20.04.2013 / Служу Отечеству!

Почему заглохли танки

Александр ПОКРОВСКИЙ, писатель

Т-90С в прыжке. Фото с сайта papermaker.ucoz.com

В феврале Генштаб Вооруженных сил РФ по приказанию министра обороны Сергея Шойгу провел внезапную проверку боеготовности войск Центрального военного округа, в которой приняли участие около семи тысяч военных, несколько сотен единиц военной техники и авиации. А в марте уже по указу президента и верховного главнокомандующего Владимира Путина прошла внезапная проверка боевой готовности и боеспособности армии - теперь на юге страны.

И снова в практических действиях участвовало около семи тысяч военнослужащих уже Южного военного округа. Были задействованы артиллерия, около 250 бронированных машин, а также 30 кораблей Черноморского флота, боевые самолеты и вертолеты, ВДВ и военно-транспортная авиация - с трех аэродромов происходила переброска подразделений Тульского соединения ВДВ и 45-го отдельного полка специального назначения ВДВ на полигоны Южного военного округа.

В обоих случаях целью проверки была оценка боеготовности войск к выполнению реальных задач по развертыванию в боевые порядки, к боевым стрельбам, а также взаимодействию между частями, видами и родами в условиях, приближенных к боевым.

Кроме того, необходимо было выявить проблемные вопросы военного строительства.

Эта внезапная проверка была проведена впервые за последние 20 лет и выявила серьезные системные недостатки в боеготовности Вооруженных сил.

Практически повсюду в частях оперативные дежурные показали слабую отработку в вопросах доведения сигналов по автоматизированным системам боевого управления, и это не укрылось от начальника Генштаба генерала армии Валерия Герасимова, он отметил это в ходе селекторного совещания.

Проявилась неуверенность в действиях дежурных по частям при получении ими приказа на приведение подразделений в высшие степени боевой готовности.

Особой критике в этих вопросах подверглись командование ВДВ и 201-й военной базы в Таджикистане.

Была также отмечена низкая подготовка выпускников учебных центров, особенно водителей и механиков-водителей, потому что боевая техника выходила из строя уже на выходе из парков. Не говоря о том, чтобы выйти на марш или выполнить иные поставленные боевые задачи. Техника просто заглохла на месте. Это было выявлено в 28-й мотострелковой бригаде Центрального военного округа.

Кроме того, солдаты и офицеры плохо стреляли. Особенно «отличились» танкисты и экипажи боевых машин пехоты.

Слабой оказалась и личная подготовка выпускников военных училищ 2012 года. Эту подготовку можно было смело назвать провальной. Ни о каком мастерстве во владении военной техникой личным составом, руководимым этими офицерами, и речи идти не могло.

Таким образом, можно констатировать, что итоги внезапных проверок боеготовности скорее всего неутешительны, чем успешны - тут ничего неожиданного не произошло.

А слабая отработка в доведении сигнала по автоматизированным системам боевого управления переводится на обычный, гражданский, язык как потеря боевого управления, и никак иначе. А потеря управления - потеря во всем, это и во времени развертывания в боевые порядки, и прежде всего - в живой силе и технике в реальных боевых действиях.

И при этом надо отметить, что «внезапная» проверка была не такая уж и внезапная - о ней в войсках знали, не могли не знать хотя бы потому, что, например, украинская сторона была уведомлена о намеченных учениях, а значит, и особой тайной само проведение таковых не являлось.

Как все произошедшее можно оценить?

Ранее говорилось о том, что части постоянной боевой готовности у нас укомплектованы не полностью. В отдельных частях эта цифра достигает 50 процентов. То есть они не укомплектованы ни техникой, ни людьми.

При этом при объявлении тревоги в отдельных случаях происходит потеря управления, а еще техника глохнет, не выходя из ангара, а еще, если она и выходит, огневая подготовка отдельных подразделений находится в зачаточном состоянии. В некоторых случаях степень подготовки как офицерского, так и рядового состава способам ведения боя, а также владение ими оружием не поддаются никакой оценке, поскольку она нулевая.

Вот примерно таков итог.

И что же предстоит сделать?

На мой взгляд, предстоит поменять весь стиль работы. И начинать надо не с конца, как у нас принято начинать, то есть не с солдата, а с начала - с Генштаба.

Генштаб должен стать таковым, и не только на бумаге. Проведение штабных учений - учений по картам - должно стать обычным делом для Генштаба.

Поступление в войска новой техники, сохранение старой на ходу и в боевом состоянии, а также огневая подготовка войск немыслимы без качественной подготовки офицеров, старшин и рядового состава. В последнее время учебе, в том числе и боевой, внимание уделялось только на показ.

К подготовке же офицерского состава надо подходить, исходя из того урона, который был нанесен в последнее время военной науке и системе военного образования, - тут чудес ожидать не приходится.

И еще - надо кардинально изменить сам подход к становлению офицера. Так сложилось, что русский солдат в своей массе, за редким исключением, всегда был далек от офицера, и отношение к нему было сродни отношению к дровам, которые следует отправить в топку войны. Вот отсюда и все беды нашей армии, и ее победы - через невероятные людские потери.

Однако ничего не стоит на месте. Что-то меняется в осознании сложившейся ситуации в Вооруженных силах. Вот и начальник Генштаба генерал армии Валерий Герасимов пообещал, что впредь подобные внезапные проверки боеготовности будут проходить регулярно.

Ну что ж, время покажет.

Александр ПОКРОВСКИЙ

Опубликовано: Мурманский вестник от 20.04.2013

Назад к списку новостей

Еще по теме

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,875776,184879,000772,9161
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня