29.06.2010 / Служу Отечеству!

Великая сила слова

Совет Федерации одобрил закон, который будет действовать в интересах российских спасателей.

Казалось бы, этим законом верхняя палата парламента изменила формулировку всего одной статьи Кодекса торгового мореплавания - 337-й. Но до сих пор эта статья объективно действовала против российских спасателей - в интересах иностранных - и в целом против терпящих бедствие на водах.

Авторы принятого Федерального закона - члены Комиссии Совета Федерации по национальной морской политике, председателем которой является наш представитель в Совете Федерации - Вячеслав Попов.

Теперь определение спасательной операции в статье 337 КТМ будет выглядеть так: «Спасательной операцией является любое действие или любая деятельность, предпринимаемые для оказания помощи любому судну или другому имуществу, находящимся в опасности в судоходных водах или в любых других водах».

До сих пор это определение было сформулировано несколько иначе: «Спасательной операцией является любое действие или любая деятельность, предпринимаемые для оказания помощи любому судну или другому имуществу, находящимся в опасности на любых морских путях и внутренних водных путях».

Представим себе вполне реальную ситуацию из морской практики: судно село на мель. Понятно, что в границах судового хода на мель не сядешь. Будет ли помощь, оказанная российским спасателем терпящим бедствие за пределами морских путей, считаться спасательной операцией? Кто заплатит за оказанную помощь?

Конечно, людей будут спасать в любом случае. Что же касается судна, то, выходит, сначала нужно заключить договор на выполнение спасательной операции. Иначе за нее могут не заплатить. Ну и как заключать договор, если по нашему законодательству это не спасательная операция? У спасателей возникнут проблемы, будет потеряно драгоценное время на выполнение формальностей.

У иностранных спасателей, действующих в соответствии с международным морским правом, таких проблем не возникает.

Другими словами, существовавшее определение спасательной операции, с точки зрения ее практического применения, в отличие от текста Международной конвенции о спасании 1989 года, означало сужение географии спасательных операций и ограничивало проведение спасательных операций на общепринятых принципах. Своевременное заключение договоров российскими спасательными судами на проведение спасательных операций за пределами морских и внутренних водных путей было, очевидно, проблематичным. Попытка спасателя соблюсти свои интересы могла привести к несвоевременному оказанию помощи и, соответственно, к непредсказуемым последствиям, в том числе экологическим.

Кроме того, существовавшее определение предоставляло неограниченные возможности иностранным спасательным компаниям для проведения спасательных операций во внутренних морских водах и территориальном море Российской Федерации вне судоходных путей, включая наше побережье. И могло привести к ограничению и даже отстранению российских спасательных компаний от участия в спасательных операциях во внутренних морских водах и территориальном море Российской Федерации - в пользу иностранных компаний.

Остается добавить, что правильное, с российской точки зрения, определение спасательной операции на заседании Совета Федерации сенаторам представил заместитель председателя Комиссии СФ по национальной морской политике Борис Сорокин.

Владимир ВОСТРУХИН

Опубликовано: Мурманский вестник от 29.06.2010

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,750876,054080,367273,1036
Афиша недели
Хит из медвежьего угла
Гороскоп на сегодня