27.07.2013 / Служу Отечеству!

Не сдавать своих!

Фото: Лев Федосеев

День Военно-морского флота. Этот праздник всегда был особенным. Конечно, были и День бронетанковых войск, и День авиации, которые тоже отмечала вся страна. И все-таки День военного флота отмечался особенно. Я это заметил, еще когда не был курсантом училища. Форма. Идеально белая форма - и ты понимаешь, что перед тобой человек из другого мира - таинственного, пугающего, - человек, преодолевший страх.

Вода - великая стихия. Как только вы оказываетесь на первом курсе в шлюпке, и она под вами начинает ходить туда-сюда, то сразу приходит понимание: в этом мире нужно не просто выжить, в нем еще надо остаться человеком. Команда «Уключины вставить, весла разобрать!» - и заканчиваются улыбки. «Весла на воду!» - начинается работа.

Человек одинок, но рядом плечо друга. Но подставит ли он тебе свое плечо, рискнет ли ради тебя жизнью? И рискнешь ли ты ради него? Все это не приходит сразу. Сразу - это автомат, инстинкты. Следовать им или преодолеть?

Армия - большая стая. Она во все времена строилась из маленьких стай, небольших сообществ, которые имели своего лидера, вожака. Вожак должен быть спокоен и справедлив - в любое время суток. И еще он является примером. Он показывает, как надо действовать, чтобы выжить всем. Он идет вперед. Он готов умереть ради своих.

Вот эта организация не меняется тысячелетиями. Потом стаю назовут отделением, взводом, а вожака - сержантом, старшиной. А все правила занесут в Устав.

Нам все время говорили: «Устав написан кровью! Устав написан кровью!» - из раза в раз, разные люди, преподаватели, командиры.

Первый твой командир - командир отделения, взвода, роты курсантов - запоминается навсегда. Это, как первое, что увидел в своей жизни ребенок: мать, отец - этого не забыть.

И первое впечатление очень важно - ты ему подражаешь. Армия - это подражание. Поэтому первый командир любого ранга должен быть идеален, это образец. Это потом уже будет несколько командиров - можно выбирать, но все сравнивается с первым.

Прошлая, гражданская жизнь не в счет, тут все с самого начала. Вскочил по тревоге, побежал, встал в строй - действия повторяются из раза в раз. Совершенно бессмысленные - так кажется. И Устав кажется совершенно убогим, его приходится зубрить. Но потом оказывается, что привычное, обыденное, надоедливое, повторяющееся необычайно важно, оно успокаивает. Человек не паникует. Это важно для первых секунд боя. И нам это вдалбливали, возможно, не всегда удачно и правильно.

Первым командиром у нас в роте был капитан-лейтенант Раенко Александр Александрович - Сан Саныч Раенко, Пятнадцатилетний Капитан. Эта кличка ему была дана из-за привычки по любому поводу и без повода произносить: «Я пятнадцать лет капитан-лейтенант». При нас он никогда не ругался матом, хотя, видимо, ему очень хотелось - еще бы, мы были оболтусами, из которых ему надо было сделать офицеров. Сто оболтусов.

И только на «вы». У нас в Каспийском училище к курсантам обращались исключительно на «вы» все: начальник училища, начальники факультетов, преподаватели, командиры рот и старшие курсы - к младшим. Как я потом понял, наше училище было уникальное. Оно размещалось на отшибе под Баку, в местечке под названием Зых, на задворках империи. И туда попадали те офицеры, у которых не было «блата», знакомых, родственников, и те, кто имел свое собственное мнение, обладал повышенным чувством справедливости, собственного достоинства.

Они ценили достоинство в других.

«Ты не служишь мне, мне служить не надо. Мы с тобой вместе служим Отечеству», - вот это был принцип. Многие прошли войну, кто-то воевал всего несколько месяцев, кто-то несколько лет. Это неважно, они воспитывали уже своим видом - выправкой, манерой поведения, а еще широтой суждений. Черное они никогда не называли белым, не юлили, не стеснялись говорить о войне правду, они могли сказать начальству правду в глаза. Именно они научили нас уважать противника: неуважение - первый шаг к поражению.

Сан Саныч Раенко считал меня слабым, изнеженным, чувствительным интеллигентом, но флот и училище - это разные жизни. И те, кто в училище был у нас самым надежным, на флоте иногда ломались, их быстро выбрасывало на обочину. Сильные становились слабыми, не выдерживали, а слабые вдруг и необычайно «сильнели».

Флот очень жесткий организм. На полном ходу надо было запрыгнуть в огромный механический будильник, мчащийся под гору, и остаться в полном уме. Походы, море, бессонные ночи, шум вентиляторов, и ты просыпаешься от тишины - вдруг они остановились, что-то случилось. А потом ты просыпаешься уже в другой, гражданской жизни от того, что ночью капает вода в ванной из неплотно закрытого крана, или вскакиваешь от того, что тебе приснился дым, запах дыма.

Я позвонил своему ротному командиру. «Сан Саныч, - сказал я, - я готовился к этому разговору 40 лет».

Мы говорили полчаса ни о чем - обо всем и ни о чем. «Саша, не сдавай своих!» - говорил он мне. «Я не сдаю!» - отвечал я.

Вспоминали ребят. Многих уже нет. Сан Саныч живет в Севастополе, и он все еще советский офицер - сильно переживает развал Союза, развал флота. Мы ему как-то собирали на операцию. Мне позвонили, я шел по улице. «Саня, срочно! Раенко нужна операция на сердце. Какие-то деньги у него есть, но не хватает. Пришли, сколько сможешь!» - звонил Витя Тюнин из Севастополя. Все, что было на тот момент в карманах - три тысячи рублей, - я вывернул и отправил. Получили мгновенно. Перезвонили: «Хватает, все нормально, сейчас уже едет в больницу!» Потом перезвонили - операцию сделали успешно, жив, все в порядке.

Я потом забыл об этом, и было полной неожиданностью, когда Сан Саныч прислал мне открытку: «Саше - моему ангелу-хранителю». Но при чем здесь я? Ведь собирали все ребята. Я только один из многих. Неужели он думал, что я не помогу?

Хотя были и те, кто не помог, - люди разные. Кто-то не простил Раенко своих детских обид, это бывает.

И вот наступает очередной День флота, и надо бы съездить в Севастополь и обнять Сан Саныча, хотя и боязно: наверное, Сан Саныч по-прежнему строг. Потом съезжу обязательно.

А пока только позвоню и скажу: «Сан Саныч, поздравляю вас с праздником!» - и на душе целый день будет очень тепло.

Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Александр ПОКРОВСКИЙ

Опубликовано: Мурманский вестник от 27.07.2013

Назад к списку новостей

Еще по теме

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,249778,075381,453975,4329
Афиша недели
Скандалы и разочарования
Гороскоп на сегодня