28.01.2006 / Рубрика "Контакты"

ИГРЫ РАЗУМА

Когда Гарри Каспаров слушает оппонента, он часто принимает характерную позу: подавшись вперед, опираясь на локти, опускает голову на плотно сжатые кулаки. Смотрит чуть исподлобья, нахмурившись. Таким его запечатлели объективы фотокамер на множестве шахматных турниров. Психологи говорят, эта поза выражает предельную концентрацию внимания и даже агрессию. Видно, что в своей правоте такой человек абсолютно уверен. Вопрос только в способах ее доказательства. В стратегии игры. В построении защиты.

СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА

Стиль шахматной игры Каспарова называли агрессивным. Атака гроссмейстера была моментальной, непредсказуемой и беспощадной. Публичную беседу он ведет так же. Не теряя ни минуты, начинает разговор, перехватывая инициативу, завораживает собеседника эмоциональным монологом. Энергия от Каспарова идет колоссальная. Не подчиниться ей трудно.

А в случае сопротивления на помощь приходит интуиция. На встрече в МГПУ в ожидании героя дня группа нацболов обсуждала наличие в карманах кетчупа и помидоров - как же без "экшена"?! Появившись в зале, Каспаров моментально оказался на сцене и начал разговор... с сочувственного рассказа о суде над их столичными собратьями. По окончании сорокаминутной встречи молодые люди обступили оратора, принялись брать автографы и фотографироваться на память. Ни о каком скандале не было и речи!

Встретив напор, он тут же переходит в нападение, одной-двумя отрывистыми репликами переводя игру на "поле противника". Так, правдолюбца, вознамерившегося "разоблачить" связи "гражданского фронта" с крупным политизированным бизнесом, Каспаров строго осаживает:

- Необходимо определиться в терминах. Прошу вас дать определение понятию "олигарх"!

- Ну, это тот, у кого вагон денег... - робко начинает вопрошающий. И тут же оказывается разбит:

- Так. Это ваше личное определение. Оно весьма расходится с тем, что дал Аристотель. По мнению Аристотеля...- и начинается рассказ об античной олигархии. Аудитория заслушалась. Вопрос забыт. Стал неактуальным.

У такого человека брать интервью страшновато: сметет шквалом энергии. Но Гарри Кимович непредсказуем. При личной беседе он вдруг стал мягким, дружелюбным, чуть усталым человеком - наш разговор происходил "под завязку" его мурманской программы, после четырех публичных дискуссий.

"ШОКОЛАДНОЕ" ВОСПОМИНАНИЕ

- 9 ноября 85-го года. 21 час 5 минут московского времени. Такое не забывается! - Каспаров рассказывает о своем знаменитом поединке с Анатолием Карповым - поединке, в результате которого 22-летний шахматист из Баку стал тринадцатым чемпионом мира. - Недавно, кстати, исполнилось двадцать лет. Знаете, мы редко события нашей жизни расцениваем как исторические. Это потом приходит понимание, думаешь: "Ах, черт, не записал, не снял на видео, не сфотографировал...". Но вот тогда я сразу все понял. Началась другая жизнь.

- Что значит другая?

- Ну, знаете, как бывает, когда вы боретесь очень долго за что-то - и вдруг выигрываете? Одно дело - ты "один из лучших шахматистов", "второй после..." Но совсем другое, если ты - чемпион мира! Кроме того, наш матч стал для многих столкновением устоявшейся системы с чем-то новым, неизвестным. Люди подсознательно почувствовали возможность перемен.

Я долго с успехом отстаивал свое звание. До сих пор я занимаю первое место в рейтинге сильнейших шахматистов мира. Притом, что конкуренция достаточно сильная. У молодых игроков сегодня колоссальные возможности для роста. То, что Фишер тридцать пять лет назад должен был постигать самостоятельно, сейчас есть в книгах, в компьютерных базах, включающих все, когда-либо игранное. Поэтому появляются 15-летние гроссмейстеры.

- А что помогало держаться на высоте?

