08.11.2008 / Служу Отечеству!

Нет у следователя тайн - есть стремление понять

Начальник следственной части следственного управления УВД Мурманской области, подполковник юстиции Василий Ананьев

Встретив его на улице, вы вряд ли догадаетесь, где он работает. Мягкие черты лица, добрый взгляд за стеклами очков, интеллигентная улыбка… Но он не врачи не учитель, а начальник следственной части следственного управления УВД области. Подполковник юстиции.

Хотя, между прочим, Василий Ананьев мог бы стать и учителем. Но судьба распорядилась иначе.

Окончив в 1993 году физико-математический факультет Мурманского пединститута, а следом и курсы бухгалтеров, он готовился либо работать в финансовой сфере, либо преподавать в школе. Но криминальная обстановка в стране становилась все напряженнее, и как-то сама собой у молодого человека возникла мысль: а может, он окажется полезен в другой сфере? Были и размышления, и советы друзей - и однажды Ананьев, набравшись духу, пришел в Первомайский РОВД. Показал свои документы, сказал, что хотел бы попробовать себя на службе в милиции.

- Дипломированные экономисты нам нужны, - ответили ему. - Пойдете стажироваться в следственное отделение, будете помогать раскрывать экономические преступления…

В те годы следственный отдел Первомайского РОВД возглавлял Георгий Гулевский. Ныне он - заместитель председателя Первомайского районного суда. Я спросила его, как он решился взять на должность следователя человека, по сути, без юридического образования? «Он проработал немного времени, и я увидел, что это очень талантливый и трудолюбивый сотрудник, - был ответ. - Все схватывал буквально на лету. И с удовольствием учился у старших».

- Начальник следствия, - вспоминает Василий Ананьев, - очень много внимания уделял нам, молодым. Да и не только он. Всегда помогали работавшие тогда в отделе Наталья Лавренова, Ирина Грошенко и Светлана Перминова - сейчас они все стали судьями. Вообще, коллектив был крепкий, бездельников не водилось.

И все же Ананьев понимал, что для такой работы педвузовского диплома маловато. И вскоре поступил на факультет юриспруденции Московского гуманитарного экономического института - на заочное отделение.

- Василий Сергеевич, какие из первых дел вам более всего запомнились? - спрашиваю подполковника.

- В первые месяцы службы мне давали простые дела, чаще всего о кражах: подсчитать ущерб, нанесенный потерпевшим, составить список похищенного. Ну и конечно, выезжал на места происшествия, вел допросы.

- Удавалось ли наладить контакт с подозреваемым?

- Это, я считаю, очень важный момент в работе следователя. Главное - не считать сидящего перед тобой человека каким-то врагом, а тем более - ущербным, не думать, что он ниже тебя. Да, он нарушил закон. Так надо постараться понять, почему, - и спокойно во всем разобраться. У него не должно появиться ощущения, что его непременно хотят засадить, дать срок. Сумеем понять друг друга, будет у него желание рассказать, что совершил, - хорошо. Если не захочет - давить нельзя, надо изучать доказательства. И еще: никогда не следует проявлять неприязни к подследственному, кем бы он ни был.

- Мне ваши коллеги сказали, что вы обладаете какой-то тайной подхода к людям.

- Да что вы! Никакой тайны нет, просто не забывать, что перед тобой человек, хотя и оступившийся. Правда, были два-три нарушителя закона… Они отсидели уже не один срок и просто не терпели сотрудников милиции. Никак не шли на контакт. Приходилось спокойно разбираться в добытых доказательствах, показывать этим людям результаты экспертиз и другие документы. Кстати, многое зависит от того, как поработала следственно-оперативная группа.

Конечно, если я видел, что человека привлекают к ответственности, не имея достаточных оснований, а бывает и такое, немедленно прекращал дело и отпускал подозреваемого. Но в те годы в Первомайском округе было большое количество краж, грабежей и разбоев, которые совершали устойчивые воровские группировки. Иногда в день случалось до десятка квартирных краж, опера едва успевали выезжать на очередное место происшествия. И следователям приходилось работать практически круглосуточно, потому что воров привозили и днем, и ночью.

- Это были устойчивые, серьезные преступные группы?

- Да, практически профессиональные - они состояли из людей ранее судимых. Четкая организация, жесткое распределение ролей. Сначала одни вместе с лидером выбирали дом, где предстояло «обнести» квартиры, определяли пути отхода после кражи. Затем, через день-два, другие шли по этажам и «прозванивали» квартиры, выясняя, где нет хозяев. Обычно это происходило днем в рабочее время. Еще один стоял «на шухере», другой ждал в автомобиле. Если квартиру вскрывали - а в то время двери чаще всего были деревянными, со слабыми замками, - то выносили ценные вещи, погружали в машину и скрывались.

