19.03.2013 / Служу Отечеству!

Стоять, когда сдает «железо»

Фото: Лев Федосеев

Круче только космонавты

- После первой автономки понял, как вкусно пахнет воздух на берегу. Дышал, дышал... - помощник командира «Карелии» Роман Смолко вспоминает первые походы на подводной лодке. Как и у большинства сослуживцев, у него за спиной их немало - на лодках давно не служат срочники, атомный крейсер укомплектован исключительно профессионалами.

77 суток - столько провела в море субмарина в крайний, как говорят подводники, раз. Пришла домой в конце февраля. Изнурительные автономки, рваные режимы службы, нехватка кислорода - в общем, не позавидуешь. Даже летчики-палубники, элита ВМФ, снимают шляпу перед подводниками. А те сами в шутку порой сравнивают себя... с космонавтами.

- Я вообще считаю, что лодка - одно из самых сложных устройств, которые только создавал человеческий мозг, - говорит командир стартовой группы ракетной боевой части капитан-лейтенант Максим Дурдас. - Круче - только космические корабли. Полное выключение из внешнего мира, своя жизнь. В первый раз этого еще не боишься, потому что не понимаешь. А вот когда начинаешь соображать, тогда бывает не по себе.

Лодка - живая. Дышит, поскрипывает, ворчит, зарывшись носом в тонкий ледок у гаджиевского пирса. Она помнит многое: рожденная в восьмидесятые, в 2000-м принимала на борт Верховного главнокомандующего Владимира Путина, исправно ходит в дальние походы, производит стрельбы. В ее чреве 16 ракет, каждая из которых способна в одночасье переменить расстановку сил на карте мира.

Гаджиево считается столицей подводных сил Северного флота, немудрено, что здесь едва ли не каждый второй служит или служил на субмаринах. Нелегкая служба - и нелегкая жизнь в отдаленном гарнизоне.

- Ну да, чтобы жена по магазинам прошлась, приходится в Мурманск ездить, - кивает Роман Смолко. - Но не сказал бы, что городок хиреет, нет. Мы все помним времена, когда было несоизмеримо тяжелее.

Максим Дурдас вспоминает, как перебивалась его семья, когда после питерского училища подплава он попал в гарнизон, как поначалу не давали жилья, и добрую половину офицерской зарплаты приходилось отдавать за съемную квартиру. А вся эта зарплата была 11 тысяч рублей... Жизнь переменилась с долгожданным повышением денежного довольствия. Но не только из-за него. Не менее важно для всех, от матроса до командира, что Северный флот вернулся в океан. Дальние походы возобновились, а без них корабли умирают. К слову, как ни парадоксально, сами моряки в один голос утверждают: в походе трудно, но на берегу служить тяжелее. После автономки они еще не успели побывать в отпуске, ожидают его, как подарка, а потом снова в поход.

Без остатка

- Право на борт, ложиться на курс 270!

...Лодка стоит у пирса, но это не мешает маневрировать условно - на борту объявлена учебная тревога для всплытия подводного крейсера.

- Высота волны 0,7 метра, волнение моря два балла, готовность к старту 30 минут, - докладывает командир электромеханической боевой части капитан 2-го ранга Карп Петренко. И через несколько минут звучит команда: «Продуть балласт, всплывем в надводное положение!» За свою жизнь на флоте Петренко слышал ее сотни раз, на Северном флоте он с 1993 года, на счету девять автономок, потомственный моряк - отец служил на Тихоокеанском, на Камчатке.

- Могу реакторы обслуживать, могу холодильные установки, а могу и на токарном станке, если надо, поработать, - улыбается офицер.

«Железо» одновременно своенравно и беспомощно, просит постоянной заботы. В каждом походе - и это не секрет - случаются поломки, подводники еще и тем уникальны, что не только выполняют боевые задачи на субмарине, но и знают ее, как живой организм, прислушиваются к ее недугам, уважают слабости и помогают выжить. «Железо» под толщей воды защищает человека, а человек - «железо».

- В море мы делаем все. Потому что все хотят домой дойти, - буднично поясняет Карп Петренко. - Так что и ремонт, и палубу драить - все без различия чинов и званий. А как иначе? Не помоешь, к примеру, хорошенько палубу в седьмом отсеке - реакторном - казалось бы, что тут такого? Но когда оттуда занесут грязь и датчик радиационного фона загорится, поздно будет... Здесь свои обязанности некачественно выполнять нельзя. В нашей профессии главное - полная самоотдача, без остатка.

