20.06.2009 / Служу Отечеству!

На земле, в небесах и на море

Фото: Дворецкая Галина
Олег Иванов, Геннадий Герасимович, Валентин Серебряков и Анатолий Ковалев (слева направо).

Самые острые, памятные мгновения жизни связаны у этих людей с Кольским Заполярьем. Они - члены делегации белорусских ветеранов, о визите которой «Мурманский вестник» вкратце уже рассказывал. В нашем студеном краю они воевали или охраняли рубежи страны. Сегодня, накануне 22 июня, самое время познакомиться с некоторыми из них поближе.

Небо над Мурманском

Картошка еще не цвела. Едва поднявшиеся от земли стебельки жадно тянулись к солнцу. Север - здесь все зацветает и вызревает позже. А у него на родине, в Смоленской области, в это время обычно совсем другая картина на полях… Впрочем, какие там поля! Горит родная Смоленщина, враг рвется в глубь страны, пытаясь захватить и северный ее форпост. Здесь, на окраине Мурманска, в Росте, на картофельном поле и обосновалась зенитная батарея, где служил Олег Иванов.

Подполковник в отставке, он впервые с той огненной поры посетил город, который защищал.

В трагичный для Мурманска день 18 июня 1942 года, когда в результате бомбежки заполярный город-порт сгорел почти дотла, Иванов служил в московской противовоздушной обороне. Но тут же, как рассказывает ветеран, по приказу Верховного главнокомандующего буквально в течение суток был сформирован 885-й зенитно-артиллерийский полк. В составе этого полка и прибыл он на Кольскую землю. До этого на защите неба Мурманска стоял лишь один дивизион. Силы были неравны, вот враг и летал нагло над городом, занять который собирался. В том, что это ему не удалось, есть и заслуга Иванова и его однополчан.

- Еще когда только устанавливали батарею на картофельном поле, немцы уже над головой кружили, - рассказывает Олег Федотович. - Чувствовали себя в воздухе хозяевами. Вот и пришлось показать им, кто здесь хозяин.

Пять дивизионов разместились в самых ответственных точках - у залива, железнодорожной станции, доков в Росте и так далее. Бои были жаркими. Сбитые самолеты скрупулезно подсчитывались:

- 18 июля 42-го наша батарея подбила три самолета. Один сразу в Кольский залив напротив Росты упал, два пытались дотянуть до берега, но их наши самолеты добили. Так что две единицы засчитали в тот день летчикам, одну - нам.

…В мурманских сопках до сих пор грибники натыкаются на останки крылатых машин. Глядя на далеко разлетевшиеся куски алюминия, представляешь, какой бой гремел здесь лет 67 назад. Как, натужно воя, оставляя позади себя хвост черного дыма, несся к земле какой-нибудь подбитый «хейнкель»… а то и наш «ястребок»… Несся, чтобы воткнуться в сопку, разметать по ней крылья и уже никогда не подняться в воздух. Нынче уже и не определить, какому самолету принадлежали обломки. Все давно подчищено: таблички свернуты, все более-менее ценное, несущее какую-либо информацию, унесено. И лишь никому не нужный алюминий, познавший когда-то небо, белеет в черничных или морошковых зарослях. Безмятежно поют птицы, зудят комары… Неужели все это было - вой, грохот, смерть?

Было. Для Олега Федотовича было, словно вчера. Мурманское небо - уже в должности заместителя командира дивизиона - он охранял до самого конца войны.

Доставил разведчиков в тыл врага

Эту операцию летчик дальней бомбардировочной авиации подполковник в отставке Валентин Тимофеевич Серебряков помнит почти поминутно. А вот месяц запамятовал:

- То ли в августе, то ли в сентябре 43-го было задание: доставить людей и груз за линию фронта.

За год до того он окончил военно-летное училище и служил в Ленинграде. Уже имел ранение - пальцев правой руки. Подвижность двух пальцев так до конца и не восстановилась, из-за этого пришлось уйти с пикирующего бомбардировщика в авиацию дальнего действия - там в самолетах полагалось два пилота. Сначала летал на старом тяжелом бомбардировщике ТБ-3, потом пересел на Ли-2, который начали производить незадолго до войны по американской лицензии. Этот транспортный самолет использовался и как ночной бомбардировщик. На нем Валентин Серебряков отвозил «гостинцы» врагу далеко за линию фронта.

На дальнее расстояние полетели и в этот раз, только без бомб, а с грузом и пассажирами. Погрузив ящики, парашютно-десантные мешки (ПДМ) и приняв на борт семерых одетых в гражданское людей, взяли курс из Ленинграда на Кольский полуостров. Сели на Кировском аэродроме. Семеро в штатском вышли, груз, кроме ПДМ, забрали. Ночью они вернулись, но уже в форме финских солдат, воюющих тогда на стороне Германии, с ними были еще двое в немецкой форме - лейтенанта и ефрейтора.

- Фронт пересекли на высоте три с половиной километра, над финской территорией. В районе Ботнического залива снизились до 800 метров, потом до 600, - устремив прищуренный взгляд туда, в свое прошлое, рассказывал летчик.

Это сейчас самолеты оснащены приборами, которые позволяют и ночью летать на малых высотах, не боясь врезаться в сопку. У них ничего подобного не было, летели на свой страх и риск, имея перед глазами лишь планшет с картой да компас, да руководствуясь собственным чутьем. Выбросили первых троих парашютистов, поднялись выше. Сделали круг, опять пошли на снижение - следующая тройка отправилась в неизвестность. Еще круг - десантировали оставшихся трех человек. А потом сбросили и груз. Все, работа сделана - развернулись в сторону дома.

Что были за люди, какое задание отправились выполнять - знать было не положено. Просто каждый делал свое дело: летчики свое, разведчики свое. Больше их пути не пересекались.

В 44-м еще раз пришлось перебрасывать грузы и людей на Север, так что дорогу на Кольский полуостров по воздуху знает он хорошо.

Валентин Тимофеевич закончил войну в Германии. О его боевом прошлом говорят ордена и медали, полученные за оборону Ленинграда, сражение на Курской дуге, освобождение Белоруссии, взятие Кенигсберга, взятие Берлина.

За 33 года летчицкой жизни он налетал 6680 часов, освоил десять типов самолетов. А в Мурманске нынче оказался впервые. Хотя после войны по долгу службы приходилось бывать и в Заполярье - в Оленегорске, на Земле Франца-Иосифа, на Новой Земле.

Сильные ветры Гремихи

Когда кончилась война, Анатолию Ковалеву было 8 лет. Родился он в Витебской области, после десятого класса поступил в рижское училище подводного плавания. Больно уж морская форма нравилась, признается сейчас с улыбкой. В 59-м новоиспеченный штурман прибыл служить на Кольский полуостров, в Гремиху. Тамошний норд-ост помнит до сих пор:

- Ветер часто принуждал нас к длительной стоянке на якоре.

Сначала служил на дизельной подлодке, в 65-м перешел на атомную. Это была К-27 - первая атомная субмарина, в энергетической установке которой был применен жидкометаллический теплоноситель. До того в этом качестве использовалась только вода. Свинец и висмут - составляющие ЖМТ - значительно улучшали КПД. Но существовала опасность затвердевания сплава, что привело бы к выводу из строя атомной установки. Чтобы этого не произошло, когда лодка стояла у причала, приходилось использовать тепло мощных котельных.

Первая подлодка с ЖМТ показала низкую надежность, в 1968 году на ней произошла ядерная авария.

- Это было в Баренцевом море, - вспоминает Анатолий Михайлович. - Мы пытались собственными силами справиться с неполадками, но не смогли. Пришлось вернуться на базу.

Причиной аварии, как установили позже, оказалось засорение технологических каналов продуктами окисления сплава, в результате чего произошло разрушение тепловыделяющих элементов. Вся команда получила лучевую болезнь. Шестеро моряков умерли…

Астеновегетативный синдром - это состояние, характеризующееся раздражительностью, повышенной утомляемостью, расстройством сна, зябкостью, потливостью, учащением пульса. Диагноз более подходит невротичным домохозяйкам. Но именно его «присвоили» членам экипажа боевой подлодки, которых положили в ленинградский госпиталь. Словосочетание «лучевая болезнь» всуе тогда не произносилось.

Первая субмарина, имевшая энергетическую установку с ЖМТ, после непродолжительной эксплуатации из-за ряда крупных поломок была разрезана. Остальные шесть из этой серии служили в течение десятка лет. Сегодня такие уже не строятся.

После К-27 служил Ковалев и на других подлодках. А в этот приезд в Мурманск повели их на экскурсию на атомоход «Ленин». Что поразило старого подводника, так это простор:

- Большие каюты, удобства для людей… Не как у нас на лодке!

Сын у него, кстати, тоже нес службу под водой - здесь, в Видяеве.

…Переполненные впечатлениями, покидали белорусские ветераны Кольский край. Здесь каждый повстречался со своей молодостью. Каждый вновь вспомнил дни, полные опасности и драматизма. Познакомились гости и с современным Мурманском - выросшим, изменившимся, ставшим совершенно неузнаваемым. Все им понравилось, все было интересно. Даже холодная июньская погода радовала: «Хорошо, что не жарко!» - улыбались они, глядя на то ли дождь, то ли снег, сеявшийся за окном. Что тут скажешь? Видимо, это черта поколения - ведь как без оптимизма выстоять в тяжелых испытаниях…

Галина ДВОРЕЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 20.06.2009

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
63,488873,932777,289671,3077
Афиша недели
Вне поля зрения
Гороскоп на сегодня