23.07.2008 / Служу Отечеству!

Покоряя лопастями небо

Фото: Василевский Валерий
Есть у вертолетчиков такая привилегия - с неба рассматривать землю.

По взлетной площадке военного аэродрома в Североморске стелется туманная дымка. Низкие серые облака готовы в любую минуту пролиться холодным дождем. В такую погоду полеты любой авиационной техники запрещены. И все же вертолетчики нет-нет да и посматривают в небо. А вдруг просветлеет?! Может, разрешат полеты?

- Кажется, распогоживается, - кинув опытный взгляд на единственный пробившийся сквозь плотные облака луч солнца, говорит командир отряда вертолетной эскадрильи подполковник Александр Слесарев. - Значит, полетим сегодня на Лумбовку.

Мне, далекой не только от морской, но и в целом от авиации, совершенно не понятно, как можно вот так, без всяких данных метеорологов, определить погоду. И все же подполковник оказался прав. Проходит минут тридцать, и облака редеют. И туман исчез, словно его вспугнули взревевшие винты вертолетов.

Зато местные собаки на шум моторов не обращают никакого внимания. Лежат прямо на взлетной полосе! Мощный поток от работающих лопастей меня чуть с ног не сбивает, а им хоть бы хны. Даже морды не поднимут, продолжают лежать в ленивой дремоте. Кажется, что псинам вихри доставляют особое удовольствие, эдакий воздушный массаж.

- Они уже ко всему привыкшие, - с улыбкой объясняет и. о. командира вертолетного полка подполковник Сергей Мироненко. - Собаки не сторожевые, «дворянской» породы. Приблудились, а мы их подкармливаем. Собака ведь друг человека, верно?

Зато к птицам у вертолетчиков отношение совершенно противоположное. Раньше на аэродроме даже пугало стояло от ворон, которых возле аэродрома кружит много. Вот только приспособление это выставляли не из-за суеверия, мол, эти пернатые беду накаркают.

- Есть такие понятия: сложная и несложная орнитологическая обстановка. На гражданских аэродромах стоят отпугиватели птиц. К сожалению, таких приборов на нашем аэродроме не предусмотрено, - объясняет подполковник Слесарев.

Со дня на день он ожидает назначения на должность начальника службы безопасности полетов. Так что с особым вниманием следит за всем, что связано с полетами и состоянием аэродрома.

- Птицы опасны для любой авиации - что вертолетам, что самолетам, - продолжает Александр Викторович. - Птах засасывает в турбины или двигатели, а это чревато падением. Потому полеты на побережье, где гнездовья чаек, гагар, а также возле идущих кораблей в море, у которых по корме бывает большое скопление птиц, особенно сложны. Помню, у нас в училище был предмет «Основы безопасности полетов». Преподаватели показывали фильмы об опытах над птицами. По кабине истребителя, на котором установлено бронированное стекло, выстреливали из пушки мертвых куриц со скоростью, близкой к скорости самолета. Так вот, стекло вдребезги разбивалось. Да и маленькие птицы, те же воробьи, могут повредить и лайнер, и вертолет.

И все же, несмотря на опасности и трудности, вертолетчики стремятся в небо. Большинство задач приходится выполнять в полетах над морем, ведь служат они в первом в истории Военно-морского флота страны 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.

Многие из нынешних пилотов части свою службу начинали на Балтике. Вот и подполковник Слесарев свой первый самостоятельный полет совершил с аэродрома вертолетного полка Балтийского флота. Однако за все время той службы ни разу не посадил вертолет на корабль. Такая возможность появилась у него только на Севере.

Дело в том, что в 1987 году при посадке вертолета на эсминец на Балтике произошла катастрофа и был введен запрет на такие полеты. Кораблей других проектов на Балтфлоте нет, а потому по сей день полеты совершаются там только с аэродрома.

Кстати, тот аэродром долгое время для будущего вертолетчика Слесарева являлся большой игровой площадкой. Его отец, Виктор Михайлович, был техником и частенько брал сына на службу.

- Мы постоянно жили в военных авиационных гарнизонах, - вспоминает Александр Слесарев. - Вначале на Сахалине, потом на Камчатке. А когда мне было лет пять, отца перевели в вертолетный полк Балтийского флота. Здесь мы с ним часто вместе летали на Ка-25, Ми-14, Ми-8.

Первый полет с отцом Александр Слесарев запомнил на всю жизнь. Тот взлет на Ка-25 не может для него сравниться даже с первым полетом, который вертолетчик совершил еще будучи курсантом Сызранского высшего военно-авиационного училища.

- Во время учебного вылета я просто ничего не понял, - со смехом говорит Александр Викторович. - Пилотировал тогда инструктор, мне необходимо было наблюдать за его действиями и знакомиться с техникой. Инструктор пару разворотов сделал, и я… заблудился. Не знал, где нахожусь и что надо делать. А с отцом! Тогда все по-другому было. Помню тот полет, как будто это вчера произошло. На Балтике, чтобы вы понимали, одни равнины. И когда отец стал делать разворот, я увидел в переднем окне гору! Смотрю на нее и пытаюсь вспомнить - откуда здесь такая возвышенность появилась? С чего это вдруг земля поднялась? Малой еще был. Не понимал, что когда вертолет в крен входит, то земля словно на дыбы становится…

Слушать подполковника одно удовольствие. И не потому, что он хороший рассказчик. Его истории - реальная жизнь, в которой уже свыше тысячи часов налета за почти 20 лет службы на флоте. Много чего повидал, все случалось - и трагичное, и веселое, и плановые полеты, и дальние боевые походы.

- С походов у меня осталось много фотографий и видео, - говорит Александр Слесарев. - Иногда их смотрим с семьей, я комментирую.

