанский и зацепилась за эту землю мертвой хваткой. Ни шагу назад. Памятником их подвигу сегодня являются сосны и ели в юго-западной оконечности острова - они напичканы осколками немецких мин и снарядов.

Кровоточат янтарной смолой былые раны.

Кому бессмертье, а кому бесславие

Вернемся к документам:

«Выступившая с заставы № 4 на поддержку полевой заставы № 5 группа с. лейтенанта Грицаева в количестве 13 человек в пути полностью погибла...

Выступившая с 5-й заставы группа поддержки в составе 7 человек под командованием мл. л-та Волкова в бою с противником полностью погибла...»

Однако сохранились сведения и о поступках совсем иного рода. В том же документе говорится, что 9 апреля в 9.20 на помощь 3-й заставе выступил отряд в количестве 60 человек под командованием капитана Тарасова. Задача была поставлена так: во что бы то ни стало соединиться с заставой, которая вела бой в окружении, и удерживать район обороны. Но…

«Не дойдя 2 км. района 1486 Тарасов услышал бой на полевой заставе № 3, в бой с противником не вступил и, не выполнив боевой задачи, в 19.05 12.04.42 г. возвратился в полном составе на КП полка, - гласят скупые строки. - Тарасов за невыполнения боевой задачи, проявленную трусость решением начальника ПВ НКВД МО от должности отстранен, арестован и предан суду ВТ». «ВТ», как нетрудно догадаться, - это военный трибунал…

Когда герои - вся застава

Но где же главный стержень тех боев? Чего ждали егеря у реки Аннома? Какого сообщения?

В те дни, 75 лет назад, ключи от участка фронта на Лоттинском направлении находились в руках старшего лейтенанта Полякова - начальника 3-й полевой заставы и его бойцов. Воздадим же должное забытым героям.

«В 6-15 8.04.1942 года была прервана телефонная связь с заставой. Застава была поднята по боевой тревоге и заняла оборону. Личный состав встретил врага всей силой своего оружия. Бой длился с 6-15 8.04.42 г. до 21-00 11.4.42 г.

Старший красноармеец Калашников в начавшейся перестрелке уничтожил 4 фашистов. Под напором превосходящей группы автоматчиков противника боевое охранение в количестве 2 человек вынуждено было отойти. При отходе был убит красноармеец Кузьмин...

Ручной пулеметчик Назаров Павел Ананьевич, призыва 1940 года, при отражении трех атак противника огнем своего пулемета уничтожил 7 фашистов, будучи раненым остался на участке обороны...

Ручной пулеметчик Колесников Петр Петрович, 1938 года призыва, кандидат в члены ВКПб, при отражении атаки уничтожил более 15 фашистов, и только тяжелое ранение заставило Колесникова уйти на санитарный пункт...

Минометный расчет сержанта Николаева в составе красноармейцев Калашникова и Шевелева, умело используя местность, были неуловимы со своим минометом, хотя за ними охотились 2 крупнокалиберных миномета...

Старший лейтенант Пешко Федор Сергеевич, руководя участком обороны из 5 человек, отбивал в течение 4 дней яростные атаки фашистов. В критический момент боя, когда пуля крупнокалиберного пулемета пробила кожух станкового пулемета и погнула ствол, тов. Пешко, будучи ранен осколками мин, лично сменил ствол пулемета, заделал пробоину кожуха мылом и паклей и этим самым привел в действие пулемет, который безотказно работал весь период боя. На участке обороны тов. Пешко гитлеровцы потеряли убитыми и ранеными до 90 человек».

В документе около 40 имен - героизм проявили весь личный состав заставы и те, кто сумел пробиться им на помощь.

Снеговики спасают жизни

Интересна оценка деятельности начальника заставы. Вновь обратимся к документам:

«Старший лейтенант Поляков Андрей Ильич, кандидат ВКП(б), командир роты (с реорганизацией погранотряда в погранполк линейные заставы стали ротами. - Авт.). Правильно организовал оборону, умело расставил силы и огневые средства, что дало возможность держать оборону заставы в течение четырех суток против батальона фашистов, вооруженных крупнокалиберными минометами и артиллерией. Своим личным примером тов. Поляков воодушевлял бойцов на подвиги, вносил в них дух бодрости и уверенности в победе над врагом, в результате чего, даже имея явное превосходство в численном составе и вооружении, противник не смог сломить упорство обороны роты Полякова.

Тов. Поляков учил личным примером, как нужно уничтожать фашистов. Лично уничтожил 11 гитлеровцев. Благодаря умелому руководству тов. Полякова рота понесла минимальные потери, несмотря на то, что в районе обороны заставы (100 х 150 метров) гитлеровцы выпустили 1850 крупнокалиберных мин и снарядов. В бою противник потерял убитыми и ранеными свыше 240 человек...»

