12.02.2010 / Служу Отечеству!

Их голоса еще звучат в душе

Андрей Кольцов, Александр Рябенков, Андрей Ворона, Дмитрий Дмитриев.

Свыкнуться с тем, что их нет, все равно не получается. Сегодня ровно год со дня гибели четырех парней: Андрея Кольцова, Андрея Вороны, Александра Рябенкова, Дмитрия Дмитриева. Жизни мурманских милиционеров оборвались в Назрани, в Ингушетии. Старшему из них было едва за сорок. Отважные, мужественные, красивые - их лица все еще перед глазами, голоса еще звучат в душе.

12 февраля, раннее утро, проверка паспортного режима в одном из районов ингушской столицы. По информации республиканского управления ФСБ, в одном из домов засели боевики, приказ о поимке которых отдал лично президент Юнус-Бек Евкуров. К зданию стягиваются силы нескольких ОМОНов, спецназа... Но автоматная очередь звучит совсем из другого здания. Начинается перестрелка, Алексей Воробьев, омоновец из Белгорода, перелезает через забор осажденного дома, идя на верную смерть, чтоб отвлечь боевиков. С 16 пулями в теле он все же выживет в этом аду, став Героем России. Ранения получили еще несколько десятков мужчин в погонах. В разгар штурма боевики привели в действие мощную - около 70 килограммов в тротиловом эквиваленте - адскую машину. Взрыв снес четырехметровый бетонный забор, перевернул и искорежил бронетехнику. Четверо наших земляков оказались на пути смертоносной волны...

Потом в руинах саперы обнаружили еще почти тонну готовой взрывчатки, которой хватило бы, чтоб уничтожить половину города.

В июле погибших посмертно наградили орденом Мужества, к лету на могилах, на Аллее славы, установят памятники, а на домах, где жили парни, мемориальные доски. Живые отдают павшим дань памяти, но раны в душе все равно не затягиваются.

- Я считаю, сейчас наше подразделение психологически восстановилось, - говорит полковник Алексей Ходоров, командир отряда милиции особого назначения, где служили трое из погибших. - Но горький осадок остался. Кстати, и эти три должности до сих пор не замещены: слишком трудно подобрать людей, которые бы смогли заменить ребят.

Сослуживцы убитых признаются: они все же получили некоторое удовлетворение, узнав, что все бандиты, причастные к той трагедии, уничтожены. Последний был застрелен при задержании в октябре. Пусть не по приговору суда, но наказание получил. Впрочем, не все здесь однозначно.

История уголовного дела, возбужденного ингушским УФСБ по факту гибели наших бойцов, похожа на сотни других. Так слишком часто бывает на Северном Кавказе в последнее время: дело прекращается с формулировкой «за смертью подозреваемых», не успев сколько-нибудь наполниться информацией о связях преступников, об их пособниках, о тех, кто предоставлял им кров, транспорт, деньги. А ведь именно разветвленность местного бандподполья делает его таким живучим.

Найденные под руинами взорванного дома труп, фрагменты тел и три паспорта, по версии следствия, принадлежали четырем исполнителям преступления. В розыск объявили и единственного предполагаемого пособника - домовладельца Султана Цицкиева, к слову, родного брата одного из министров предыдущего республиканского правительства. Его-то и опознали в человеке, погибшем в отчаянной перестрелке со спецназом в октябре 2009 года.

На какие вопросы закрытое дело так и не дало ответа? На самые, на мой взгляд, важные. Кто поставлял в лабораторию по производству адских машин, работавшую в злополучном доме, сырье для изготовления бомб, да еще в таком объеме? Кто финансировал это недешевое производство? Кто его прикрывал - ведь мыслимое ли дело, чтоб в элитном районе республиканской столицы, где все друг друга знают, обосновались чужаки, чьи фотороботы за неделю до взрыва висели на каждом перекрестке Назрани?

Все эти «кто» не менее виновны в гибели четверых наших милиционеров, чем официально признанные подозреваемыми, после смерти которых уголовное дело сдали в архив. Наверное, чтобы установить их и им подобных, арестовать, наказать, обезвредить, нужна прежде всего воля самих ингушей. До тех пор, сколько ни свози в эту крохотную республику омоновцев, спецназовцев, чекистов хоть со всей России, настоящий мир там вряд ли наступит.

После трагических событий прошлого февраля оставшуюся часть временной оперативной группы, командированной в Ингушетию из нашей области, отправили домой. Милиционерам дали год передышки. Но уже в апреле этот срок истекает, и они вновь отправятся в командировку, на ту же самую базу, которую покидали при столь страшных обстоятельствах. Дай-то бог, чтоб все вернулись невредимыми.

Публикации по этой теме:

Они не вернулись из боя "Мурманский вестник" от 13.02.2009

Опознан один из боевиков "Мурманский вестник" от 14.02.2009

За что погибли мурманские милиционеры "Мурманский вестник" от 17.02.2009

Мы запомнили их молодыми "Мурманский вестник" от 18.02.2009

...А жизнь продолжается в сыне "Мурманский вестник" от 14.11.2009

Их голоса еще звучат в душе "Мурманский вестник" от 12.02.2010

Татьяна БРИЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 12.02.2010

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
67,997576,755679,828974,9523
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня