23.04.2013 / Служу Отечеству!

«Разгон! Идем на подъем»

Фото: Юрий Банько

Он долго не мог определиться, кем стать - летчиком или моряком. В итоге получился компромиссный вариант: Сергей Чечеров стал морским летчиком. Сегодня его налет на нескольких типах вертолетов составляет более 3500 часов. Что касается моря, то и здесь он нередкий гость: в его послужном списке более 2000 посадок на палубы российских и иностранных военных кораблей и гражданских судов.

За три десятка лет летной практики и офицерской службы Сергей Викторович стал полковником, летчиком-снайпером, дослужился до должности замкомандующего морской авиацией Северного флота. Разве можно отказаться, когда такой человек приглашает тебя совершить полет?

На аэродроме полковника Сергея Чечерова уже ждал подготовленный к вылету вертолет Ми-8Т, экипаж и капитан Андрей Ливанов, летчик 1-го класса, который пришел в морскую авиацию из ВВС. Знаю, что у него нет допуска к висению над водной поверхностью на малой высоте для проведения спасательных операций. Понятно, что летчик высококлассный, но ведь отрабатывать он будет непривычную для него задачу, да еще над водой. Летчик протянул авиационный спасательный жилет, и стало спокойней на душе, тем более все время себя подбадривал, мол, инструктором в полете будет летчик-ас - сам Сергей Чечеров. Поэтому, сев в вертолет, вспомнил, что когда мы со Львом Федосеевым, фотожурналистом «Мурманского вестника» летали на Ка-27 с палубы ТАВКР «Адмирал Кузнецов», нам выдавали оранжевые морские спасательные костюмы, в которых можно находиться в холодной воде почти сутки. Машинально начал осматриваться по сторонам в поисках спасательных жилетов. Заметив мою обеспокоенность, сидевший напротив летчик протянул авиационный спасательный жилет и помог его надеть. Стало спокойней на душе, тем более все время себя подбадривал, мол, инструктором в полете будет летчик-ас - сам Сергей Чечеров.

В 18.06 винтокрылая машина мягко оторвалась от бетонки и с набором высоты ушла в воздух. Бортмеханик на время уступил место между двумя креслами пилотов. Ощущения, которые я испытал, сидя в носу вертолета, разительно отличаются от тех, когда в салоне смотришь в иллюминатор. Прямо под ногами разверзлась бездна. Хочется отодвинуться подальше от хрупкого, на первый взгляд, остекления внизу кабины пилотов.

Пролетаем Североморск, выходим на Кольский залив. Борттехник поджигает сигнальную шашку и бросает в воду. Над поверхностью воды поднимается оранжевый дым, показывая предполагаемое местонахождение людей. Задача капитана Ливанова - зависнуть точно над местом горения. Трижды выполнял он заходы, по несколько минут удерживая вертолет над точкой, где могли находиться спасаемые люди. В наушниках слышу голос Чечерова: «Хорошо! Разгон! Идем на подъем, увеличивай скорость, возвращаемся домой».

Уже на земле капитан Ливанов обратился к Чечерову: «Разрешите получить замечания». Ответ был лаконичен: «Все нормально».

Кстати, сам Чечеров на Севере с лейтенантов. В Сафонове оказался сразу после окончания Сызранского высшего военного авиационного училища летчиков, где готовили пилотов вертолетов для всех видов Вооруженных сил. Командирами экипажей летчики обычно становятся через 3-4 года, Сергей сел в командирское кресло уже через десять месяцев после начала службы. Летал на Ми-14, летающей амфибии, которая выпускалась в различных модификациях: противолодочного вертолета, тральщика, спасателя.

В восьмидесятые годы - самый разгар холодной войны - Сергею и его товарищам часто приходилось летать на поиски иностранных подводных лодок, чаще всего американских и норвежских, находившихся на боевом патрулировании в Баренцевом море. Однажды после торпедных стрельб американцы хотели поднять одну из выпущенных подводной лодкой учебных торпед к себе на корабль, послав для этой цели катер и вертолет. В паре с другим вертолетом Чечерову пришлось блокировать американцев, не дав им выполнить поставленную задачу.

Только один факт - ежегодный налет каждого летчика в ту пору достигал 200 часов в год. Отсюда и мастерство: почти все имели допуск к полетам при высоте нижней кромки облаков 50 метров и видимости 500 метров.

Чечеров вскоре переучился на новый вертолет, Ка-27, который экипажи получали прямо на заводе. Осваивали полеты с палубы боевых кораблей, днем и ночью, в простых и сложных погодных условиях. Это ох как пригодилось, когда начались работы по подъему «Курска». Чечеров тогда выполнил 165 посадок на корабли «Регалия» и «Майо», занимавшиеся глубоководными работами.

Как-то мне довелось слетать с экипажем летчиков-североморцев на Ил-38 к берегам Англии. Как и всему экипажу, мне выдали парашют, но, как полушутя-полусерьезно заметили летчики, пользоваться этим средством спасения можно только над сушей. В море, даже при благополучном покидании самолета, в ледяной воде арктических морей выжить невозможно. Поэтому бывает, что одна надежда - на вертолетчиков. Однажды во время шторма в Северной Атлантике Чечерову пришлось, взлетев с палубы «Адмирала Кузнецова», эвакуировать тяжелобольного матроса с БПК «Адмирал Чабаненко». Вертолет Ка-27 может садиться на палубу при крене корабля в 6 градусов. В той ситуации крен достигал 20 градусов. В более-менее приемлемом положении для посадки, как высчитал Чечеров, вися над кораблем, вертолетная палуба находится 15 секунд. Выбрав момент, он сумел за эти 15 секунд посадить вертолет, принять на борт больного матроса и взлететь.

А спасение механика с борта сухогруза «Берег Надежды», который потерпел катастрофу у мыса Чемрай? Скорость ветра достигала 30 метров в секунду. Когда машина зависла над теплоходом, брызги волн долетали до кабины вертолета.

- У меня даже перчатки были мокрыми от морской воды, - рассказывает Сергей Викторович. - Раненого механика мы благополучно сняли с судна и доставили на берег.

Но вернемся на аэродром. У другого вертолета, Ми-8 МТВ-5, на котором вновь предстояло подняться в воздух, нас поджидала группа спецназовцев в боевом снаряжении. Они специально приехали потренироваться в беспарашютной высадке с вертолета.

Как это выглядело на практике? Вертолет, ведомый полковником Чечеровым, зависает над землей на высоте 40 метров, как привязанный. Спецназовцы, присоединив специальные карабины к прочному фалу, замирают в дверном проеме вертолета. Хлопок командира группы по плечу бойца, и он стремительно скользит вниз. Коснувшись земли, отцепляется от фала и тут же занимает боевую позицию, прикрывая высадку товарищей. После высадки всей группы вертолет садится, в него загружаются спецназовцы, и процедура повторяется.

Как рассказал Сергей Чечеров, вертолетчики постоянно тренируются в высадке морской пехоты и спецназовцев. С ними проходят тренировку и спасательные группы морской авиации Северного флота, в которые входят военнослужащие, имеющие подготовку парашютистов, спасателей, аквалангистов.

Думал, после высадки спецназа поедем домой, но не тут-то было. В кабину на место второго пилота садится лейтенант Михаил Гуляев. Сегодня у него первый вылет в небо Арктики. Полковник Чечеров лично решил выполнить с ним вывозные полеты в зону и по кругу. Почти час находимся в воздухе. После посадки спрашиваю у Сергея Викторовича о молодом летчике и его пилотировании.

- Молодец, несмотря на небольшой налет в училище, показал себя неплохо. Будет толк, - сказал полковник. И повернувшись к собравшимся в кружок и что-то обсуждавшим летчикам, Чечеров спросил: «Ну, чего стоите? Лейтенант выполнил первый полет в небе Арктики. Проведите обряд посвящения».

Летчики тут же подхватили лейтенанта на руки и трижды опустили его пятой точкой на колесо шасси вертолета. Шутки, поздравления, рукопожатия - все-таки небо Арктики покорил…

Фото: Юрий Банько
Фото: Юрий Банько
Фото: Юрий Банько
Юрий БАНЬКО

Опубликовано: Мурманский вестник от 23.04.2013

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,875776,184879,000772,9161
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня