06.08.2009 / Служу Отечеству!

Здесь скалы о мужестве помнят

Фото: Некрасова Виктория
Фронтовыми дорогами Рыбачьего. Памятный знак на высоте Большая хребта Муста-Тунтури.

«Вновь встретит в далеком тумане Рыбачий» - так всю дорогу и вспоминалась немного переиначенная строка из известной песни. Экспедиция «Фронтовыми дорогами Рыбачьего» на этот раз была посвящена 65-летию разгрома немецко-фашистских войск в Заполярье. Для участия в ней ежегодно приезжают люди из разных регионов России. И едут сюда по зову сердца. Тех, кто защищал Рыбачий от врага, остались уже единицы - время неумолимо. Родственники павших отправляются в неблизкий путь, чтобы побывать на могилах дорогих людей. Поисковики и школьники работают в летних полевых лагерях, благоустраивают воинские захоронения.

Губа Кутовая, а дальше полуостров Средний встретили распахнутым простором многочисленных заливов, тающими в тумане сглаженными линиями сопок. И все явственнее проступали следы войны на гранитных склонах - блиндажи, выложенные из камня, оборонительные ячейки, мотки ржавой проволоки. И все чаще молчаливые обелиски напоминали о длившейся 1200 дней обороне северных рубежей Отечества. В последнее время на скалах рядом с обелисками установлены и православные кресты.

Скромный памятник у дороги в губе Кутовой заметен только вблизи. Именно здесь в начале Великой Отечественной разворачивались драматические события. Врага ждали с моря, а горные егеря появились на вершинах сопок. Ситуация оказалась критической. Из Зубовки была спешно переброшена батарея младшего лейтенанта Александра Селиверстова. Она и спасла положение. Немецкие автоматчики уже спускались с сопок, когда наши пушки-гаубицы стали стрелять по врагу. Егерей, прорывавшихся на полуостров Средний, удалось остановить.

Этот бой произошел 30 июня 1941 года. О нем рассказал руководитель экспедиции писатель и краевед Михаил Орешета. У мемориальной доски героической батарее легли алые цветы. Отдал дань памяти и сын Александра Селиверстова Геннадий.

Дальше путь лежал к Озерку. Кладбище, окруженное густой березовой чащей, неподалеку от ручья Корабельного показалось неожиданно. Когда участники экспедиции вышли из автобуса, супругов Валерия и Любовь Маковкиных, приехавших из Ростова-на-Дону, пропустили вперед. Слишком долго ждал Валерий этого момента.

- Помню, как меня фотографировали маленьким, чтобы послать снимок отцу на фронт. Но письмо вернулось вместе с похоронкой, - рассказал Валерий Михайлович. - Следом пришла похоронка на деда, павшего под Сталинградом. В похоронке на отца было указано место гибели - Озерко и почему-то Карельский перешеек. Мы стали искать могилу в Ленин-градской области. Нашли на Пискаревском кладбище в списке фамилий воинского захоронения фамилию и имя отца, только с другим отчеством. Служитель кладбища заверил, что Маковкиных здесь погребено много и почти наверняка один из них - наш отец. Тридцать лет навещали ту могилу. И только недавно с помощью Интернета узнали настоящее место захоронения отца.

На кладбище у ручья Корабельного погребены бойцы 100-го погранотряда, 104-го пушечно-артиллерийского полка, 135-го стрелкового полка. Сержант Михаил Маковкин погиб 17 января 1943 года.

- Этот бой на Муста-Тунтури был страшным, - рассказал у обелиска Михаил Орешета. - Мы потеряли около восьмисот человек - за одно сражение. Оставшихся на ничейной территории погибших бойцов вытаскивали крючьями и укладывали под скалой. Хоронить вывозили на санях.

Михаил Григорьевич поведал печальный факт, как могилы защитников Рыбачьего и Среднего стали безвестными в шестидесятые годы после постановления об укрупнении воинских захоронений. Тогда местные исполнители просто повыдергивали пирамидки с фамилиями погибших и уничтожили. В центре кладбища был построен общий безымянный памятник.

- Может, сердце подскажет вам, где именно могила отца, - обратился Михаил Орешета к Валерию Маковкину. Валерий Михайлович привез фотографию отца и прикрепил ее на памятнике.

- Теперь будем приезжать сюда с детьми и внуками, - заверил Валерий Маковкин.

Жительница Умбы Луиза Ивановна Евдокимова в глубоком молчании стояла среди заросших ромашками и синими рыбачинскими колокольчиками могил. Она тоже приезжает к отцу - Ивану Петровичу Подымникову.

- Отца, как и других умбян, мобилизовали в первый же день войны. Мы с мамой в это время были в деревушке в пятнадцати километрах от Умбы, - рассказала Луиза Ивановна. - Он очень просил военкома, чтобы отпустили попрощаться с семьей. Ни его, ни других не отпустили. Мобилизованные погрузились на баржу и уплыли по Белому морю на Кандалакшу. На берегу раздавались крики и плач провожающих. А когда начали приходить первые похоронки, снова стоял плач небывалый. Я это помню. Мама всю жизнь переживала, что не смогла проститься с отцом. Я уже взрослой была и замужней, когда ко мне подошел пожилой человек, назвал фамилию отца. Спросил: «Ты дочка его?» И заплакал. Оказался он фронтовым другом отца. На его руках мой отец умер.

Такие вот отголоски войны в судьбах людей. Поэтому ежегодно приезжают на Рыбачий и Средний не только дети, но и внуки, правнуки его защитников. Поэтому не прерывается связь времен.

