17.08.2005 / Происшествия

БОЙЦАМ НАЧИСЛЯЛИ ДВОЙНУЮ ЗАРПЛАТУ, НО ПОЛУЧАЛИ ЕЕ НЕ ОНИ...

Похоже, нарушения закона в бывшем УИН нашей области, ныне именуемом управлением Федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН), не кончились... Областная прокуратура 23 июля предъявила обвинение в мошенничестве в особо крупном размере начальнику финансовой группы отряда специального назначения. Когда-то этот отряд назывался "Русь", потом "Айсберг". Сейчас просто спецназ...

Фигурантке вменяется в вину похищение средств федерального бюджета в размере более миллиона рублей.

Странно то, что недавно из управления ФСИН Минюста в Мурманск приезжала комиссия, которая после громкой истории с привлечением к уголовной ответственности бывшего начальника УИН Лихолата проверяла деятельность местных сотрудников этой системы. Не найдя особых нарушений, комиссия оценила их теперешнюю работу как удовлетворительную.

Так что же натворила начальник финансовой группы спецназа?

Об этом рассказал старший следователь отдела по расследованию особо важных дел областной прокуратуры Игорь Бусоргин, который ведет следствие.

- Прежде всего хочу отметить, - говорит Игорь Львович, - тщательную работу ревизоров территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора нашей области (бывшее КРУ). Это они проверяли деятельность коллектива бывшего УИН. Бригада, которая исследовала и финансовую деятельность бухгалтерии спецназа, трудилась с ноября 2004 года по апрель нынешнего. Ревизоры Татьяна Тюрина и Елена Малинина представили нам материалы об этой крупнейшей недостаче государственных средств. С этого началось следствие. Вы спрашиваете, как умудрилась бухгалтер изъять более миллиона рублей из госказны? Методы довольно просты.

Известно, что спецназовские бойцы почти постоянно в командировках в горячих точках, - продолжает следователь. - А по приезде в Мурманск уходят в отпуска. У фигурантки с бойцами сложились очень добрые, доверительные отношения, так как она не уставала им твердить, что, несмотря на все трудности, "выбивает" для них зарплату, командировочные и т. д., хотя их выбивать совсем было не нужно: в кассе УИН всегда находилось достаточно средств. Так вот она, перед тем как бойцы уезжали, предлагала оставлять подписанные ими доверенности на получение денег. И бойцы делали это: оставляли чистые листы бланков, где стояла лишь подпись получателя денежного довольствия. Но ни суммы, ни даты выдачи не было. Эти данные проставляла сама бухгалтер. С учетом разъездной работы бойцов все это выглядело вполне пристойно. Затем, когда она составляла ведомость на выдачу зарплаты спецназовцам, то одновременно выписывала расходно-кассовые ордера на выплату этих же сумм тем же бойцам. И именно эти деньги она похищала, используя доверенности, которые оставляли ей парни. А если у нее не было доверенности, то сама расписывалась в кассовых документах. Причем подчас не заботясь о том, похожа подпись или нет.

- Непонятно, неужели ее никогда не проверяли? Ведь любая финансовая ревизия могла всю эту систему выявить.

- Похоже, не проверяли, - отвечает следователь. - Она сама составляла отчеты и отправляла их в центральную бухгалтерию УИН, то есть сама себя контролировала! Практически обвиняемая выписывала подложные документы на весь состав отряда спецназначения.

- Надо надеяться, эти материалы изъяты? - спрашиваю я Бусоргина, оглядывая его кабинет, заполненный десятками томов бухгалтерских документов.

- Да, - отвечает он, - но несколько томов исчезли. Однако доказательств, содержащихся в остальных изъятых материалах, а также свидетельских показаний, которыми располагает следствие, достаточно.

- Как еще обманывала государство эта финансистка?

- Мы выявили просто уникальные случаи. Предположим, бойцу предназначалось выплатить 10 тысяч рублей. Из этой суммы должны были быть удержаны алименты за месяц - 2 тысячи рублей. Значит, на руки он должен был получить 8 тысяч. Но по расходно-кассовому ордеру он получает все 10 тысяч. Однако семье, точнее жене, перечисляются алименты в полном объеме. Итак, всем хорошо: бойцу, семье. Только бюджету плохо...

Так вот после такого подарка как боец будет относиться к своему бухгалтеру? - продолжает следователь. - Естественно, у них и сложились великолепные дружеские отношения с финансистом. Вы же знаете, что такое строгий бухгалтер в иных подразделениях и конторах: "Это нельзя, это не положено. Денег не выдам..." и т. д. А тут - все наоборот. Ну не бухгалтер, а сокровище! Поэтому бойцы и доверяли ей, поэтому и оставляли незаполненные бланки доверенностей со своими подписями для получения денег.

- Игорь Львович, во время следствия вы какие-либо трудности испытываете?

- Поначалу были немалые сложности. Бойцы отказывались свидетельствовать против обвиняемой. Особенно когда шла речь о подлинности подписей в ведомостях. Их можно понять: давление они, видимо, испытывали немалое. А парни работают по многу лет, ездят в Чечню, воюют там, подставляя свои головы под пули. Короче, служат честно. И, конечно, боятся: если они скажут правду, их могут попросту уволить. К счастью, сейчас ребята стали приходить и говорить все как есть. Ведь фактически бухгалтер их подставляла, используя фамилии.

Кстати, я поставил в известность о трудностях и и. о. начальника Мурманского управления ФСИН Цыганкова, и начальника отряда Передрука. Считаю, что они должны быть заинтересованы в установлении истины.

- Ну, а сейчас, как я полагаю, следствие идет активно.

- Можно сказать, что так.

Зарема БОРОВАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 17.08.2005

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
67,751979,174982,939876,0232
Афиша недели
«Лимита» широкоэкранная
Гороскоп на сегодня