- Да и домофонов тогда почти не было. Подъезды стояли нараспашку…

- Совершенно верно. И вот на оперативников сваливалась очередная кража. Хорошо, если кто-то из соседей замечал, что стояла неподалеку какая-то машина, ее цвет и марку… А уж если кто-то слышал, как тащили по лестнице что-то тяжелое, да в глазок глянул, - это была большая удача. Тем не менее работавшие в нашем отделе, да и в других округах города, опера были настоящими сыщиками и раскрывали одну кражу за другой, подчас по горячим следам. Вещи обнаруживались тогда, когда преступники пытались их реализовать. В Мурманске задерживали в год по 10-12 группировок. Хорошо почистили город.

А однажды произошел довольно занятный случай. Я расследовал дело о хищении денежных средств. Подозреваемая - директор крупного магазина. Она сдавала в аренду нескольким частникам свободные площади. Деньги же далеко не все перечисляла в госбюджет - большую часть складывала себе в карман. Расследование подошло к концу, и она должна по закону прочитать дело. Но женщина наотрез отказалась. Как быть? Тогда я - кстати, при адвокате - начинаю ей читать вслух все тома от корки до корки. Так затыкает уши и не хочет слушать! Такого еще в моей практике не было… Так выражала свой протест против обвинения. Я сначала растерялся немного, но продолжал читать. Конечно, она практически все слышала. В итоге дело ушло в суд.

Прошло несколько лет, и Ананьева как перспективного следователя перевели в УВД, в следственное управление. Он стал заниматься более сложными делами.

- А вам приходилось самому задерживать преступников? В криминальных телесериалах следователи подчас выезжают на задержания вместе с операми.

- Вообще, это не наша работа, мы лишь фиксируем действия преступников, допрашиваем их. Но разок пришлось. В тот день «скорая» привезла в больницу мужчину в тяжелом состоянии: ребра сломаны, легкие чем-то проколоты - разговаривать с ним было невозможно. С оперативником Денисом Рипаковым мы срочно выехали на место происшествия - во двор в районе Ледового озера. Стали опрашивать очевидцев. Они знали преступника и указали, где тот живет. Поднимаемся на девятый этаж. На звонок открывает женщина, Денис показывает свое удостоверение. В это время, оттолкнув хозяйку и его, из квартиры выскакивает парень - и вниз по лестнице. Ну а я - за ним. Спортивная подготовка неплохая - много лет занимался баскетболом, и между вторым и первым этажом его достаю. Вырваться он уже не смог.

В те годы возбуждалось немало уголовных дел о мошенничестве. Однажды в поле зрения оперативников попали парень и девушка, которые представлялись руководителями фирмы, вербующей граждан для работы за границей. Естественно, за услуги брали деньги, и немалые. Снимали под офис квартиру на улице Зеленой в Мурманске, куда и приходили желающие отбыть за рубеж. Набралось их около полусотни. Отдав деньги, они долго ждали приглашений, но так и не дождались. Мошенники, собрав более полутора миллионов рублей, исчезли. Но один из потерпевших обратился в милицию. Мы начали работать, вызывать граждан, выяснили всю картину преступления. Оперативники задержали фигурантов, хотя это было нелегко.

Ананьев проработал в следственном управлении УВД более двух лет, набрался опыта. И его направили в самое «горячее» подразделение - УБОП. Назначили сначала заместителем, а потом и начальником отдела по расследованию дел о бандитизме и оргпреступности. Тогда это управление было одной из наиболее эффективных структур УВД. В коллектив, который возглавляли Владимир Гавриленко и Валентин Семенушкин, были собраны, как говорится, опера от бога. Они держали под контролем «авторитетов» и организованные преступные группы области, а таких в те годы хватало. Одни машинами тащили с «Североникеля» отходы никеля и сам металл. Другие похищали топливо, рыбу.

Бандиты воевали друг с другом и убивали конкурентов. И вот в такое время пришел в УБОП Василий Ананьев. Пришел «под крыло» опытного Василия Комарницкого, начальника следственного отдела этого управления.

- И как там вам работалось?

- Очень интересно. Для меня эти годы самые-самые памятные и, если так можно сказать, счастливые. Потому что чувствовал эффективную отдачу от своей работы. Коллектив УБОПа был не просто профессиональным, это были энтузиасты своего дела. Доставали подозреваемых, даже если те скрывались в бывших союзных республиках. Работали там порой неделями, благо связи между нашими и тамошними операми были еще крепкими, задерживали разыскиваемых и привозили самолетом в наручниках… Потом уже мы, следователи, работали с фигурантами. В те годы были разоблачены и задержаны многие бандитские формирования: группа Тарасюка, а также ОПГ из Кировска, Апатитов и других городов.

