04.05.2018 / Служу Отечеству!

Звучали у костра рассказы

Д. А. Коровкин беседует с молодыми поисковиками. 1997 г.

После окончания Великой Отечественной войны Даниил Андреевич Коровкин остался жить там, где воевал - в Кольском районе Мурманской области. Еще в начале этого века с удовольствием выезжал на встречи с молодыми земляками, которые тогда обихаживали воинские захоронения в районе реки Лотты, в местах боевых действий 82-го пограничного отряда.

Пока были силы, ветеран водил поисковиков на высоты Круглая и Ударная, сидя с ними у костра, рассказывал о фронтовых буднях. Благодаря Даниилу Андреевичу мы многое узнали, вернули из забвения десятки имен воинов. И в записных книжках сохранились некоторые его рассказы.

«Катюша»

От реки Лотты, если следовать в строну современного поселка Никель, подальше от нашей 5-й погранзаставы, у противника был небольшой, но хорошо укрепленный опорный пункт. Нам была поставлена задача его уничтожить. Дело было по осени 43-го года. Листва уже с багрянцем, но еще крепко держится за ветки, комаров нет - отличное время для похода.

Добрались мы до цели. Двое суток вели наблюдение. Затем ближе к ночи решили атаковать.

Ползем. От опорного пункта слышны голоса, смех, музыка.

Добрались до исходного рубежа. Командир уже ракетницу достал из кобуры - и вдруг голоса стихли. И зазвучала любимая всеми нами песня «Катюша». Там каньон такой небольшой, но звук в нем не терялся. Вместо команды «В атаку» поступил сигнал на отход. Ползком - обратно…

Добрались до группы прикрытия. Собрались все под скалой. Командир Михаил Иутин сообщил, что песня зазвучала не случайно. Так, мол, нам дали понять, что обнаружены. Иутину стоило верить, он постоянно бывал в разведпоходах, знал привычки и слабости противника.

Вернулись в штаб, на высоту Ударная. Получили нагоняй от начальства. Через неделю - снова в поход. Опять ползем, но теперь уже с другой стороны… и опять звучит «Катюша»! Да что такое? Как они нас вычисляют? И почему не стреляют?

Эти и другие вопросы мы обсуждали на исходном рубеже. У нас, пограничников, было принято так - солдаты и офицеры при обсуждении ситуации наравне слово имели. Вот ефрейтор Пузан и говорит:

- Товарищи, вы обратили внимание на сосну, которая стоит на скале выше опорного пункта?

- Ну стоит и стоит... - вопросительно посмотрел на него лейтенант Юров. - И что?

- Мне кажется, что не могла вырасти такая большая сосна на скале. Что-то там не то.

Установили мы за сосной наблюдение. И что вы думаете? Обнаружили на ней наблюдателя. Вот он, ключик ко всему. Оказывается, едва перевалив через небольшой горный хребет, мы оказывались в зоне наблюдения врага. В таком случае почему финны этим не воспользовались? Ведь могли устроить засаду, и нам бы мало не показалось…

Разгадав тайну сосны, мы провели единственную в своем роде атаку. В крайнем случае, на моей памяти такого больше не было.

Под утро два бойца нащупали телефонный провод, который шел от сосны к опорному пункту. В заранее намеченное время он был перерезан. Через полчаса мы уже были на линии атаки. Взлетела зеленая ракета: раздались одиночные выстрелы, отозвались очередями автоматы, и тут же зазвучала песня:

- Расцветали яблони и груши,

Поплыли туманы над рекой.

Выходила на берег Катюша,

На высокий берег, на крутой!..

Это пели мы. С песней ворвались в опорный пункт и успели увидеть только силуэты убегавших в лес людей. Победа была полная без единой потери как среди наших, так и со стороны противника. В качестве трофея мы захватили две рации, 16 карабинов, много патронов, гранат и, конечно, патефон с пластинкой про Катюшу…

Уже потом выяснилось, что командиром опорного пункта был финн, уроженец поселка Пумманки, что на полуострове Рыбачьем. Видать, ему уже надоело воевать, кровь надоела, вот и решил песней предложить нам как бы мировую. Собственно, так и получилось: никто в той атаке не погиб.

А сосну на скалу они действительно притащили - из предгорья. Поставили на корневище и закрепили собранными вокруг камнями. Сообразительные были ребята.

Когда противнику приспичило

В годы войны финны границу на участке 82-го пограничного отряда контролировали при помощи хорошо укрепленных пикетов. Этаких мини-гарнизонов - автономных, с круговой обороной. Понятно, что для нас и для партизан, действовавших с нами рядом, эти опорные пункты были как кость в горле. И вот получили мы приказ взять такой пикет.

Вышли в поход. Установили наблюдение. Это самый важный этап операции, от него в целом зависит результат. Наблюдая с разных точек, мы выяснили регламент жизни гарнизончика, привычки отдельных его солдат и офицеров.

Надо сказать, что пикет располагался на островке среди болот. Подобраться к нему незамеченным было нереально. Часовой оставлял свой пост только на несколько минут, по нужде. Вот в эти минуты нам и надо было уложиться.

Визуально определили сектор местности, невидимый из нужника. И как только солдат отправился в «заведение», мы броском - к избушке. Успели. Потихоньку забрали прислоненный к туалету карабин. В приоткрытое окошко избы бросили дымовую шашку.

Вот интересно человек устроен. Ведь у всех финнов были противогазы - надень и веди бой. Учили ведь этому. Но в критической ситуации все теряется. Как очумелые, солдаты выбегали из помещения и попадали в наши объятия. Тот парень, которому приспичило, так и сидел «на горшке», пока мы его оттуда не вытащили.

Пленных привели с собой - на высоту Ударная. В пути их кормили, делились теплой одеждой… Это было уже к концу войны, где-то в самом начале сентября 1944-го. К этому времени все уже настрелялись - и мы, и финны.

Недели через две Финляндия из войны вышла.

…Нет уже сегодня в живых Даниила Андреевича. Нет в районе Лотты молодежных военно-патриотических лагерей. Но память о былом - она остается.

Опубликовано: Мурманский вестник от 04.05.2018

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,159477,684481,317975,3181
Афиша недели
Скандалы и разочарования
Гороскоп на сегодня