06.07.2010 / Служу Отечеству!

Истории, родившиеся под свист пуль

Многие годы собирал я необычные истории, связанные с обороной Советского Заполярья. Некоторые в разное время использовал для подготовки событийной информации для ТАСС, другие ждали своей очереди. Вот две такие истории.

Со свадьбы - на рыбалку

Генерал Красильников, командующий укрепрайоном на полуострове Рыбачий, возвратился из очередной поездки на передовую. Поездка была не совсем удачной, и генерал вернулся с плохим настроением. Это сразу почувствовал оперативный дежурный, докладывая о происшествиях за минувшие сутки.

Выслушав рапорт, командующий спросил:

- Все?

Дежурный замялся, и это насторожило.

- Ну что тут стряслось? Не тяните…

- Свадьба у нас сегодня…

- Что-о?! - генерал уже не мог сдерживаться. Неудачи на фронте, усталость, бессонные ночи требовали разрядки… Облегчив душу, он приказал: - Ведите меня… Туда! - и первым покинул штабной блиндаж.

Они шли по заснеженной горной равнине. Шли молча. Землянка, замаскированная среди камней, показалась неожиданно. Генерал открыл дверь и остановился на пороге. В неверном свете было видно убранство «свадебного дворца». Неказисто! Посреди землянки кое-как сколоченный из досок стол. Вокруг него такие же скамейки. За столом человек пять. В центре - жених и невеста. Оба в военной форме, в петлицах - по два кубаря: офицеры. Перед гостями кружки, бутылка, куски хлеба и кучка жареной трески.

Увидев начальство, все быстро встали, смутились. Воцарилось неловкое молчание.

«Невеселая свадьба», - отметил про себя генерал. Он пристально поглядел на невесту, на жениха, на гостей, и все резкости, вертевшиеся на языке, вдруг позабылись. Красильников помолчал и, быть может, неожиданно для самого себя сказал:

- Ну чего ждете? Встречайте гостей!

Все облегченно вздохнули, стали наперебой приглашать генерала к столу, наполнили кружки. Командующий провозгласил тост. Выпили за победу, за счастье молодых, за хорошую жизнь…

Уходя, генерал спросил жениха:

- А где вы тресочку-то свежую раздобыли?

- В заливе. Сам наловил…

- А еще можете? Не для себя одного - для всех.

- Конечно! Я же заядлый рыбак.

- Вот и отлично! Дадим вам возможность еще проявить свое рыбацкое мастерство…

Генерал не забыл об обещании. Вскоре в часть, где служил «жених», пришел приказ. Техник-интендант второго ранга Николай Михайлович Исаев назначался ответственным за снабжение рыбой войск, оборонявших Рыбачий. Для этого создали специальный отряд, выделили ему карбасы и лодки, необходимые снасти. Вместе с мужем в отряд зачислили и Таисью Ивановну, военного фельдшера.

- Чем не свадебное путешествие! - шутили молодожены, отправляясь в первый рейс. - Даже свита своя имеется!

Потекли военно-рыбацкие будни. Солдаты ставили сети, ярусы, разделывали улов. Исаев был для них и капитаном, и замполитом, и технологом. Таисья Ивановна тоже без дела не сидела. Нет раненых и больных? Ну и что! Можно оказывать помощь мужчинам и в чисто рыбацком деле. Наживку, к примеру, готовить или солить треску. Да мало ли дел на рыбацком стане!

Однажды маленькую исаевскую флотилию, возвращавшуюся с промысла на базу, настигли фашистские самолеты. Посыпались бомбы. У самых бортов вздымались фонтаны от разрывов. Один из карбасов стал тонуть. Оставить друзей в беде? Ни за что! И две шлюпки, оставшиеся еще в строю, поспешили на помощь товарищам. Подобрали всех.

В этом походе был тяжело ранен один из бойцов. Семь пулевых ранений - жизнь человека висела на волоске. Чтобы спасти его, нужна была кровь. И военфельдшер Таисья Ивановна отдала свою…

Месяц за месяцем отряд Николая Исаева снабжал рыбой защитников Рыбачьего. Бойцы научились не только солить треску, вытапливать из ее печени жир, но и коптить рыбу, готовить другие деликатесы. Слава о них разнеслась по всему побережью, а труд необычных снабженцев был высоко оценен. Исаева, например, наградили орденом Красной Звезды. Отмечены наградами были и все остальные бойцы отряда.

Таисья Ивановна в том же году вернулась в Мурманск. У нее родился сын, другие появились заботы. А отец маленького Виктора занимался этим делом до конца военных действий в Заполярье.

Семья, родившаяся в суровом сорок втором на Рыбачьем, оказалась крепкой. Исаевы до ухода на пенсию жили в Мурманске, дети их стали инженерами. А узнал я эту историю от сына Николая Исаева, ныне живущего в одном из поморских селений Карелии. Кстати, он тоже стал заядлым рыбаком и многие годы - до ухода на пенсию - трудился в ПИНРО.

По ком звонил колокол

Это случилось в один из июльских дней 1944 года. Наши войска, прорвав оборону противника на южном участке Карельского фронта, пошли в наступление. Уже далеко за вражеской линией обороны была пехота, с обжитых мест тронулись в путь артиллеристы, тыловые подразделения, а впереди - ни грохота взрывов, ни пулеметных очередей. Гитлеровцы драпали без оглядки.

Вместе с другими частями в районе поселка Сальми шла в наступление и 7-я тяжелая гвардейская минометная бригада, на вооружении которой были грозные «катюши». (К слову, чуть позже она приняла участие в Петсамо-Киркинесской операции.) Путь пролегал через густой лес. Стоял на редкость ясный «сенокосный» день.

Шли-шли солдаты и вышли на опушку. Впереди, за кустами, увидели селение. В центре его возвышалась церковь, на вид совершенно целая.

Вдруг оттуда, со стороны села, раздался пронзительный колокольный звон. Бойцы насторожились. Неужто там враг? Заметил приближающийся отряд и забил тревогу! Или жители по старинному русскому обычаю встречают освободителей под колокольный звон?

Командир, на всякий случай подав команду укрыться, отправил в разведку группу бойцов. А когда те вернулись, выяснилась весьма любопытная история. Оказывается, на колокольне церкви сидел фашистский корректировщик. До поры до времени он таился, надеясь на возвращение своих. Но шли дни, а избавления нет и нет. И спуститься вниз оказалось нельзя. Один из снарядов, попав в колокольню, разрушил лестницу. Прыгать с пятнадцатиметровой высоты гитлеровец боялся. И, когда харчи кончились, не придумал ничего лучшего, как ударить в церковный колокол. Спасайте, мол, люди добрые…

- Его, конечно, спасли, - рассказывал мне Иван Платонович Рыжов, рабочий АНОФ-1 комбината «Апатит», один из свидетелей этой истории. - Но зато многим другим фашистам не удалось уйти от расплаты. Вышло, что это по ним и другим любителям «жизненного пространства» звучал в тот июльский день колокол над карельским селом.

Василий БЕЛОУСОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 06.07.2010

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,422575,216877,382173,1525
Афиша недели
Вселенная комиксов
Гороскоп на сегодня