13.05.2006 / Рубрика "Контакты"

Тайны "Перелома"

Недавно в Москве, в Союзе писателей России состоялось обсуждение романа "Перелом" мурманского прозаика Николая Скромного.

В конференции участвовали критики, литературоведы, публицисты, редакторы литературных газет и журналов, руководители Союза писателей России.

Во вступительном слове первый секретарь правления Союза писателей России Геннадий Иванов отметил, что Скромный - это "один из самых загадочных писателей второй половины ХХ века в России. О его романе слышали почти все, фрагментарно читали некоторые, а от начала до конца прочли единицы".

Все участники форума оценили роман исключительно высоко. Уместно будет привести некоторые цитаты.

Критик Эмиль Мустафин: "Меня восхитил язык романа. Столько наречий намешано!"

Критик Владимир Бондаренко: "Это произведение о судьбе страны. Роман-судьба. Не было бы того перелома - не было бы теперешней России".

Ведущий публицист журнала "Наш современник" Александр Казинцев:"Роман Скромного - самая значительная книга в России семидесятых годов прошлого века, она же - и самая непрочитанная, самая неоцененная".

Редактор журнала "Наш современник", поэт Станислав Куняев: "Автор поразил меня правдой. К сожалению, московская критика не сразу разглядела нового большого писателя, не ввела его в ряд: Белов, Распутин, Абрамов, Скромный".

Редактор газеты "Московский литератор" Николай Дорошенко:"Автор сознается, что у него остался большой запас материала, не вошедшего в роман, и я с интересом жду продолжения романа, вплоть до наших дней".

Один из талантливейших русских литераторов второй половины двадцатого века, пройдя в детстве, отрочестве и юности Казахстан и Кубань, Поволжье и Кронштадт, был после учебы направлен на Северный флот, да так и остался в Заполярье. Именно здесь он вырос в писателя, автора четырехтомного романа "Перелом".

Снова и снова возвращаюсь мысленно к характеристике Скромного, сделанной Геннадием Ивановым, как "одного из самых загадочных писателей второй половины двадцатого века". Отваживаюсь привести ряд рассуждений, допуская, что размышления над тайнами Скромного привлекут к роману "Перелом" более широкий интерес.

Загадка номер один. Скромный более четверти века занимается литературной работой, написал четырехтомную эпопею объемом тысяча триста семьдесят страниц (четырехтомный "Тихий Дон" - лишь на сто страниц больше), и работа эта шла по совместительству с флотской, параллельно с глубоким литературным, историческим, филологическим, и электротехническим самообразованием. Непостижимая трудоспособность! А ведь (немногие знают) Скромный - ещё и даровитый художник, он пишет картины маслом и собственноручно делает мебель для своей квартиры.

Загадка вторая. Скромный создает один из самых объемных и острых романов в русской литературе. Откуда такое бесстрашие? Как ему дался исторический материал предыдущей эпохи?

Третья тайна. На конференции в Москве прозвучал вопрос: где и что можно ещё прочитать у Скромного? Нигде! Ничего! Ни малого рассказика, ни очерка даже. Такая сконцентрированность, целенаправленность, такая сосредоточенность на избранной теме. Другого такого примера в русской литературе, скорее всего, нет. Всю свою фантастическую энергию, всю любовь к Отечеству и родному слову Скромный вгоняет в одно, единое и единственное произведение.

Четвертая загадка. Язык! Тема романа - оборотная сторона коллективизации, формирование ГУЛАГа в Западном Казахстане. Народный вал, гигантские потоки горя и страдания. Языковой котел - смесь русских диалектов, украинского, чеченского, казахского, польского языков. Где будущий писатель услышал все это, ведь он с девятнадцати лет в Заполярье, трудится на флоте?

Пятая загадка. Всю жизнь автор проводит вдали от места действия романа. Что за сердечная силища у Севера, если он нашим лучшим северным писателям (Маслову, Скромному) помогал десятилетиями работать на теме "малых родин", жить жгучей жаждой правды и добра...

...Талант всегда труд. Бывают люди способные, но ленивые. Значит, нет таланта. Труд - составная часть таланта. Но талант - всегда ещё и тайна. И часто тем больше тайн, чем больше таланта...

А тайнам нескончаем ряд! Возьмём еще одну. У самого Скромного так называемая говорящая фамилия. Он ведь действительно тише воды, ниже травы. Частенько - даже жаль...

Но - постучим по дереву! - на то и тайна!

Виктор ТИМОФЕЕВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 13.05.2006

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,922776,077778,545974,4264
Афиша недели
Экранизация балета и «Инстаграма»
Гороскоп на сегодня