27.03.2010 / Служу Отечеству!

С «Лейкой» и блокнотом

Роберт Диамент и Светлана Попова, 1984 г.

Великая Отечественная, закончившаяся 65 лет назад, продолжает жить в трудах историков, в школьных учебниках и, конечно, в памяти ее участников - ветеранов. И чем дальше уходят в прошлое события войны, тем значительнее и ценнее становятся для нас ее документальные свидетельства - фотоснимки, запечатлевшие тяжкий повседневный труд войны, ее горести, ее победные мгновения.

Имя Евгения Халдея хорошо известно и памятно мурманчанам - его фотоальбом «От Мурманска до Берлина» занял свое место в домашних библиотеках, а выставки в областном краеведческом музее всегда собирали полные залы. Имена других авторов грандиозной фотолетописи войны на Севере знакомы меньше, а ведь они по праву должны быть обозначены в этом ряду…

Об этом думалось, когда я недавно знакомилась в краеведческом музее с выставкой, подготовленной к 65-летию Победы. Мне кажется, устроители этой более чем скромной экспозиции почему-то решили облегчить себе задачу при оформлении фотостендов, главной ее части. Короткие пояснения уточняли место действия (передний край обороны на полуострове Рыбачий, морская пехота на высадке, отряд пехотинцев в сопках), кое-где указывалось время съемки и нигде - ни слова об авторах этих уникальных фотокадров, ставших документами истории. Уж для музея, учреждения научного, такой подход непонятен и непростителен. А когда я попросила экскурсовода уточнить мне авторство снимков, услышала в ответ: внизу - Халдей, а в верхней части, где флот, - там Диамент. И только. Обидно. Обидно за человека, преданно служившего нашему краю в ту суровую пору.

С Робертом Львовичем Диаментом мне довелось встретиться более четверти века назад, когда отмечалась 40-я годовщина разгрома гитлеровских войск в Заполярье. Я знала, что он служил на Северном флоте в должности фотокорреспондента, был начальником фотобюро политуправления флота, что награжден орденом Отечественной войны и двумя орденами Красной Звезды. В пору нашего знакомства ему было без малого 80, а фотостаж насчитывал уже более полувека, 57 лет. Ожидала увидеть бравого ветерана, человека крепкой офицерской выправки. А гость оказался сухощавым, интеллигентного склада человеком, деликатным и скромным в общении. К этому времени ему приходилось пользоваться слуховым аппаратом - это был результат контузии, полученной в момент залпа орудия главного калибра на одном из мощных кораблей флота. По инструкции следовало закрывать уши обеими руками, и корреспондент не мог этого не знать, но как быть, если в руке зажат фотоаппарат, его бесценный спутник во всех походах и передрягах…

«С «Лейкой» и блокнотом» - так мы назвали ту памятную телепередачу с участием Роберта Диамента. Название пусть не новое и не оригинальное, но отражающее суть встречи. На обороте снимка, сделанного в студии, гость оставил добрые слова благодарности «за совместную работу над фотоочерком о боевых действиях Северного флота». Какая уж тут «совместная работа»! Я только слушала, а говорил и показывал Диамент. Ему было что показать и что вспомнить.

«…Когда началась война и все взялись за оружие, я взял и свое оружие - фотоаппарат, и случилось так, что я попал на Северный флот. Я был этому очень рад, потому что встретил там мужественных людей - моряков, и для меня была большая честь показывать их, создавать летопись флота. Мне было поручено освещать боевые действия, приходилось снимать и на суше, и на море, и в воздухе, летать с торпедоносцами на перехват вражеских караванов, выходить с подводниками на торпедирование кораблей противника…»

А что такое будни фотокорреспондента? Вернулся из похода с ворохом отснятого материала, обработал пленку - и без отдыха, с запасом новых заряженных кассет спешит на очередное задание, в самое пекло события, чтобы не опоздать, увидеть, успеть… И всюду - рядом с воюющими бойцами, не думая о риске ради нужного кадра. У фотокорреспондента не бывает вчера, только - сегодня, сейчас, сию минуту. И храбрость тут была не напоказ.

Так он прошел «все назначенные ему дороги войны».

Роберт Львович показывал свои снимки и комментировал их. Я подсчитала сейчас по сценарию передачи - их было 86. Восемьдесят шесть мгновений войны: боевые эпизоды, самолеты и корабли, портреты людей - командиров и рядовых, безымянных и оставивших в истории свои имена, фронтовые будни и жизнь в короткие перерывы между боями. Диамент умел не только увидеть и запечатлеть, он и рассказывал об этом многие годы спустя, живо и увлеченно. Даже сейчас, не имея перед собой фотографии, мысленно воскрешаешь происходящее.

«…Вы видите на этой фотографии береговой форт на острове Кильдин, затем Баренцево море - и дальше, до самого Северного полюса, ничего больше нет. Снимок я так и назвал: «Дальше - полюс»… Много снимал наших морских пехотинцев, красивых мужественных ребят. Пехота всегда называлась «царицей полей», но здесь, на севере, она скорее могла бы зваться «царицей сопок» - никаких полей здесь нет. Как может показаться странным, у нас не было ни одного танка, им просто негде было ходить. Все передвижение было среди сопок, всю артиллерию тащили на себе, пешком проносили через камни, утесы. И все - на руках.

А вот высадка десанта. Дымовая завеса, чтобы прикрыть место от артиллерии и самолетов противника. Несмотря на встречный огонь, ребята рвались вперед. Конечно, в тельняшках, чтобы было видно, что это моряки. Пробивались к врагу иногда и штыковой атакой. Вот момент атаки в районе Мотовского залива. Один моряк даже не выдержал, сбросил каску и одел бескозырку… Это последние дни в октябре 44-го, когда начались бои за освобождение Петсамо, нашей древней Печенги. Мощная батарея противника сдерживала прохождение наших кораблей по заливу. Наши доблестные разведчики, отряд Емельянова - Барченко, обошли с фланга и ночью, под утро, ворвались на батарею, несмотря на минное заграждение и колючую проволоку. Им удалось захватить батарею, отвести пушку и стрелять по врагу. Дали возможность нашим кораблям выйти с десантом… Этот памятный снимок сделан в день освобождения Печенги. Здесь и командующий флотом адмирал Головко, и генерал Дубовцев, и полковник Рассохин.

…Вспоминаю людей, с которыми свела меня война. Морской пехотинец, снайпер азербайджанец Мамед Али Абасов - уже тогда на его счету было 184 уничтоженных фрица. А это славная медсестра - наша милая Нина Буракова, она спасла и вынесла из боя больше 50 моряков, приходилось переправлять их в шлюпках и волоком. Она была награждена орденом Боевого Красного Знамени - это редкий случай…»

В фотогалерее снятых Диаментом героев войны - катерники, подводники, авиаторы. Имена их сегодня у всех на слуху, а для него они были и остались живыми, полнокровными, со своими судьбами и надеждами.

Снимки Диамента вошли в антологию советской фотографии: они постоянно участвовали во всесоюзных и международных выставках, многие его кадры стали хрестоматийными, без них не обходятся издания, посвященные войне. Но даже в суровые, трудно переносимые дни глаз его фотокамеры не работал «автоматом», он не мог заменить взгляда эмоционального живого человека. Может, поэтому Диамент охотно снимал и медвежат, прижившихся на корабле, - подарок морякам из Новосибирска, и чаек, на лету хватавших пищу из рук матросов, и оленя, который недоверчиво рассматривает необычный груз на нартах - авиабомбы… Одним из самых удачных своих снимков он считает очень мирный кадр - он назвал его «Почетный эскорт». Когда идет корабль, то охранение от подводных лодок располагается таким образом: впереди идет один корабль, по бокам - два, а сзади идет еще один, последний, Диаменту удалось «схватить» такой кадр с участием чаек, спутников моряка. Они окружили наш военно-морской флаг и расположились по ордеру охраны - одна впереди, две по бокам, а четвертая замыкает строй…

Как это важно: глаз человека не зачерствел на войне!

Светлана ПОПОВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 27.03.2010

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,008175,321878,225373,3423
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня