02.02.2013 / Происшествия

«Колючка» не стала помехой...

Мобильный телефон, полезные знакомства и несколько тысяч рублей - вот и весь «стартовый капитал», который понадобился уроженцу Апатитов Максиму Глазко*, чтобы создать сеть по торговле героином. Примечательный факт: криминальным бизнесом организатор преступной группы руководил «из-за решетки» - отбывая наказание в колонии строгого режима. Помешать ему в этом не смогли ни колючая проволока, ни денно и нощно сторожившие его сотрудники исправительного учреждения.

Карьеру уголовника осужденный Глазко начинал с банальной кражи. Так сказать, по принципу «украл - выпил - в тюрьму». Вскоре снова попал за решетку, на этот раз по обвинению в вымогательстве.

Пребывание там, где «небо в клеточку», нередко заставляет человека переосмыслить свою жизнь, выбрать новую дорогу. Наш герой тоже переосмыслил и выбрал: «Кража, вымогательство - как-то все это мелко, несолидно. А вот барыжить героином…»

Пять лет назад Глазко мотал срок в колонии общего режима, расположенной в поселке Зеленоборском. Тогда он и решил организовать свой бизнес. С воли у него остались контакты с наркоманами, которые пришлись весьма кстати, - с такими людьми договориться просто, стоит лишь пообещать легкие деньги и свободный доступ к героину.

Местом распространения отравы Глазко выбрал свой родной город Апатиты. Вот только раздобыть наркотики там проблематично. Как и в другие города Заполярья, везти их нужно из Мурманска.

Героин - почтой

Обшарпанный почтовый ящик в обычном панельном доме областного центра Глазко счел идеальным местом для организации тайника. Созвонился с мурманскими торговцами и попросил их положить в ящик два свертка с героином - около 110 разовых доз. Для большей конспирации наркотики были спрятаны в сигаретной пачке. За товаром из Апатитов выехал давний знакомый Максима, наркоман Владимир Коробов. Он же и должен был расплатиться за партию героина - оставить в этом же ящике30 тысяч рублей. Для надежности взял с собой подругу - тоже наркозависимую. Однако купить зелье - лишь часть плана. Куда сложнее доставить его в свой город для распространения.

Дорога в Апатиты привела путешественников не к желанной прибыли, а прямиком на скамью подсудимых. На одном из постов ГИБДД их уже поджидали сотрудники областного наркоконтроля. Коробов был практически чист - героина при себе нет, находящуюся рядом женщину можно назвать случайной попутчицей и выдать ее полиции. Однако наркополицейские «встречали» именно Владимира и ничуть не были удивлены, что наркотики хранились не у него, а в кармане сидящей рядом девушки.

Не отступать, не сдаваться

Спустя год после неудавшейся попытки провезти зелье в Апатиты (за это время он переехал в Мурмаши, в колонию строгого режима), Глазко решил попробовать еще раз. Теперь в помощники взял наркоманку, которой доверил роль сбытчика, и… собственную мать.

Она должна была получать героин через третьих лиц и передавать его более мелкими партиями для дальнейшего сбыта. Также в ее обязанности входили контроль за распространителем и получение выручки. Связь с сыном женщина держала по мобильному телефону.

Схема довольно простая: Максим Глазко договаривается о поставке героина, его мать покупает наркотик и отдает под реализацию. Часть вырученных денег в качестве платы за хлопоты оставляет себе, а остальное откладывает для покупки очередной партии отравы.

Покупателей наркоманка-распространитель нашла в среде своих друзей уже через пару дней. Вот только долго ее работа в составе преступной группы не продлилась - на следующий день после продажи первой дозы девушку задержали сотрудники наркополиции. Еще через сутки оперативники вышли и на мать Глазко. При обыске в ее квартире обнаружили 50 доз героина.

Героин - почтой-2

Неудачи заставляют опустить руки только безвольных слабаков, а сильных духом они лишь делают крепче. Вот и наш герой не сдался, решил поставлять наркотики на территорию 18-й колонии, в которой отбывал наказание. Оказавшийся к этому времени на свободе Владимир Коробов снова решил помочь товарищу. К тому же теперь схема была в корне иной - никаких тайников в подъездах и розничной торговли в притонах и на улице. От подельника всего-то и требовалось - приобрести партию наркотиков и переслать их посылкой адресату по другую сторону колючей проволоки.

Гашиш и героин поставлялись на территорию колонии вместе с пищевыми продуктами. Гашиш - в полимерном пакете вперемешку с гранулами растворимого кофе, а героин - с ингредиентами растворимого пюре.

Так как Коробов уже был судим за распространение наркотиков, отправлять посылку от себя лично он не стал, а использовал втемную знакомого, не участвовавшего в сговоре с Глазко. Однако довести преступный умысел до конца не удалось и на этот раз, поскольку в колониях проверяются все посылки, а потому наркотические средства в ней обнаружили с легкостью. Узнав о том, что дело провалилось, Коробов незамедлительно позвонил отправителю с мольбой не выдавать его, а сказать, что посылку попросил отправить некий совершенно незнакомый мужчина.

«Это провал!» - подумал Штирлиц

Завершающим и самым крупным эпизодом в деле уголовника Глазко стала его третья попытка развертывания сети по наркосбыту в Апатитах. В свою команду он набирал практически все тех же - Коробов, не слезший с иглы и мечтающий о золотых горах, снова примкнул к закадычному другу. Да и человек, отправлявший Глазко в колонию посылку с наркотиками, оказался не прочь поучаствовать в криминальной авантюре. Добавились к ним еще двое, одна из которых - наркоманка Юлия Стрельцова. У нее уже был опыт торговли героином, а потому для общего дела она оказалась весьма кстати.

На этот раз действовали по всем канонам шпионских детективов: новоявленные «штирлицы» наркотики передавали через закладку близ федеральной трассы. Несколько партий было реализовано успешно. Во многом благодаря тому, что поначалу система конспирации работала без сбоев и никаких подозрений их деятельность не вызывала. Однако ни частые смены сим-карт и мобильных телефонов, ни зашифрованные послания не уберегли преступников от пристального внимания наркополицейских. В один из дней, когда Стрельцова везла в Апатиты очередную партию героина, ее остановили на посту ГИБДД. Курьер поняла, что отпираться и что-то придумывать смысла нет. От подельников помощи ждать не стоит, бежать некуда. В тот день у нее обнаружили немалую партию - около ста граммов наркотической смеси, состоящей из героина и метадона, примерно 1200 разовых доз. Именно она и раскрыла карты преступной группы, рассказав и о всей системе конспирации, и о действующих лицах.

Участники организованной преступной группы встретились на скамье подсудимых. Заседание проходило долго, каждый эпизод был досконально рассмотрен. Юлия Стрельцова из зала суда отправилась в колонию общего режима, где проведет ближайшие четыре года. Владимиру Коробову суд назначил наказание в виде семи лет особого режима, а организатора преступной группы мир не увидит еще дольше - он приговорен к 11 годам лишения свободы, при этом большую часть из них проведет в самых неприятных условиях - в тюрьме, после чего отправится «досиживать» на особый режим.

От редакции:

История преступного мира знает немало примеров, когда криминальный авторитет, даже находясь в тюрьме, сохранял влияние на воле. Так было и с Вячеславом Иваньковым по кличке Япончик, и с мафиозным боссом Лаки Лучано. Последний даже сумел сыграть важную роль во Второй мировой войне.

В 1943 году союзники легко и быстро захватили Сицилию. Операция «Хаски» прошла как по маслу, потому что задолго до высадки Военно-морская разведка США обратилась с просьбой о помощи к Лучано, отбывавшему 50-летний срок в американской тюрьме. Результат - сицилийская мафия предоставила американцам промеры морских глубин на побережье, схемы береговых укреплений, был организован саботаж и предоставлены проводники для разведгрупп. А Лучано был досрочно освобожден после победы.

Персонаж, поименованный выше Максимом Глазко, конечно, калибром уступает Лаки Лучано, его «подвиги» вряд ли войдут в учебники по криминалистике. Но вопросы - вызывают.

Места, где преступники отбывают наказание, у нас называются исправительными колониями. Вряд ли многие из нас льстят себе надеждой, что, отсидев положенное, все воры и убийцы выходят на свободу перековавшимися и «исправленными». Но мы вправе надеяться, что на время изоляции этих «героев» общество по крайней мере может рассчитывать на защищенность. Оказывается, нет? Выходит, и сидя за «колючкой», они наносят нам вред, совершая очередные криминальные подвиги?

В каждой колонии есть оперативная часть. Обязанность ее сотрудников - знать, чем «дышат» заключенные, какие у них настроения, что они затевают. Кстати, мобильный телефон - основной инструмент наркоторговца Глазко - это не тот предмет, которым может владеть осужденный.

И когда знакомишься с перипетиями этой истории, все острее ощущается вопрос: чем все эти годы, на протяжении которых Глазко четырежды организовывал сеть по распространению наркотиков, занималась оперчасть ИК-18? Как такое вообще могло стать возможным?

***

*Имена и фамилии действующих лиц изменены.

Алексей ОСЕТРОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 02.02.2013

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,875776,184879,000772,9161
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня