10.11.2012 / Служу Отечеству!

Армия после Сердюкова

Фото с сайта blogumora.ru

Сейчас бурно обсуждается отставка министра обороны. На мой взгляд, важнее понять, какая армия нам досталась после реформ. Реформы в армии теперь называют реформами Сердюкова. Можно ли сегодня оценить то, что сделано, и оценить объективно? Попытаемся.

Министр обороны Сердюков был назначен на должность для того, чтобы в армии и на флоте начались-таки реформы, о необходимости которых до этого только говорили и говорили в течение последних лет пятнадцати.

Действительно, с приходом Сердюкова реформы начались. Начались с сокращения. Армия должна была измениться и количественно, и качественно, должна была перейти на профессиональную основу.

Армия действительно стала переходить на контрактную основу.

Процент контрактников увеличивается - сейчас их 186 тысяч, к 2017 году ожидается уже 425 тысяч человек. Количество военнослужащих по призыву должно к этому времени сократиться до 145 тысяч.

При этом управленческий аппарат уже сократили в 2 раза, а саму армию - с 1,2 миллиона до 1 миллиона человек, во многом за счет уменьшения офицерского состава.

На мой взгляд, это неплохо, потому что в бой посылаются роты и батальоны, а руководить в бою взводом должны унтер-офицеры - вот этого нам только предстоит наконец достичь.

В российской армии, как ни в одной армии мира, все еще есть переизбыток офицерского состава и недостаток унтеров. В ходе реформы это начали устранять.

Конечно, болезненно, но, как показали все последние конфликты и войны, в которых участвовала Россия, это надо было сделать давно.

Принято считать, что реформы Сердюкова уничтожили военную науку. Действительно, наука в последнее время привыкла к словам «сокращение», «объединение» и «слияние». Результатом явилось то, что генерал Макаров в конце концов вынужден был признать: «Российская военная наука и армия безнадежно отстали от передовых стран Запада» и «мы пошли на реформирование Вооруженных сил даже при отсутствии достаточной научно-теоретической базы». И что дальше?

А дальше в развале военной науки обвинили… саму науку. Вот вам результат, который сформулировал все тот же Макаров: «За последние два десятилетия мы не сумели вывести военное искусство на современный уровень и продолжали жить устаревшими мерками. В то время как весь мир развивал космические технологии, информационно-управляющие системы, массово закупал оружие, у нас ставка делалась на массовую армию и закупку у промышленности морально устаревшего вооружения».

Главным виновником был назначен Военно-научный комитет, где сокращения коснулись каждого второго. При этом стоит заметить, что без малого 15 лет эффективно работал Центр военно-стратегических исследований (ЦВСИ) Генерального штаба (ранее - Центр оперативно-стратегических исследований).

В нем изучали характер современных войн, сценарии возможных боевых действий против России, вырабатывались рекомендации по боевому составу Вооруженных сил, их комплектованию, в том числе и с учетом демографического фактора, и все выводы и предложения ложились на стол того же генерала Макарова и министра обороны. Результатом явилось то, что в последние годы начался настоящий разгром Центра.

Когда-то Центр напрямую замыкался на Генштаб. Теперь он стал частью академии Генштаба, что резко понизило его статус, а возможности доводить результаты исследований до высшего военного руководства свелись к минимуму, сотни сотрудников превратились в три-четыре человека. В Академии Генштаба из 16 кафедр оставили всего две, и на этом разгром военной науки можно считать полностью завершенным.

Что касается системы военного образования, то в ходе реформы в минобороны останется 10 образовательных учреждений: Военная академия Генерального штаба, где будут готовить высший командный состав минобороны, три военных учебно-научных центра (ВУНЦ) для подготовки офицеров каждого вида войск (Общевойсковая академия ВС РФ в Москве, Военно-воздушная академия в Воронеже и Военно-морская академия имени Кузнецова в Петербурге), пять военных академий (связи, тыла и транспорта, войск РХБЗ и инженерных войск, военно-медицинская и военно-космическая) и один военный университет в Москве.

Хорошо ли это? Покажет время. Но уже сейчас на примере военного учебно-научного центра на базе Военно-морской академии имени Кузнецова можно сказать, что создана очень громоздкая система, объединившая в себе все «от детского сада до космоса». Иными словами, в состав ВУНЦ входит и Нахимовское училище, и Военно-морская академия, а также все высшие военно-морские институты. И еще входят все институты, связанные с кораблестроением, выработкой стратегии, тактики и далее по списку - все, что только есть на свете белом, что в своем составе имеет слова «военно-морской флот», «институт».

