О том, что на дне озера под названием Щучье должен находиться погибший истребитель, было известно по архивным данным. 6 марта 1945 года при выполнении учебно-боевого полета летчик 2-й эскадрильи 255-го истребительного авиаполка ВВС Северного флота младший лейтенант Федор Дмитриевич Варавиков потерпел крушение. Его самолет - поставленный по лендлизу из США истребитель Р-39 «Аэрокобра» - был сложен в управлении, требовал от пилота высокого мастерства и сосредоточенности. По всей вероятности, машина сорвалась в штопор и упала на озерный лед, не дотянув несколько километров до аэродрома Ваенга. Шансов выжить у летчика не было.
В именном списке безвозвратных потерь личного состава 5-й минно-торпедной авиационной Киркенесской Краснознаменной дивизии ВВС Северного флота с 1 по 10 марта 1945 года указано, что младший лейтенант Варавиков погиб при катастрофе самолета. Упал на озеро и утонул. Но как утонул - вместе с самолетом или нет?
Не имея другой информации, участники поиска полагали, что летчик погрузился на дно Щукозера в кабине «Аэрокобры». Однако наверняка это можно было выяснить только в ходе операции. Самолет сильно деформировало при ударе об озерный лед, который ранней мурманской весной достигает метровой толщины. Донный ил принял машину в перевернутом состоянии и крепко ее затянул.Так и покоился истребитель на 45-метровой глубине до 29 июня нынешнего года, пока не началась уникальная операция по его подъему.
Извлечь самолет из озерных глубин командующий Северным флотом вице-адмирал Николай Евменов поручил наиболее опытным водолазам-глубоководникам.


Задача была не из легких. Щукозеро - не Баренцево море, плавкран и водолазное судно со всем необходимым оборудованием сюда не доставить. Пришлось проявить военно-морскую смекалку, привезти малогабаритный катер, оснащенный локатором бокового обзора и телеуправляемым подводным аппаратом, мобильную барокамеру для обеспечения работы водолазов, соорудить на понтоне подъемное устройство, а также предусмотреть еще много чего - от обустройства полевого лагеря на берегу озера до подготовки цепей для талей и заправки воздухом баллонов в походных условиях.
После точного определения местоположения самолета на грунте и установки над ним сигнального буя водолазы приступили к остропке фюзеляжа. Для надежного крепления строп пришлось обращаться за помощью к сотрудникам музея ВВС Северного флота, которые подробно рассказали про силовые конструкции «Аэрокобры» и дали рекомендации, как осуществить подъем самолета, чтобы он не развалился на части. Непростым делом оказалась остропка на 45-метровой глубине. Работали водолазы парами, практически на ощупь. Время нахождения на глубине - несколько минут, поскольку нужно еще успеть подняться на поверхность, соблюдая режим декомпрессии. Видимость практически нулевая. Если пальцы на вытянутой руке разглядел - уже хорошо. При малейшем касании ил поднимался, и работать становилось практически невозможно.


Несколько дней потребовалось, чтобы преодолеть все трудности, и 7 июля «Аэрокобру» оторвали от грунта. Это удалось сделать тоже не сразу. Даже пятитонная ручная лебедка не вынесла нагрузки и сломалась. Выручили опять-таки смекалка и предусмотрительность. На балку понтона, где была установлена лебедка, подвесили две тали и с их помощью выдернули заиленный истребитель. После того как останки самолета были подтянуты под самое днище понтона, началась медленная буксировка всей конструкции к северному берегу Щук-озера. Там при помощи автокрана искореженный самолет извлекли из воды и осмотрели. В сплющенной кабине обнаружили остатки мехового унта, который принадлежал пилоту. Ни летчика, ни фрагментов его скелета найдено не было. Осматривавшие фюзеляж авиаторы предположили, что погибшего Федора Варавикова вытащили из кабины самолета после падения. Алюминиевая обшивка крыльев имела повреждения, как будто ее рубили, чтобы добраться до топливных баков и слить горючее. Такое практиковалось в военные годы. Но сделать это было можно, только если истребитель при аварии застрял во льду. Разбираться с версиями и деталями катастрофы предстоит музейным работникам и военным историкам, а работа водолазов Северного флота по подъему авиатехники времен Великой Отечественной войны из озер Кольского полуострова продолжится. Как сообщил командующий Северным флотом Николай Евменов, достоверно известно о нескольких самолетах «Киттихок» и «Харрикейн», потерпевших крушение над водоемами Мурмана. Места их падения также будут обследованы, а обломки - извлечены и отправлены для реставрации. В экспозиции музея ВВС Северного флота новым экспонатам найдется достойное место.

Исторические сведения о самолете
Один из лучших летчиков Великой Отечественной войны, трижды Герой Советского Союза Александр Иванович Покрышкин из 59 своих побед в воздухе 48 одержал на «Аэрокобре», на ней же воевали 11 из 27 советских летчиков-истребителей, дважды Героев Советского Союза. Вот что Покрышкин говорил об этом самолете:
«Аэрокобра» мне понравилась своими формами и, главным образом, мощным вооружением. Сбивать вражеские самолеты было чем - пушка калибра 37 миллиметров, два крупнокалиберных скорострельных пулемета и четыре пулемета нормального калибра по тысяче выстрелов в минуту каждый. Мое настроение не испортилось и после предупреждения летчиков об опасной особенности самолета срываться в штопор из-за задней центровки. В этом недостатке пришлось убедиться воочию на следующий день. Перед отлетом на фронт штурман полка выполнял сложный пилотаж на малой высоте. Самолет неожиданно сорвался в штопор. Высоты для вывода не хватило, и «Аэрокобра» врезалась в землю. Глядя на дымящуюся воронку, в которой догорали обломки самолета, я подумал, что «Аэрокобра» не прощает ошибок в пилотировании. Эта катастрофа подтвердила мнение американских летчиков. Они боялись «Аэрокобры» и неохотно воевали на ней».
Сведения о летчике
Летчик 2-й эскадрильи 255-го истребительного авиаполка ВВС Северного флота младший лейтенант Варавиков Федор Дмитриевич, 1918 г. р., уроженец деревни Модлино Шенкурского района Архангельской области, призван в Красную армию в 1938 году Соломбальским военкоматом. Холост. Погиб 6 марта 1945 года во время авиакатастрофы.