Супругу Ирину, естественно, больше всего волнует, насколько безопасны были операции, в которых участвовал ее муж. Зато сыновей Алексея и Антона интересует все, что связано с военной техникой.

- Хотя в принципе, - продолжает вертолетчик, - все походы практически идентичные. По времени проведения только разные. Правда, в походе 1996 года, тогда также ходили в Средиземку, мы выходили на берег. Побывали в Сирии и на Мальте. А во время последнего, из которого вернулись в феврале, постоянно находились на «Кузнецове».

- Сложно совершать посадку на палубу?

- Большие противолодочные корабли типа «Североморск», «Левченко» мы называем маленькими. У них площадка для посадки вертолета незначительная. Потому есть ограничения по полетам на такие корабли. Но не по баллам волнения на море, а по качке. Причем сейчас требования по безопасности значительно более жесткие, чем в советские времена. А «Кузнецов» - это плавучий аэродром. Но и здесь тоже есть свои сложности. Он длинный, и амплитуда колебаний у него очень большая. Бывает - садишься на палубу, а догнать ее не можешь. Она вниз уходит, а потом сразу вверх идет. Порой столкновение ощутимое, не совсем приятное.

Впрочем, главная корабельная база вертолетного полка находится все же на ТАВКР «Адмирал Кузнецов». Во время дальних боевых походов на его борту присутствует целая эскадрилья.

- Большинство опытных вертолетчиков со службы сейчас не увольняются, - продолжает рассказ подполковник Сергей Мироненко. - Если позволяет здоровье, они остаются и ведут инструкторскую работу. Обучают молодых летчиков. В этом году к нам направят из училища одного вертолетчика. А так в год обычно приходят по два выпускника.

Вот только подготовка курсантов в летных училищах стала значительно хуже. В отличие от советских времен количество учебных вылетов сократилось. Да и техника устаревает. Вот и приходится их доучивать уже в полку.

Впрочем, теорию здесь преподают на реальных примерах, на подвигах, а по-другому и не назвать вылеты вертолетчиков, которые совершаются ради спасения экипажей с аварийных подводных лодок, рыболовецких судов. Кстати, впервые вертолет Ка-25 использовали в спасательном варианте еще в 1972 году. Во время учений в Атлантике шесть экипажей вертолетного полка Северного флота участвовали в оказании помощи аварийной субмарине.

Через десять лет вновь наши вертолетчики провели уникальную операцию. Экипаж под командованием подполковника Чеберяченко (опытный летчик, на счету которого свыше 2500 посадок на корабли одиночного и группового базирования) с вертолета передал подводникам тонкий конец-проводник, и в итоге аварийная АПЛ была отбуксирована в базу.

В 1984 году, рискуя жизнью, так как у вертолета была обнаружена неисправность - лопнули фитинги задних узлов крепления редуктора, да еще ко всем бедам добавился семибалльный шторм, авиагруппа под командованием майора Фирова совершила пять вылетов! Было спасено 28 человек с терпящей бедствие подводной лодки. За ту операцию майор Фиров был награжден орденом Красной Звезды.

А месяц назад орденом Мужества был награжден командир отряда вертолетной эскадрильи подполковник Александр Слесарев. Правда, наиболее значимой для себя наградой он считает все же медаль Нестерова, которую ему вручили за участие в боевой службе в 1996 году. Тогда авиагруппа вертолетного полка в составе 11 вертолетов Ка-27пл, Ка-27пс и Ка-29 под командованием подполковника Николая Куклева успешно выполнила задачи дальнего морского похода в Средиземном море на флагмане Российского флота ТАВКР «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов». Впервые были проведены совместно с вертолетчиками 6-го флота США международные учения по спасению терпящих бедствие. Наши авиаторы, среди которых был и экипаж подполковника Сергея Мироненко (ныне исполняющего обязанности командира полка), совершили 33 посадки на корабли ВМС США и Великобритании. Кстати, также впервые вертолетчики Северного флота произвели полеты на вертолете ВМС США «Си-Хок».

Но о своих подвигах вертолетчики говорить не любят. Даже смущаются, когда их спрашиваешь о том или ином случае. Ведь для них это обычная служба. Как и спасение гражданских лиц. И хотя это прерогатива структур МЧС, судьба порой преподносит такие сюрпризы, что не захочешь, а полетишь. Вот и

4 января 2005 года экипажу Слесарева пришлось отправиться в Гремиху для спасения сразу двух жизней. У местной жительницы во время родов произошли осложнения. Ее необходимо было срочно доставить в областной центр. Только здесь женщина и ее еще неродившийся малыш могли получить квалифицированную медицинскую помощь.

- Погодные условия были плохие. Гражданским летчикам полеты запрещали - у них маячков на вертолете нет, - вспоминает Александр Викторович. - А мы - военные. Нам приказали - мы полетели…

И вот так во всем. Есть приказ - есть полет. А медали? Так не ради их они служат. Летчиков тянет в небо. Это их стихия. Как сказал летчик-испытатель Юрий Гарнаев: «Небо для нас - не арена, а жизнь».

Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота. Заправились - и снова в полет.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота. Заправились - и снова в полет.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота. Заправились - и снова в полет.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота. Заправились - и снова в полет.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота. Заправились - и снова в полет.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота. Александр Слесарев.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота. Александр Слесарев.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
Сергей Мироненко после очередного полета.
Фото: Василевский Валерий
Ка-25 заходит на посадку на палубу авианосца «Кузнецов».
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота. Заправились - и снова в полет.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Фото: Абрамова Татьяна
В 830-м отдельном корабельном противолодочном вертолетном полку морской авиации Северного флота.
Татьяна Абрамова

Опубликовано: Мурманский вестник от 23.07.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,875776,184879,000772,9161
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня