09.02.2008 / Рубрика "Контакты"

На велосипеде - по следам гения

Фото: Васильев Владислав
ВВасильев на г. Роман-Кош (высшая точка Крыма).

Февральским днем его отпевали в Конюшенной церкви, затем друзья отслужили панихиду по убиенному, после чего деревянный ящик с гробом погрузили на крестьянские сани. Рядом примостился безутешный верный слуга погибшего Никита Козлов. За санями следовали в зимней карете один из близких друзей поэта Андрей Тургенев и жандарм. Печальный кортеж направлялся на Псковщину, в Святогорский монастырь, где покоились предки умершего - Ганнибалы и где в 1836 году на пасхальную неделю он похоронил мать Надежду Осиповну по ее завещанию.

Последний путь Александра Пушкина тянулся по уснувшим под снегом полям, редким перелескам. Русские просторы молчаливо прощались с гением...

Один из первых пушкинских маршрутов Владислав Васильев, в те годы студент Ленинградского госуниверситета и путешественник, проехал на Гатчину и Лугу на велосипеде по дороге, по которой везли мертвого поэта. А могилу Пушкина он посещал еще школьником, когда приезжал из Великих Лук в Михайловское и Тригорское работать летом в заповеднике. Первым же его наставником в пушкинской теме стал сам Семен Семенович Гейченко - директор заповедника.

По следам великого поэта Васильев проехал в седле велосипеда десятки тысяч километров, а всего пушкинских маршрутов у него насчитывается более десяти.

- Когда начинал цепочку пушкинских походов, думал: вот доберусь до Кавказа и успокоюсь, - признался Владислав Валентинович. - Но потом понял, что оставить их просто так не могу. Решил продолжить.

Неутомимый путешественник доехал до Пятигорска. Эта дорога - единственный путь от Ростова-на-Дону до Пятигорска, по которому можно попасть на Кавказ. По ней ехал опальный поэт и остановился в районе Кавказских Минеральных Вод, чтобы оттуда проследовать в Крым вместе с семьей генерала Раевского.

Прошедшим летом сотрудник МАГЭ Владислав Васильев продолжил маршрут по следам Пушкина уже в Крыму. Как известно, Пушкин с семьей Раевского в Тамани не задержались - переправились на крымский берег. Новый поход Васильева и его коллег-велотуристов, которых он нашел по Интернету, начался в городе Крымске Краснодарского края.

Велосипедисты перебрались через Керченский пролив на пароме. По южному берегу доехали до Арабской стрелки, пересекли Керченский полуостров, и дальше - в Алушту. Донимала путешественников жара, палящее солнце, хотя август был на исходе. Влад сравнивал свой недавний поход в начале лета на родном Кольском полуострове, когда он с вологодскими велотуристами покорял труднодоступные Кейвы. Холод, комары, болота, надоедливый дождь... А в Крыму приходилось прерывать движение из-за невыносимого зноя, ждать, когда станет чуть прохладнее.

В Алуште Васильев попрощался с товарищами и повернул на Гурзуф, где отдыхала его семья. И снова поспешил по следам Пушкина в Гурзуфе. Прибыл поэт в это благословенное место на военном бриге, предоставленном прославленному генералу Раевскому.

Легко представить, как шел бриг вдоль изрезанного бухтами берега Тавриды. Как упругий ветер полощет паруса, как вечерняя закатная дорожка золотится на волнах. А Пушкин все стоит на палубе, всматривается в очертание далеких гор, покрытых кисеей тумана, и не уходит спать всю ночь. Разве уснешь? Невиданная красота взволновала поэта до глубины души.

Шуми, шуми, послушное ветрило,

Волнуйся подо мной, угрюмый океан.

Эти строки родились в Гурзуфе. В Юрзуфе, как раньше называли это райское место под крымским солнцем, по признанию поэта, он провел три лучшие недели в своей жизни: купался в море, ездил верхом в горы, был немного влюблен в очаровательных дочерей Раевского...

Васильев сделал снимки, связанные с пребыванием поэта в Гурзуфе. И тут заметил досадную ошибку на мемориальной доске, где указывалось, что в 1820 году Пушкин отдыхал здесь в доме генерала Раевского.

- Отдыхал он в доме Ришелье, а не Раевского, - поправил Владислав Валентинович. - Свой дом хозяин гостеприимно предоставил семье генерала.

Дальнейший путь поэта - через Георгиевский монастырь в Бахчисарай, на Симферополь и Перекоп.

- Все же Пушкин был большим путешественником, - заметил Васильев. - Может быть, я чувствую в нем родственную душу из-за этой охоты к перемене мест. Александр Сергеевич мог, например, взять трость, запросто прогуляться пешком от Санкт-Петербурга до Царского Села и вернуться обратно.

В его жизни Пушкин был всегда. Владислав Васильев старается открыть своего Пушкина - без хрестоматийного глянца, жившего с радостью и страданием и с неизменным жадным интересом к миру. Он выбрал дороги поэта по бывшей Российской империи. В пути нередко возвращался в мыслях к любимому поэту. Что привлекало и пленяло воображение Александра Сергеевича, например, в южных степях? Какие думы терзали его? Что вспоминал? Как рождались гениальные строки?

- Крым мне открыл Пушкин, - признался Васильев после похода.

Следующий маршрут по следам русского гения путешественник планирует в Кишинев. Южная ссылка Пушкина интересует Владислава Васильева много лет. В Молдавии еще совсем молодой опальный поэт жил беспокойно и светло.

За десятилетия для Васильева стало внутренней необходимостью - садиться в седло велосипеда и отправляться хоть за тысячу километров. По следам Пушкина...

Фото: Васильев Владислав
Васильев на фоне Аю-Дага.
Фото: Губанов Валентин
На склоне г. Караул-Оба у Нового Света. Пушкин видел её с моря.
Виктория НЕКРАСОВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 09.02.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
62,293472,465976,340969,7942
Афиша недели
Призраки российского проката
Гороскоп на сегодня