11.02.2012 / Происшествия

Авось ценою в жизнь

Фото из архива редакции.

- Личности погибших удалось установить только по ДНК. После аварии машина горела, и тела полностью обуглились. Представляете, каково родственникам - им даже опознавать было некого... Ребята погибли все молодые, не старше 25 лет, - начальник отдела по расследованию уголовных дел о ДТП следственного управления при УМВД России по Мурманской области Александр Оношко рассказывает о трагедии, разыгравшейся летом прошлого года на Ленинградке.

Неудачные маневры

Тогда двое молодых людей и девушка решили после работы прокатиться на машине. Все были слегка навеселе (это впоследствии установила экспертиза), в том числе и владелец авто, сидевший за рулем. В какой-то момент он не смог удержать руль: машина, двигавшаяся с большой скоростью, зацепила обочину, колеса вывернуло, и через несколько секунд все было кончено. Авто пролетело метров восемь над крутым спуском и рухнуло в лесополосе. В следующий момент взорвался бензобак.

Полицейские говорят: если бы не пожар, который заметили проезжавшие мимо автомобилисты, ребят могли бы и вовсе не найти - так далеко от дороги оказалась машина.

Следствие по этому делу длилось недолго: экспертам все было ясно на месте. Водитель мертв. Обвинение предъявлять некому.

Впрочем, чаще коллеги моего собеседника сталкиваются с делами, которые приходится расследовать годами. Им в производство попадают только особо запутанные и резонансные происшествия. В минувшем году удалось осудить нескольких водителей, которые ждали ответственности по несколько лет. Так, в Североморске недавно вступил в силу приговор Александру Брухальскому, из-за неосторожности которого погибли четверо и еще одна женщина стала инвалидом. Дело дошло до суда более чем через четыре года после трагедии.

14 октября 2007 года Брухальский со своим другом ехал по автодороге Мурманск - Североморск. В районе Сафонова решил обогнать «девятку». Маневр провел неудачно и зацепил двигавшуюся впереди машину. Впоследствии оказалось, что женщина за рулем «девятки» была знакомой горе-водителя. Получив удар, она не справилась с управлением и машина вылетела на встречку, где столкнулась с «Шевроле Ланос». Женщина-водитель и ее пассажир погибли, как и водитель, и пассажир «Шевроле», еще одна пассажирка иномарки пятый год находится в коме.

В кровавой аварии невредимы остались двое: виновник ДТП и его приятель-пассажир. По их версии, это женщина за рулем «девятки» подрезала их. Инспекторов они даже уверяли, показывая на свой длинный тормозной след, что его оставила машина погибшей.

Других свидетелей происшествия не было, записей каких-либо камер наблюдения тоже. Более того, понятые, которые засвидетельствовали своими подписями верность составленной гаишниками схемы ДТП, оказались знакомыми подозреваемого - в маленьких городках все друг друга знают - и впоследствии отказались от своих подписей, уверяя, что схема составлена неверно.

Подозреваемый так упорно настаивал на невиновности, что ему предложили пройти исследование на детекторе лжи, но мужчина отказался. По действующему законодательству полиграф - дело добровольное, отказ от него не влечет никаких последствий.

Тугое дело не двигалось, срок давности неумолимо истекал. Руководство райотдела попросило о помощи областное следствие. Привлекли лучших экспертов, которым удалось-таки по немногим документально закрепленным следам восстановить полную картину происшествия. По их данным, вина Брухальского выглядела однозначной. Оношко признается: повезло с гособвинителем. Прокурор вникла в сложные технические подробности происшествия и донесла их до суда. Осужденному назначили четыре года условно.

Убить не хотел, просто спешил

У потерявших в авариях родных и близких сравнительно мягкое наказание, которое обычно постигает виновных, часто вызывает шок, обиду, чувство несправедливости. Ну несоизмерим условный срок и даже реальные месяцы колонии-поселения с отнятой или сломанной жизнью.

И тем не менее Уголовный кодекс не позволяет наказывать за последствия кровавых аварий строже. ДТП, результатом которого стали увечья или гибель, относится к так называемым «неосторожным» преступлениям - совершенным не умышленно, а по обычному разгильдяйству. Юридически нельзя считать убийцей человека, который, выжав педаль газа, случайно сбил кого-то. Не было у него цели лишить жизни или изувечить. Просто... спешил.

Весной в Мурманске на подъеме около МГТУ пьяный мужчина на «Мерседесе», некий Шипков, зацепил колесом бордюр, выскочил на встречку, влетел в таксиста и скрылся с места аварии (позже оказалось, что и машина-то чужая, взял у приятеля покататься). Травмы, которые получила пассажирка такси, на языке судмедэкспертов называются «неизгладимым обезображиванием лица». Пластические операции, дорогое лечение - такова цена пьяной «неосторожности».

Как говорит Александр Оношко, техническая неисправность крайне редко становится причиной аварии. Как правило, к трагедиям приводит пресловутый человеческий фактор. Да и в том, что подводит техника, зачастую виноват сам автомобилист. Именно так было в громкой истории о столкновении пассажирских автобусов на автодороге Кировск - Коашва (на фото) 20 декабря 2010 года. «Икарус» и «Марз» перевозили рабочих рудника и работников швейной фабрики. 38 человек в аварии получили травмы, четверо погибли, в том числе водитель «Икаруса».

К слову, с тем громким происшествием была связана еще одна, крайне неприглядная, но не менее показательная история. Один из пострадавших в аварии лишился пластиковой карточки. Ну мало ли - потерялась в суматохе. Однако через некоторое время со счета мужчины были сняты практически все деньги. К делу подключилась полиция. Выяснилось: наличные снимала... фельдшер скорой, спасавшей рабочих. Воспользовавшись случаем, она попросту вытащила карту у мужчины, которому оказывала первую помощь. Как говорится, за гранью... Сейчас вина воровки доказана, ей вынесен обвинительный приговор. Что же касается самой аварии, то недавно ее виновником суд признал шофера «Марза», Павла Марахина.

Одной из решающих причин того, что многотонный автобус перестал слушаться водителя и влетел прямо в «Икарус», стало отсутствие на нем грязезащитных щитков, которые предохраняют тормозную систему от обледенения. Без них в условиях непогоды машина в любой момент может потерять управление, поэтому при такой неисправности транспортное средство эксплуатировать запрещено. И водитель, и владелец автобуса - индивидуальный предприниматель, по договору перевозивший рабочих, об этом знали, однако автобус вышел на маршрут. Понадеялись на авось.

Рванул под бензовоз

На что надеялся мужчина, который летом прошлого года над Кольским мостом на своем «Опеле» принялся обгонять вереницу следующих впереди машин, непонятно. Выжав педаль до отказа, он рванул, царапая другие авто, вперед - прямо под бензовоз. Запись камер наблюдения поразила даже экспертов. Счастье, что цистерна шла порожней, иначе взрыва было бы не избежать. И водитель тяжеловеса оказался опытным, сумел удержать машину над пропастью. Итог - погибший пассажир «Опеля», к слову, отчим виновника аварии.

Всего за год сотрудники отдела по расследованию ДТП направили в суд 62 уголовных дела. Главный виновник почти всех эпизодов один - русский авось.

Татьяна БРИЦКАЯ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 11.02.2012

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,533668,580172,985372,0079
Афиша недели (16+)
Так по-разному средние фильмы
Гороскоп на сегодня