27.09.2018 / Служу Отечеству!

Соратник Сафонова

Тот, кто разглядел в молодом пилоте задатки аса

Фото: Фото из архива автора
Американский истребитель Р-40Е «киттихаук» 2-го гвардейского Краснознаменного авиаполка имени Бориса Сафонова. Аэродром Ваенга-1, лето 1942 года.

Если имя дважды Героя Советского Союза гвардии подполковника Бориса Сафонова у всех на слуху, то о гвардии майоре Иване Туманове знает лишь узкий круг историков. А жаль. В начале карьеры Туманов по карьерной лестнице несколько опережал будущего легендарного североморского аса.

Из кочегаров в летчики

Иван Константинович родился 16 октября 1906 года в деревне Суровцово Старицкого района Калининской области. После окончания школы работал кочегаром. В 1930 году вступил в ряды ВКП(б) и на следующий год по спецнабору ЦК ВКП(б) был направлен в Военную теоретическую школу летчиков Ленво. Учился в Ейском морском летном училище имени Сталина, которое окончил в конце 1934 года…

С Борисом Сафоновым они пересеклись летом 1938 года в 15-м истребительном авиаполку в Белоруссии. Туманов прослужил там два месяца в должности командира звена. Затем новое звание, старший лейтенант, и новая должность - флаг-штурман эскадрильи. В это же время лейтенант Сафонов - помощник комиссара эскадрильи.

В декабре 1938 года Иван Туманов, будучи заместителем парторга подразделения, пишет характеристику на кандидата в партию большевиков Бориса Сафонова, в которой есть такие строки: «В будущих боях будет твердо и смело бить врага». То есть уже тогда Иван Константинович сумел разглядеть в молодом летчике задатки аса.

В конце 1939 года эскадрилью переводят в Заполярье, где она вошла в состав вновь сформированного 72-го смешанного авиаполка ВВС Северного флота под командованием майора Василия Черных. В новом авиаполку Туманов - штурман эскадрильи, Сафонов - командир звена.

В декабре 1940 года в полку формируется 3-я истребительная эскадрилья, на вооружение которой поступают истребители-бипланы И-153 «чайки», названные так за характерный изгиб верхних плоскостей. Новую эскадрилью возглавил капитан Туманов. Благодаря трудолюбию комэска, его незаурядным организаторским способностям новая эскадрилья по показателям в учебно-боевой подготовке вскоре стала лучшим подразделением в 72-м САП, постоянно удерживала переходящее знамя авиаполка.

В начале мая 1941 года старший лейтенант Сафонов возглавил вновь сформированную эскадрилью скоростных монопланов И-16, которых до начала войны в небе Заполярья имелось всего лишь четыре.

В войну 72-й авиаполк СФ вступил в составе пяти эскадрилий, четыре истребительные (две - И-15 бис, по одной И-153 и И-16), одна бомбардировочная (СБ). Перед каждой эскадрильей стояли конкретные задачи. После неудачной штурмовки вражеских позиций устаревшими И-15 («мессершмитты» сбили четыре самолета, три летчика погибли) привлекались в основном только на прикрытие своего базирования. Сафоновская эскадрилья, в которой большая часть И-16 была оснащена 20-мм пушками ШВАК, вела борьбу с вражескими бомбардировщиками, а эскадрилья Туманова должна была противодействовать истребительной авиации противника.

Помимо того, «чайки» сопровождали свои бомбардировщики к линии фронта и обратно, защищали от «мессеров». Разумеется, отражали налеты на свой аэродром.

К Герою представляли обоих

Первый боевой вылет капитан Туманов в составе звена из трех самолетов совершил в вечерние часы 26 июня навстречу своим бомбардировщикам в район полуострова Средний, где наших истребителей ошибочно обстреляли свои зенитки. В последующие дни командир эскадрильи регулярно поднимался в воздух на сопровождение бомбардировщиков, отражение налетов врага, воздушную разведку морских коммуникаций, штурмовку противника.

Иван Туманов (1942 г.).

В первые месяцы войны, судя по записям «Журнала боевых действий» летчиков 72-го САП, именно тумановская эскадрилья совершила наибольшее количество вылетов. С 22 июня по 25 августа 1941 года эскадрилья произвела 1442 боевых вылета, из которых десять групповых - на штурмовку войск противника, после чего за отличное выполнение задания наземное командование объявило летчикам благодарность. За этот период летчики эскадрильи заявили о 24 сбитых самолетах противника. Сам комэск совершил 85 вылетов и записал на боевой счет один сбитый «мессершмитт-109».

13 августа 1941 года Иван Туманов награжден орденом Красного Знамени, а в конце августа командование Северным флотом одновременно представило к званию Героя Советского Союза Бориса Сафонова и Ивана Туманова.

В «Наградном листе» отмечалось: «За все время боевых действий не было случая, когда эскадрилья или группа самолетов вылетала бы без капитана Туманова. Капитан Туманов всегда, всюду впереди, он личным примером воодушевляет своих летчиков, техников, мотористов на практические подвиги. Капитан Туманов неоднократный участник групповых воздушных боев, где показал образцы героизма, пример храбрости. Не раз, оставаясь без единого патрона в патронных ящиках, капитан Туманов не покидал поле боя, а, наоборот, спешил на выручку товарищам, идя в лоб фашистам. Неоднократно после ряда групповых воздушных боев, где Туманов бил по врагам до последнего патрона, после посадки на вопрос, кого и где сбил, всегда отвечает: «Били все, бил и я, но сбитого стервятника запишите на моего ведомого…» Свою резолюцию в «Наградном листе» оставил и командующий ВВС СФ генерал-майор авиации Александр Кузнецов: «Товарищ Туманов в боях с фашистскими бандитами заслужил славу лучшего сталинского сокола, а его геройские атаки являются примером для всего летного состава ВВС Северного флота».

Но звание Героя присвоили лишь капитану Сафонову, так как в августе 1941 года появился на свет приказ № 0299 «О порядке награждения летного состава ВВС РККА», в котором строго регламентировалось награждение отличившихся летчиков. Отныне, чтобы получить высокое звание, нужно было сбить не менее десяти вражеских самолетов.

Требуемое количество воздушных побед было лишь у командира 4-й эскадрильи капитана Сафонова. Но нельзя забывать, что своим успехом североморский ас был обязан и эскадрилье тумановских «чаек», которые во время отражения налетов связывали истребителей противника, давая сафоновцам большую возможность атаковать и сбивать вражеские бомбардировщики.

Два командира

В конце октября 1941 года Герой Советского Союза капитан Борис Сафонов возглавил 78-й истребительный авиаполк, сформированный на базе английских истребителей «харрикейн», переданных из состава 151-го авиакрыла ВВС Великобритании. А в это же время Иван Туманов был назначен на должность заместителя командира 72-го Краснознаменного САП, а после убытия Героя Советского Союза полковника Георгия Губанова на Тихоокеанский флот в начале января 1942 года возглавил этот авиаполк.

18 января за проявленное мужество, храбрость и героизм в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками 72-й Краснознаменный САП был преобразован во 2-й гвардейский Краснознаменный смешанный авиаполк.

Но капитан Туманов командовал им недолго. В марте 1942 года в составе ВВС Северного флота была проведена реорганизация: личный состав 78-го авиаполка со всей авиационной техникой был передан во 2-й гвардейский Краснознаменный САП, командиром которого стал майор Борис Сафонов, а командиром 78-го авиаполка - капитан Иван Туманов. Дело в том, что в сформированном в октябре 1941 года 78-м истребительном авиаполку под командованием Бориса Сафонова служила основная часть летчиков, благодаря которым и было завоевано право называться гвардейцами. Так что рокировка с матчастью и личным составом исправила допущенную несправедливость.

Истребитель И-153 3-й эскадрильи 72-го КСАП. В кабине самолета сержант Василий Адонкин, летавший ведомым у командира эскадрильи капитана Ивана Туманова. Аэродром Ваенга-1, лето 1941 года.

Теперь в составе 78-го ИАП под командованием капитана Ивана Туманова было две истребительные эскадрильи: первая, вооруженная английскими «харрикейнами», и вторая, бывшая сафоновская, на И-16. Эскадрильями соответственно командовали два выдающихся североморских летчика - старшие лейтенанты Петр Сгибнев и Василий Адонкин, впоследствии Герои Советского Союза, к сожалению, не дожившие до Победы.