То, что гаджиевцы служат на совесть, известно. К слову, по итогам 2012 года подплав Северного флота признан лучшим объединением Военно-морского флота в составе Западного военного округа. Это за дальние походы, за две сотни мероприятий боевой подготовки, сто боевых упражнений, в том числе около 20 ракетных стрельб. 50 моряков-подводников удостоены государственных наград и медалей министерства обороны, недавно командир АПЛ «Тигр» капитан 1-го ранга Павел Булгаков получил орден Мужества из рук главы государства. Флот - это люди, это они, а не железо - щит страны. Любое устройство в походе может сломаться, дать сбой. Человек - не имеет права. Должен стоять до конца.

- Самое сложное - не механизмы, которые иногда ломаются, самое сложное - работа с людьми, - говорит Карп Петренко. - Если в экипаже не будет хороших отношений, причем с каждым без исключения, - экипаж не сможет выполнять свои обязанности качественно. Ответственность, взаимопомощь и товарищество - без них нельзя идти в подплав.

Через огонь и воду

- Тревога! Вода в отсеке! - Евгений Ленков начинает свой «урок». Пока один экипаж «Карелии» готовится уйти в отпуск, второй проходит подготовку на учебно-тренировочном комплексе подплава. Борьба за живучесть - в этой формулировке вся жизнь на лодке. Борьбу за живучесть нельзя прекращать до последнего, сдашься в нештатной ситуации - погиб корабль. Поэтому кроме навыков и знаний решает судьбу экипажа прежде всего психологическая готовность. Ее и прививают в процессе многочасовых тренировок.

«Класс», где ведет занятия Ленков, - имитация отсека субмарины со штатными «пробоинами» - отверстиями разной формы в корпусе, из которых по воле инструктора начинают бить струи, быстро наполняющие помещение забортной водой. И вот мужики в водолазных костюмах впятером бьются, силясь в полумраке отсека заделать пробоины, сквозь которые, едва не сбивая с ног, хлещет вода...

Перед началом тренировки Евгений лично проверяет водолазное снаряжение всех подопечных. Оно, мягко говоря, не самое новое - на флоте до сих пор на вооружении дыхательные аппараты образца 1955 года. Новые образцы пока лишь проходят испытания, и будут ли столь же надежными, сколь прежние, неизвестно.

Из воды - в пекло. Этажом выше в таком же отсеке отрабатывают тушение пожаров. Огонь на лодке страшен вдвойне, и в помещении с крохотными закопченными иллюминаторами постоянно идут занятия. Пламя, жар, дым...

- Подготовить человека, способного спасти себя и других, не так уж сложно, - считает начальник УТК старший лейтенант Алексей Беляев. - Нужно просто научить не бояться. Ничего.

Легко сказать. При входе на комплекс некто с хорошим чувством юмора разместил самодельный транспарант с цитатой из... Дантова «Ада»: «Здесь нужно, чтоб душа была тверда, здесь страх не должен подавать советы».

- Это к нашей работе впрямую относится, - улыбается Алексей Беляев и ведет меня на экскурсию в сердце своего комплекса, где, кстати, снимали несколько эпизодов знаменитого фильма «72 метра». Один из инструкторов УТК даже сыграл в картине, став дублером Сергея Маковецкого в эпизоде выхода из затонувшей субмарины. Выходить через торпедный аппарат тоже учат в УТК. Надев тяжелые водолазные костюмы и вооружившись дыхательными аппаратами, моряки раз за разом преодолевают 15-метровый путь в толще воды по вертикальному и узкому, чуть больше полуметра диаметром, ходу.

- Это расстояние человек через торпедный аппарат пролетает за 11 секунд, - поясняет Беляев. - Поначалу тренируются «насухую» - просто проползают в сухой башне. А уж потом - с водой. Представьте, каково это. Но благодаря таким тренировкам в небоевой обстановке по чуть-чуть, шаг за шагом люди привыкают к условиям, в которых могут оказаться на службе.

«Чтоб количество погружений равнялось количеству всплытий!» - без этого тоста не обходится ни одно застолье в среде подводников. Второй всегда - «За тех, кто в море!» Сегодня они будут звучать в каждом доме, связанном с подводным флотом. Ведь даже те, кто давно отслужил свое, не перестают принадлежать к особой касте - подплаву.

А тех, кто сейчас несет службу, накануне поздравила губернатор Марина Ковтун. Вчера она приняла участие в торжественном собрании в гаджиевском Доме офицеров и вручила награды отличившимся морякам-подводникам.

Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Евгений Ленков.
Фото: Лев Федосеев
Борьба с возгоранием в отсеке.
Татьяна БРИЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 19.03.2013

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,249778,075381,453975,4329
Афиша недели
Скандалы и разочарования
Гороскоп на сегодня