Сам полуостров Рыбачий по сравнению со скалистым Средним равнинен. Только дорога к Вайда-губе оказалась и долгой, и ухабистой, с огромными лужами. Правда, повезло с погодой. День выдался на редкость солнечным и погожим. Но чем ближе к мысу Немецкому, тем явственнее ощущался суровый норов северных широт. Плоское, как стол, пространство продувалось свирепыми ветрами, огромные волны набегали на берег, холодное дыхание океана пронизывало до костей. Ветер то и дело норовил сорвать единственную палатку, прилепившуюся у старого дота. Здесь возводили обелиски мурманчане Борис Нивин и Валентин Колосов.

- Строить было очень сложно, - рассказал немного ошалевший от таких ветров Валентин Павлович. - Когда разыграется непогода, на ногах не устоять. Костер разжечь трудно. На дрова шли старые бревна, которые мы вытаскивали из дота.

Но они успешно справились со своей задачей. Новые обелиски поставлены бойцам, охранявшим склад боеприпасов и погибшим при налете вражеской авиации, нашим пограничникам, спасавшим английских летчиков из ледяных вод. Но и сами спасавшие, и спасенные ими летчики умерли от переохлаждения. На могилу отца, сержанта Петра Егорова, который погиб 14 ноября 1942 года, охраняя склад боеприпасов, приехала из Москвы дочь Нина Петровна Медведева. Состоялся небольшой траурный митинг. Шум ветра и волн на мгновение был заглушен воинским салютом.

В базовый лагерь экспедиции в губе Малой Волоковой вернулись уже поздней ночью. А рано утром выехали на 113-й Печенгский отдельный артдивизион Северного флота и героическую батарею Поночевного. Здесь приводили в порядок памятники мончегорские школьники из общественной молодежной организации «Искра». Они же установили мемориальную доску ветерану и историографу 113-го артдивизиона Евгению Макаренко, ушедшему из жизни нынешней весной. Евгений Андреевич вырвал из забвения имена более трехсот однополчан. Вместо надписей «Неизвестный североморец» на могилах высечены фамилии павших.

Самым трудным оказалось восхождение по крутым гранитным скалам на вершину Большая хребта Муста-Тунтури. Но труднее было тем, кто в свое время носил наверх цемент и песок для строительства, в том числе и юным волонтерам-мурманчанам. Обелиск на крутизне вершины поднялся в память о мужестве пограничников 100-го погранотряда, в сентябре 1941 года установившим красное знамя на Большой. Наши пограничники отбивались от засевших на соседних высотах егерей три дня, но помощь не пришла…

По горному хребту, а потом по склонам каменистых сопок члены экспедиции спустились в Малую Волоковую. Тропа вела в уютную бухточку Питка-Вуоно, где в марте 1943-го высадился разведотряд капитана Александра Юневича и принял последний бой. В ста метрах от места высадки разведчиков построен мемориал.

Капитан Александр Юневич совершил подвиг, подобного которому, пожалуй, не было в истории войн. Он трижды вызывал огонь на себя. «Вызываем огонь на себя! Прощайте! Отомстите за нас!» - такой была последняя радиограмма из отряда Юневича. Чудом спасшийся отважный разведчик Александр Бакин, раненым переплывший губу, смог рассказать о последних минутах неравного боя.

- Александр Бакин практически спас погибший отряд от забвения, - заметил у памятника Михаил Орешета, обращаясь к сыну разведчика Анатолию Бакину и внуку Анатолию Попову.

В распадке Питка-Вуоно мончегорские школьники посадили сорок семь елочек, по количеству имен на мемориале.

6-я застава 100-го погранотряда располагалась в укромной ложбине рядом с круглым, как блюдечко, озерком. 29 июня 1941 года пограничники вступили в бой с егерями, окружившими заставу. Выбора не было - надо прорываться. Уходящих прикрывали трое пулеметчиков. Один из них - Иван Ромашов - остался в живых.

Обелиск обновлен ребятами из североморского военно-патриотического клуба «Патриот». Североморцами также вымощена тропа Александра Юневича. Так теперь называется извилистая тропинка по каменистым сопкам к памятнику легендарному разведотряду.

«Павшие умели побеждать, живые должны помнить» - выбито на одном из многочисленных обелисков Рыбачьего. Сюда приезжают те, кто помнит. Ежегодно предают земле найденные неутомимыми поисковиками останки наших бойцов.

Утром школьники и взрослые собрались на траурный митинг на берегу Малой Волоковой. Останки еще четырех морских пехотинцев, обнаруженные в этом году, нашли вечный покой под стелой. Имена их неизвестны.

На Рыбачьем так тесно все переплетено - прошлое и настоящее. Это и встреча с памятью, и обретение для себя каких-то важных в жизни истин.

В день нашего отъезда скалы Муста-Тунтури задернулись туманом, как занавеской. В ненастные дни они становятся иссиня-черными, чем оправдывают свое финское название. И наверное, помнят о мужестве тех, кто погибал на этих камнях, кто побеждал с хриплым криком «За Родину!». В солнечную погоду скалы Муста-Тунтури вспыхивают красноватым цветом. Как будто обильно пролитая на них кровь проступает через годы…

Фото: Некрасова Виктория
Фронтовыми дорогами Рыбачьего. Нина Медведева у могилы отца, сержанта Петра Егорова.
Виктория НЕКРАСОВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 06.08.2009

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,533668,580172,985372,0079
Афиша недели (16+)
Экзотика и классика
Гороскоп на сегодня