Управлять этим монстром сложно, если только не сокращать ежечасно его личный состав. Что и происходит. И сокращаются не только люди и должности, сокращается, ужимается, становится все более примитивным учебный процесс. Сокращается все - оборудование, преподаваемые предметы, практика. Достаточно сказать, что курсантам некоторых училищ отменена практика по легководолазному делу, потому что уже нет станций УТС и до написания диплома они ни разу не были на флотах - нет такой практики.

Что же касается других родов войск, то в ВДВ, например, были отменены занятия по рукопашному бою с формулировкой «чтобы мальчики не покалечились». И это не шутка. Это сегодняшнее состояние военобра.

Хочется напомнить, что образование, особенно военное, в своей основе напоминает варку стали: остановил плавку - строй новую домну и начинай все сначала. А при сложившейся сегодня системе в 2015 и 2016 годах ВМФ не получит лейтенантов, и это, похоже, никого не волнует.

Одно из основных направлений реформы - переход от четырехзвенной системы управления «военный округ - армия - дивизия - полк» к трехзвенной «военный округ - оперативное командование - бригада». После реорганизации количество военных округов сокращено до четырех: Западный, Южный, Центральный, Восточный. Таким образом, главкоматы ВС становятся никому не нужны. Им практически ничего не подчинено, функции их туманны.

Хорошо ли это? Любая новая организация войск проверяется практикой - учениями, сначала только штабными - проводятся игры, на которых воинские подразделения со старой организацией выступают против таких же подразделений с новой организацией - результат обсуждается. Проводились ли такие учения? Нет.

Мало того, создание подразделения «бригада» на основе старого подразделения «полк» многим экспертам представляется абсурдным. По их мнению, в качестве бригады мы получаем плохо управляемый, малоподвижный, сокращенный по всем статьям тот же полк. А то, что созданные бригады, основным качеством которых предполагается мобильность, в настоящее время укомплектованы в лучшем случае на 50 процентов, говорит о полной их неспособности вести боевые действия в современных условиях. Технически же эти бригады еще только предстоит перевооружить.

В настоящее время у нас практически отсутствуют понятия «мобилизационная готовность» и «кадрирование». То есть с началом боевых действий, по легенде, в бой вступают округа и дивизии. И сразу же возникает вопрос: что потом? Как будут развиваться события? Как организована всеобщая мобилизация? Как формируются подразделения из запасников? Как они вступают в бой и где у нас тыловое обеспечение?

Пока на этот вопрос нет даже частичного ответа.

Тыловое обеспечение войск в мирное и военное время в настоящий период характеризуется пока только словом «аутсорсинг». Проще говоря, все несвойственные армии функции, которые она несла на себе ранее, переданы гражданским организациям, начиная со строительства военных объектов, жилья для военнослужащих и пенсионеров, заканчивая приготовлением пищи, помывкой, стиркой, уборкой помещений.

Сама по себе идея очень разумная - армия не должна подметать, она должна воевать. Но как только в дело вмешивается коммерция, так сразу же можно искать слово «коррупция». Иными словами, стирка единицы белья вам будет стоить не 20 рублей, а 40. И построят вам жилье для пенсионеров не там, где вы хотите, а на острове Русский. И квартиры эти будут построены по ценам московским, в чистом поле, и они будут приняты на баланс без инженерных сетей.

Можно ли все это пресечь в самом начале? Можно. Тут стоит вспомнить только одну армейскую поговорку: «Без генерала у нас не воруют».

То есть, есть коррупция - не ищи ее корни у основания, ищи в голове.

А пресечь коррупцию, на мой взгляд, очень просто: результаты конкурсных продаж недвижимости, например, должны быть преданы гласности.

То есть по каждой продаже (подряду, читай - аутсорсингу), должен быть выпущен бюллетень с ценами, и он должен быть утвержден и выложен в Сети - дело-то не секретное, полагаю.

Зато наглядное. И сразу же видно, кто все это утвердил.

То есть сразу понятно, где у нас голова.

Александр ПОКРОВСКИЙ

Опубликовано: Мурманский вестник от 10.11.2012

Назад к списку новостей

Еще по теме

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
67,009878,361382,198475,5219
Афиша недели
«Лимита» широкоэкранная
Гороскоп на сегодня