В марте 1942 года, после совместных боевых действий североморских и британских летчиков осенью 1941 года в небе Заполярья, союзное английское командование решило наградить самых лучших североморских летчиков своим орденом - крестом «За выдающиеся летные заслуги» (DFC). Наградили четверых, в том числе и Ивана Константиновича Туманова.

30 мая 1942 года погиб Сафонов, командир 2-го гвардейского Краснознаменного смешанного авиаполка. 18 июня его сменил на этом посту майор Туманов.

Летом 1942 года немецкие самолеты почти безраздельно господствовали в районе Мурманска. Лишь многочисленные зенитные батареи, развернутые вокруг города, крупных железнодорожных станций и объектов Северного флота, являлись для немецких пилотов сдерживающим фактором. А для советских летчиков-истребителей - спасительными зонами от вездесущих «мессершмиттов».

И звук мотора оборвался

После трагедии конвоя РQ-17 временно были приостановлены новые поставки в Советский Союз, что стало причиной стремительного падения боеспособности советских истребительных авиаполков, вооруженных импортной матчастью. Так, для более эффективного боевого использования «харрикейнов» командование ВВС СФ было вынуждено временно все самолеты этого типа в начале июля 1942 года передать в один авиаполк - 78-й ИАП, тем не менее авиаполк мог ежедневно выставлять не более 8-10 боеспособных истребителей. А из двадцати американских «киттихауков», имеющихся во 2-м ГКАП имени Бориса Сафонова, число исправных колебалось в пределах 4-6 самолетов. Из-за малого количества боеспособных самолетов майор Туманов почти не вылетал на боевые задания. А один из редких вылетов - 14 августа - чуть не закончился трагически: на взлете у «киттихаука» отказал мотор. При вынужденной посадке летчик не пострадал, но самолет был отправлен в ремонт - сломано шасси.

С началом зимнего периода активность в воздухе в районе Мурманска заметно снизилась. Из-за плохих метеоусловий у побережья Баренцева моря резко сократилось количество летных дней. Вражеская ударная авиация прекратила массированные дневные налеты на Мурманск и перешла к боевым действиям в основном в ночное время одиночными самолетами.

Авиация Северного флота также перешла к ночным бомбардировкам вражеских аэродромов. В этих налетах принимали участие и летчики-истребители. Надо сказать, ночные вылеты были малоэффективны, но очень сложными и опасными для выполняющих эту работу экипажей. Бомбы в основном сбрасывались не прицельно, а обстрел производился по площадям в условиях сильного огня зениток. Как правило, экипажи результатов своих бомбо-штурмовых ударов не видели. Не меньший риск - суровые и изменчивые зимние погодные условия Кольского Севера.

6 ноября 1942 года к вечернему вылету на бомбардировку вражеского аэродрома Луостари готовился гвардии старший сержант Павел Климов. Под его «киттихаук» с бортовым номером «5» уже подвесили 100-кг фугасную бомбу, когда рядом с самолетом в полной экипировке для полета появился гвардии майор Туманов. Проверив готовность самолета к вылету, он вместо него вылетел на боевое задание.

Через тринадцать минут Туманов по радио сообщил, что впереди по маршруту низкая облачность и он возвращается. Вскоре «киттихаук» с зажженными бортовыми огнями на низкой высоте пролетел над аэродромом. После чего летчик пошел на второй круг, на развороте вошел в облачность - и звук мотора оборвался. Через некоторое время в районе Старой Ваенги раздался взрыв и было замечено зарево пожара - горел самолет.

Поисковая группа обнаружила части разбившегося самолета в радиусе 200-250 метров. Летчик сгорел. Причиной катастрофы назвали ошибку пилота в технике пилотирования в сложных метеоусловиях. Возможно, это так и было, так как, будучи комполка, Иван Константинович уже редко поднимался в воздух и невольно терял квалификацию. Есть и другая версия гибели: в полете загорелся мотор…

Похоронен гвардии майор Иван Туманов на военном кладбище Североморска.

Опубликовано: Мурманский вестник от 27.09.2018

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,750876,054080,367273,1036
Афиша недели
Хит из медвежьего угла
Гороскоп на сегодня