- Да и сами преступники постоянно стреляли друг в друга. Наша газета в статье «Воровская война за никель» приводила даже список погибших в разборках «авторитетов» с краткой криминальной биографией каждого. Публиковали мы и другие материалы об убийствах лидеров ОПГ.

- Тогда активизировались ранее судимые - предлагали свои «крыши», вымогали у предпринимателей деньги. Если человек отказывался, повреждали его имущество, а самого вывозили в лес и избивали. Сначала многие предприниматели боялись обращаться в милицию, но когда нависала реальная угроза, приходили к нам. Оперативники и следователи тут же начинали действовать, подключали технику: видео- и аудио-, вели наружное наблюдение. Собирались ежедневно и советовались, когда вызывать СОБР. Он в те годы был в составе УБОПа, что очень хорошо сказывалось на эффективности работы. Задержание проходило быстро. Сразу же - обыски, иногда по пять-шесть в день. И задержанных было немало.

- Да, помню: если приходилось заходить в УБОП, чтобы взять интервью, видела такую картину: вдоль всего коридора лицом к стенам стоят задержанные, порой по десять-двенадцать человек.

- Потом следователи их разбирали по кабинетам и начинали допросы. Работа была трудная. Но я чувствовал себя на своем месте, ощущал отдачу от своего труда. Немало задерживали и наркодельцов. Очень эффективно работал отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, который возглавлял Сергей Васютин, его сотрудники в тот период прекратили деятельность десятков наркодельцов. Выявили группу Керимова и еще одну, курьер которой, женщина, привозила из Питера огромные - до килограмма - партии героина. Ее и лидера оперативники взяли прямо на вокзале.

А вот еще был случай - просто уникальный, - говорит Василий Ананьев. - Слушалось в суде дело о бандитизме. Обвиняемые в ходе следствия признали свою вину и все рассказали, как было. А в суде вдруг выступили и заявили, что их загипнотизировал следователь. Адвокатов тоже… Поэтому, дескать, они дали признательные показания. Конечно, суд не поверил. А в зале люди смеялись.

В УБОПе Василий Ананьев прошел хорошую школу не только как следователь, но и как организатор действий следственно-оперативной группы. И в 2004 году его вернули в следственное управление УВД, которое возглавляет Андрей Петрухин, назначив начальником следственной части. Сейчас он курирует пять отделов - следствия в сфере экономики, в сфере налоговых преступлений, в УБОПе и другие.

- Конечно, здесь работают наиболее опытные сотрудники, - говорит подполковник. - Это Елена Зайцева, начальник одного из отделов, ее заместитель Татьяна Калугина, старший следователь Людмила Ефремовская. Немало и молодых, но способных - Алексей Беляев, Владимир Белошеев, Андрей Елисеев и другие. Мы ценим каждого сотрудника, потому что дел очень много, и люди, как и в прошлые годы, трудятся на износ. А преступления становятся все сложнее. Сейчас совершаются сложнейшие финансовые махинации - чтобы разобраться в них, подчас надо иметь специальное образование. Хотя случаются и бандитские разборки, и раздел сфер влияния, да и обычных мошенников хватает. Вот, к примеру, Ефремовская и Калугина уже несколько месяцев расследуют дело о квартирных мошенниках. Ваша газета о нем вкратце упоминала. Но дело приняло более серьезный оборот. Фигуранты не только изымали квартиры у мурманчан, подделывая документы. Некоторых убивали… Сначала был обнаружен один труп, а сейчас еще три. Пока подробно говорить о ситуации не буду, следствие в полном разгаре.

- Василий Сергеевич, вы сейчас начальник и организатор всего следствия. Баскетбол, наверное, уже забросили?

- Спортивную форму стараюсь поддерживать, но в спортзал выбираюсь редко. Не хватает времени, вся неделя по часам распланирована. Частенько приходится работать допоздна, на субботу всегда остается много документов, которые надо изучить… А кроме того, сейчас согласно УПК ходатайство на арест и на все другие судебные решения должен подписать либо начальник следственного управления, либо я. Наши подписи требуются под документами, а их поступает немало.

- Василий Сергеевич, ваша жена тоже юрист, служит в УВД. Кто же занимается с детьми?

- У нас две дочери - трех и десяти лет. В основном они на попечении бабушек и деда.

- Счастья вам и вашим близким. И с праздником!

- Спасибо.

Зарема БОРОВАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 08.11.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,255075,391677,410673,1396
Афиша недели
Вселенная комиксов
Гороскоп на сегодня