- Способность признавать и исправлять свои ошибки. Это очень важно - не "забронзоветь". Мне удавалось сохранять интеллектуальную гибкость, поэтому я и не уступал противникам вдвое моложе себя. У меня это, наверное, генетическое, от мамы. Хотя главное - от Ботвинника. Михаил Моисеевич ведь очень долго играл, до пятидесяти двух лет был чемпионом мира. Все потому, что он был одним из немногих шахматистов, кто мог себя беспощадно критиковать. "Я эту партию провел очень плохо," - пишет он. Такой же - Корчной. Почему в 75 он продолжает успешно играть? Потому, что может себя критиковать. Это направление задал Ботвинник. Я его ученик - усвоил! Как только начинаешь себя щадить в анализе, сразу ухудшается качество принятия решений. И не только в шахматах.

- Что запомнилось ярче всего?

- Когда все закончилось и я вернулся после той победы, лучший кондитер Баку сделал для меня торт из белого и черного шоколада, в натуральную величину воссоздающий финальную позицию матча. И оказалась проблема: торт дали, а съесть нельзя. Просто никто не решался это разрушить! Он у нас на балконе - чтоб не растаял - простоял месяца полтора. Потом отдали знакомым на свадьбу. Такое у меня шоколадное воспоминание осталось.

ИНТЕЛЛЕКТ ПОЛИТИКУ НЕ МЕШАЕТ

Несколько лет назад Гарри Каспаров организовал в Америке шахматный фонд, разрабатывающий образовательные программы для детей. Об этом детище создатель рассказывает подробно:

- Мы реализуем ряд программ, занимаемся введением шахмат в школьную программу, преимущественно в бедных школах. То есть там состоятельные люди хотят вложить деньги в улучшение интеллекта нации. Любой фонд может существовать, когда у людей, располагающих финансами, есть желание их пожертвовать. В Америке людей с таким желанием значительно больше, чем в России. Они понимают, что будущее страны связано с вложениями в национальный спорт, экономику, образование. В России игра находится в серьезном кризисе. Проблески связаны только с усилиями местных энтузиастов (в Костроме, например, работает на чистом энтузиазме шахматная школа).

Проблемы интеллекта - лейтмотив каспаровских монологов, его тема. В сущности, она и образует тот стержень, на котором держится железная логика.

- Все наши беды от обесценивания интеллекта! Революции происходят в мозгах! - Гарри Кимович повторяет это часто. И доносящийся со стороны вопрос, зачем шахматист подался в политику, парирует:

-Не думаю, что интеллект мешает заниматься политикой!

Политика, впрочем, не интеллектуальная игра, а труд.

Приходится применять свой интеллект к конкретной ситуации. Одно дело - мое видение, а другое - то, как все воспринимается людьми, с которыми говоришь. Общий знаменатель может быть далеким от того, чего бы мне хотелось. И единых правил здесь быть не может, только некоторая общность интересов. Нужно объективно реагировать на постоянно меняющуюся ситуацию. Так что участие в политике - не игра разума, а моральный императив: я здесь, потому что хочу еще что-то сделать для своей страны.

Чистое интеллектуальное удовольствие находит Каспаров в писательстве. Его многотомник об истории шахмат "Мои великие предшественники" почти завершен. Одна из частей посвящена многолетнему сопернику, Карпову:

- Я слово сдержал: обещал же написать лучшую книгу о Карпове! Меня в данном случае не интересуют личные или политические проблемы. Это просто дань вкладу, внесенному человеком в шахматы. Абстрагироваться от личного отношения и посмотреть на проблему со стороны трудно, но это необходимо для оценки любой ситуации. Через пару месяцев надеюсь завершить, и в следующем году книга выйдет сразу в 18 странах.

Жизнь отражается в шахматах или им подражает? После разговора с Гарри Каспаровым на этот вопрос сразу не ответишь. Слишком явно он в каждой фразе проявляется как гроссмейстер. Перед ним не политический или социальный проект - перед ним шахматная партия...

Татьяна БРИЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 28.01.2006

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
62,685172,532977,108271,5747
Афиша недели
Айболит, а не гангстер?
Гороскоп на сегодня