Так и ждешь, что далее в отношении Полякова будет сказано: «Достоин присвоения звания...» Но нет.

Список награжденных: Халатину, Бабикову - ордена Ленина. Тем, кем командовал Поляков, старшим политрукам и лейтенантам - ордена Красного Знамени и Красной Звезды. Полякова в списках нет. Почему?

Да потому, что не всем понравилась его жесткая позиция: «На погранзаставе командую я, ее начальник, и все, независимо от званий и положений, должны мне подчиняться». Не понравилось вышестоящим начальникам то, что он заставил их вместе с солдатами строить снеговиков. Потом эти снежные изваяния были «одеты» в лохмотья и приняли на себя львиную долю мин и снарядов. Спасли десятки жизней.

В начальный период боя 3-ю полевую заставу атаковала усиленная 2-я рота финского спецбатальона. Вот как описывают это участники атаки.

«2-я рота выстроилась за один километр до линии обороны и двинулась на построенные русскими оборонительные сооружения. Бой начался в 5.30, когда вторая рота находилась в 250 метрах от ДЗОТов, но застряла на месте. Она продвинулась еще на сто метров под убийственным огнем... Появились потери. Калле Пяскюля был ранен первым. Потом командир роты лейтенант Кауко Айнела был тяжело ранен и умер от ран...»

3-я застава сражается в полном окружении третьи сутки. Один из лучших немецких генералов Шернер сидел в хорошо натопленной избе в районе нынешнего 147-го километра дороги Кола - Лотта. И ждал вестей. 9 апреля потеплело. Лыжи егерей и финских солдат скользили плохо, да и торопиться было некуда. Путь перекрыли пограничники.

10 апреля в 7.00 Шернеру доложили о боях в районе 3-й заставы:

«В русском гарнизоне 160-200 бойцов, 35 огневых точек, 4 крупнокалиберных пулемета, 15 скорострельных винтовок, одна треть автоматов. Потери русских 35 бойцов. Потери атакующих: вермахт - 26 погибших, 63 раненых. 2-я финская рота - четверо погибших и семь раненых...»

Наверно, самой точной в этом докладе была информация противника о собственных потерях. На самом деле в распоряжении Полякова было 84 бойца. За время боев 8-12 апреля застава потеряла погибшими 13, ранеными 39 человек.

Интересно описание трофеев неприступной заставы:

«В боях у заставы противник оставил на поле боя: автоматов системы «шмайсер» - 7, разных пистолетов - 8, коробок из-под магазинов РП - 12, лыж 42 пары, пулеметных лент 47, толу 12 кг., ракетниц - 2, ракет - 20, ...фотоаппаратов - 2, биноклей - 1, часов карманных - 4, денежных знаков: бумажных финских марок 4370, германских марок 448, германских пфеннигов 504, норвежских 192…» Похоже, атакующие как-то заторопились домой.

11 апреля 1942 года. Батальон горных егерей, так и не дождавшись подкрепления у реки Аннама, несолоно хлебавши вернулся на финскую территорию. Огибая высоту Круглая со стороны озера Чеурез, австрийцы прошли через полосу дыма - то догорали постройки первой полевой заставы. Через сутки по правому берегу реки Лотта по своей старой лыжне уходили восвояси роты, атаковавшие 3-ю полевую заставу.

Некоторые подробности мне рассказал участник того боя Даниил Андреевич Коровкин, живший после войны в поселке Верхнетуломском.

…Исхудавший, с красными от бессонницы глазами старший лейтенант Поляков построил свой гарнизон. Встал на колени:

- Спасибо, родные, спасибо... - и вдруг зарыдал. Взахлеб, не таясь. Ладонями загребал почерневший от копоти снег, кидал его себе в лицо: - Спа-си-бо… Мы устояли.

 

В минувшем году наконец-то был исполнен один из наказов ветеранов-пограничников: на высоте Круглая, где совершили подвиг бойцы 1-й полевой заставы Ивана Халатина благодаря некоммерческому фонду «Щит» и ребятам из детского дома № 5 установлен памятный знак с именами погибших.

А место подвига 3-й полевой заставы Андрея Полякова поисковики ищут уже на протяжении нескольких лет. Где-то на правобережье реки Лотта затерялись могилы погибших героев. Не хватает поисковикам средств, не хватает, видимо, и везения. Но они продолжают работать. Ведь пока не нашли, пока на обустроили, как положено, наш, потомков, общий долг перед павшими не исполнен.

Опубликовано: Мурманский вестник от 05.05.2017

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,723875,569280,000773,2707
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня