09.06.2009 / Служу Отечеству!

Задание: высадить разведчиков

Фото: Абрамова Татьяна
Николай Затейщиков (1945 год). Фото из личного архива.

Деревянный катерок летел по Баренцеву морю. Все три его авиационных мотора работали на полную мощность. Для такого крохи скорость запредельная - 25 узлов. Малый охотник, МО-429, спешил в Пасвик. Здесь его уже ждали: он должен был забрать разведчиков с норвежской территории…

Таких операций на счету второго рулевого гвардии старшины первой статьи Николая Затейщикова было много. Сколько точно, сейчас он и не вспомнит. Впрочем, и не считал. Не до того было в том далеком 1944 году.

Правда, 18-летний паренек уже не застал самых кровавых боев за освобождение Советского Заполярья и Северной Норвегии. К тому времени, когда его призвали на флот из небольшой деревеньки Одолениха Вологодской области, Петсамо-Киркенесская операция завершилась. И все же говорить об окончании военных действий на Севере было рано.

- В первый же день как пришел на флот немецкий бомбардировщик пролетел над Кувшинской Салмой (там дислоцировался 2-й гвардейский дивизион малых охотников за подводными лодками. - Т. А.), - вспоминает ветеран. - Но как его подбили, помню смутно. Молодой был. Необстрелянный. Сумбурно как-то все получилось. А потом начались выходы в море. Наши корабли хоть и были небольшие, водоизмещением всего 56 тонн, но отличались хорошими мореходными качествами. При задраенных люках им не был страшен, пожалуй, ни один шторм - на волнах качались, как поплавки. Они могли выполнять самые разные задачи.

Особую славу морские охотники, как окрестили их в годы войны, заработали в десантных операциях. Первый десант они высадили 6 июля 41-го в районе губы Западная Лица, последний - 25 октября 44-го в Хольменгро-фьорде. В этом участвовали все двенадцать катеров дивизиона. Но чаще других на задания отправляли тот, которым командовал старший лейтенант Борис Лях, Герой Советского Союза.

- Мне довелось служить под его командованием, но недолго, - вспоминает Николай Затейщиков. - В конце войны на флот поступили трофейные немецкие корабли, и на них стали переводить служить заслуженных фронтовиков. Нашего командира тоже направили на один из них.

Помимо высадки десанта «охотников» привлекали к постановкам либо уничтожению мин. Всего за войну моряки дивизиона расстреляли почти 200 сорвавшихся с якорей плавающих мин и сами выставили 26 минных банок, на которых погибли три сторожевых корабля и один транспорт противника.

В задачу малых охотников, которыми тогда командовал Герой Советского Союза капитан 3-го ранга Сергей Зюзин, входили также поиск и уничтожение немецких подводных лодок. И сейчас обнаружение субмарин дело непростое. А тогда… Выхлоп авиационных моторов, которые стояли на катерах, шел в воду. Потому двигаться тихо катера не могли. Как сказал ветеран, на ходу казалось, что весь катер трясет в лихорадке. Звук, естественно, слышали и немцы - и сразу уносили ноги. Так что потопить дивизиону удалось лишь одну подлодку.

- Но пугали мы их сильно, - с улыбкой добавляет Николай Александрович. - Наш катер чаще всего направляли к острову Кильдин. Мы обеспечивали безопасность военных баз в Кольском заливе от немецких подлодок. Выходили в заданный район, заглушали моторы и начинали прослушивать глубины. У нас на борту стояла акустическая аппаратура «ТАМИР-10». На ней работали двое опытных специалистов.

Помню, акустик Иван Каталевский услышит шумы и докладывает: мол, звук винтов такого-то корабля по такому-то курсу. Сразу после этого мы выдвигались к месту обнаружения субмарины и начинали сбрасывать глубинные бомбы. На нашем катере находилось 8 больших глубинных бомб по 160 килограммов и шесть малых по 40. Правда, фашисты, заслышав нас, сразу уходили… Вот и не удавалось их потопить.

Между прочим, подлодки были тогда дизельные и требовали постоянной дозаправки. Потому далеко уходить от базы не могли. Однако обнаружить место дислокации немецких субмарин на Севере долгое время не удавалось.

- Помню, мы все удивлялись: откуда в Карском море фашистские подлодки? - продолжает Николай Затейщиков. - То одно судно потопят, то другое. Лишь в 1944 году, почти в конце войны, оленевод случайно обнаружил их базу. Старый ненец пошел искать стадо и на одном из островов Земли Франца-Иосифа заметил странные постройки. Стал наблюдать, увидел, как в бане немцы моются… Естественно, сообщил куда следует, и их уничтожили. А недавно я узнал, что еще одна такая база находилась в устье реки Лены. Ее в прошлом году геологи обнаружили. Столько лет прошло! И только сейчас узнали, где заправлялись фашистские подлодки. Там ведь со времен войны более 600 бочек с топливом сохранилось! Правильно говорят: Север мало изучен.

Однако кольский и норвежский берега гвардии старшина первой статьи Затейщиков узнал за время службы досконально. Их катер часто направляли на задания - доставить или забрать разведчиков.

- Хорошо запомнил такой случай. Приходит ко мне командир и говорит: «Отправляйся в штаб флота, там груз надо забрать». А штаб тогда находился в Полярном. Приехал туда вместе с матросом. Нас уже ждали два капитана первого ранга. У них были здоровенные чувалы - большие такие вещевые мешки. Я им говорю, мол, не дотащим такую тяжесть. А капразы посмеиваются: «Ничего, там все мягкое!»

Поселили их в кают-компании и в тот же день вышли из базы. Лишь в море я узнал, что идем в сторону Варде. Мы должны были встретиться с норвежским рыбацким ботом.

Подошли к месту в полночь. Вдруг смотрю, а наши капитаны-то уже не в форме - в рыбацких робах! Я аж рот от удивления раскрыл. Мы их на рыбацкое судно высадили, а сами в Вайду ушли, где находился сигнальный пост. Правда, больше тех разведчиков я не видел. Видимо, их уже другие забирали…

Долгожданную весть о Победе рулевой Затейщиков получил, когда находился на камбузе. Чистил там картошку.

- Слышу, передают по громкой связи: капитуляция! - вспоминает ветеран. - Это был такой эмоциональный подъем, вы себе, наверное, и представить не сможете. Все стрелять начали - шум, гам! Я бы тоже от радости выстрелил, да не из чего было.

А потом для рулевого началась мирная жизнь. Дивизион малых охотников расформировали. Два катера передали пограничной службе, и они остались в Кувшинской Салме. Остальные направили в Архангельск. Личный состав перевели на другие корабли.

Вплоть до 1954-го Николай Затейщиков вместе со своими боевыми товарищами акустиком Иваном Каталевским, боцманом Евгением Шестаковым, сигнальщиком Николаем Чежиным служил на Северном флоте, только уже на торпедном катере. На «гражданку» ушел лейтенантом.

Затем работал лаборантом на военно-морской кафедре высшего мореходного училища, начальником аварийно-диспетчерской службы мурманского горгаза, позже - заместителем главного инженера Морской арктической геологоразведочной экспедиции. В 1990 году вышел на пенсию.

Николай Затейщиков награжден орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией», Жукова.

Но гордится он не столько своими наградами, сколько тем, что служил в дивизионе, единственном среди частей и соединений флота отмеченном сразу тремя почетными наименованиями - гвардейский, Печенгский, Краснознаменный.

Фото: Абрамова Татьяна
Николай Затейщиков (2009 год).
Татьяна АБРАМОВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 09.06.2009

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,893276,057679,300672,7685
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня