20.09.2014 / Происшествия

«Надругался? Дело-то семейное…»

Фото с сайта http://eesun.ru

Словно цепляясь за подножку уходящего поезда, ведут себя иные женщины, пытаясь удержать ускользающего из их жизни мужчину. И не замечают при этом, что под колесами «локомотива любви» оказываются порой их дети.

Без вины виноватая

Вот очередной номер газеты объявлений, рубрика «Знакомства». Одно из них набрано крупнее остальных да еще и в затейливой рамочке: «Порядочная, обаятельная, привлекательная дама 45 лет (выгляжу на 10 лет моложе!), имеющая дочь-старшеклассницу, ищет любящего мужа и заботливого отца».

Вроде бы обычное приглашение к знакомству. Почему же в последнее время на таких объявлениях спотыкается взгляд?

...Листаю в архиве суда очередное уголовное дело по статье 131 УК РФ. Все как обычно: протоколы допросов, заключения судмедэкспертов, документы об изъятии вещественных доказательств. И вдруг на фоне таких казенных бумаг вполне человеческий документ. Письмо в адрес следователя от одной из свидетельниц - соседки семьи пострадавшей девочки. Когда шло следствие, она оказалась в длительном отпуске в другом городе и решила откликнуться письмом, мол, по мобильнику подробно не расскажешь. Нет, потом она вернулась, конечно, и участвовала в заседании суда, но то письмо мне показалось весьма интересным:

«Понимаете, - писала она, - я тут оказалась без вины виноватой. Вмешалась нечаянно в семейные дела соседей. И после этого мне жизнь немила. Пока не уехала к матери на Урал, каждый день скандалы были. Соседка оскорбляла, в драку лезла. На лестничную клетку выйти было страшно, а уж зайти с ней в лифт и вовсе невозможно. А ведь я хотела как лучше...»

Так как с уголовным делом я знакомилась уже после суда, то позвонила Валентине Ивановне* (так звали соседку) и напросилась на разговор. И вот мы сидим в небольшой «однушке» в Росте, и у нее при воспоминаниях наворачиваются слезы.

Ту непроглядную сентябрьскую ночь пожилая женщина запомнила на всю жизнь. Допоздна смотрела сериал, потом хлопотала по хозяйству, спать легла уже за полночь. И когда глубокой ночью подкинул ее с кровати звонок в дверь, бросилась спросонья открывать, даже позабыв спросить: «Кто там?» Распахнула дверь, а там соседская девочка - пятнадцатилетняя Настя. Словно в дурном сне привиделось: стоит голышом, тряпкой какой-то прикрывается, вся в синяках и кровоподтеках, на плече глубокий ножевой порез, кровь, глаза безумные. Только и смогла за порог шагнуть, и ноги подкосились, сползла на пол:

- Спрячьте меня, тетя Валя.

Валентина рванула с вешалки пальто, укутала девочку, посадила на стул в кухне. Налила остывшего чаю, та и отхлебнуть не могла - зубы стучали о края чашки, вся тряслась. Кое-как соседка узнала, в чем дело, и сразу, не задумываясь, вызвала полицию. Прибывшие сотрудники тут же увезли девочку в больницу.

А чем я хуже Мадонны?

Настя - первая дочка Надежды - соседки, которая жила дверь в дверь с Валентиной Ивановной вот уже десять лет. И хотя характер у Надежды, несмотря на возраст под «полтинник», был веселый и заводной, особой дружбы между ними не водилось. Может, оттого, что жила Надя очень уж весело - пила, гуляла, водила незнакомых мужиков, ни на одной работе долго не задерживалась. И кавалеры, несмотря на то что в двухкомнатной квартире было трое детей (Настя - старшая), хороводились тут постоянно. Ну а где пьянки, там и разборки - ночные крики, грохот падающей мебели, драки. «Как еще Настя в этом бедламе такой хорошей выросла?» - удивлялась Валентина Ивановна. Спокойная, тихая, учится хорошо. Сама утром в школу собирается, младших в детсад отводит, поесть готовит, дома порядок наводит. И маленьких братишек обихаживает, поскольку мамаше, на пороге пенсии решившей устроить наконец личную жизнь, заниматься этим просто некогда.

Правда, года три назад Надежда остановилась на одном из кавалеров, портовом грузчике Витальке. Его так все и звали - Виталька, хотя мужику уже 30 стукнуло. Несерьезный какой-то, бич бичом, чаще гуляет, чем работает. Но Надя, по ее признанию, полюбила его, как сама говорила, «безумной любовью». Приняла в дом и даже расписаться было хотела, да только Виталька уперся, он, дескать, сторонник гражданского брака.

Хотя в доме обосновался прочно. Соседи косились и посмеивались: ну точно - мама с сынком. Надежда держала марку - одевалась в коротюсенькие юбочки, грудь открывала в щедром декольте: нате, любуйтесь! На соседские подначки отвечала залихватски, а чем, мол, я хуже Пугачевой или Мадонны?

Дети Витальку не приняли. Разговаривали с ним на «вы», а чаще и вообще старались разговоров избежать. Младший Сережа свой протест выразил однозначно: просто порвал большое фото отчима, которое мать поставила на комод, в мелкие клочки. Саша (он был годом постарше) старался приходить со двора как можно позже, чтобы сразу лечь спать. А Настя ходила мимо молодого маминого сожителя с каменным лицом, словно и вообще его не замечая. Когда мать как-то уехала в отпуск в деревню, забрав с собой младших, просто переселилась к Валентине Ивановне, спала у той на старенькой раскладушке.

Но для Надежды все это было неважно. «Безумная» любовь и правда была лишена всякого разума. Проявлялась она бурно: в диких сценах ревности, внезапных драках, громогласных выяснениях отношений и в столь же бурных примирениях. В потоках нежности и страсти, которые Надежда обрушивала на молодого сожителя, тонуло все ей мешающее, в том числе дети. «Наконец-то я свое счастье обрела! - хвасталась влюбленная соседкам. - Я ведь до Витальки и не знала, что такое настоящий секс. Куда там сериалам, у нас дома свое кино, никому и не снилось...»

Незаменимый

Так прошло три года. И вот наступил тот сентябрьский день, когда Надежда, прихватив младших ребят, опять укатила к родне в деревню в отпуск. «Грибов понавезу, ягод, картошечки молодой, - мечтала вслух, - и покупать не надо».

В первую же ночь случилось то, что стало для Насти кошмаром. Отчим напился и изнасиловал ее. А так как Настя оказала нешуточное сопротивление, слегка порезал ее ножом, а также, «ну совсем немного», как вспоминал потом, придушил. Так, что девочка потеряла сознание. А очнувшись, бросилась к соседке.

Нечего и говорить, что уголовное дело было тут же возбуждено. После очередного допроса у следователя Виталька ударился в бега, а вернувшаяся из отпуска Надежда сильно загоревала. Да не о судьбе искалеченной дочери, а о ненаглядном. В «виноватых» оказались все - дочь, которая подняла шум, соседка, которая сдала любимого полиции, все, только не он сам. Спустя всего месяц в уголовном деле появились «первые ласточки» - заявления от матери и дочери с просьбами прекратить дело в отношении отчима.

«Мы, я и моя дочь, уже простили Виталия, - слезно взывала к милосердию следствия Надежда. - Пусть он вернется в нашу семью, он для нас незаменимый человек. Я его люблю по-прежнему безумно и просто не могу без него жить».

А рядом - написанное совсем еще ученическим почерком - заявление дочери: «Убедительно прошу прекратить уголовное дело в отношении Виталия Николаевича. Я его простила и ненависти к нему не испытываю...» Разумеется, эти челобитные (а шли они потоком, особенно когда ненаглядный все же попал в следственный изолятор) ожидаемого результата не дали. Все же 131 статья УК, да еще преступление совершено в отношении несовершеннолетней.

Но вот что меня поражает в этой истории. Страдает без вины виноватая соседка, у нее ситуация, хоть квартиру продавай и переезжай на другой конец города. Надежда изо дня в день преследует ее изнурительными скандалами: «Зачем вмешалась в семейное дело?» Страдает девочка с изувеченной на долгие годы судьбой и психикой, заброшены остальные дети. А мама носит Витальке в тюрьму передачки с сервелатом и сниккерсами («он ведь у меня такой сладкоежка!»), бьется насмерть со следственными органами.

Не секрет, что юристы не любят таких дел. Потому что, как правило, в этих случаях жертва начинает менять показания, путаться и путать следствие - в угоду матери, с которой ей еще жить да жить. Для суда подобные дела - тоже горе горькое, потому что установить истину в процессе невероятно трудно по тем же самым причинам. А порой и вообще не доходят такие дела ни до суда, ни до следствия, остаются скрытыми от всех за дверями квартиры. Делается это не в стремлении утаить от окружающих некрасивую историю, которая пачкает родного ребенка, а в стремлении любой ценой защитить и обелить насильника. Основной аргумент горе-матерей тут до ужаса незатейлив: «А что такое случилось-то? Что, ее убыло?»

«Освободите его, мы простили его от всей души!» - умоляет в жалобах на строгий, по ее мнению, приговор Надежда. Ну, что она простила, сомнений нет. А вот что касается ее дочери, что творится у той в душе?

Битвы с тенью

Психотерапевты считают, что девочка-подросток, над которой дома надругался пьяный негодяй, обречена на тяжелое наследие шоковой ситуации. У жертвы формируется так называемая сломанная сексуальность. Долгие годы впоследствии такая жертва будет ощущать страх перед физической близостью, который перерастает порой в невозможность вести нормальную интимную жизнь, обрести счастье в семье, родить ребенка.

Испытав подобное, предупреждают психотерапевты, уже во взрослой жизни такие девочки начинают мстить мужчинам. Причем всем сразу. Женская сексуальность формируется у них в извращенном, неестественном виде.

Самое ужасное, что эти битвы с тенью продолжаются у подобных жертв порой всю жизнь. С кем бы они ни имели дела, они никак не могут найти мужчину, который не оказался бы в их понимании «скотом» и мог бы обойтись без секса вообще. Каким бы деликатным муж ни был, в подсознании все равно он будет для нее символизировать насильника, того - самого первого.

И еще один аспект, о котором не устают напоминать психотерапевты. Как правило, изнасилованные в семье девочки, которым мать внушает, что ничего особенного не произошло, от нее «не убыло», потом не в состоянии сопротивляться любому насилию. Просто не могут ощутить себя личностью, достойной уважения.

Недавно в редакцию позвонила женщина. Тоже пожилая соседка, которая с возмущением рассказала, что вот уже пять лет подряд с ней на одной лестничной клетке живет сорокалетняя морячка с сильно пьющим сожителем. Уже несколько раз прибегала к соседям ее двенадцатилетняя дочка в слезах. Жаловалась на любовника матери, который к ней недвусмысленно приставал. Соседи не раз и не два говорили об этом мамаше, но та только отмахивалась: «Сочиняет дочка. Трудный возраст, что с нее взять...»

И вот недавно счастливая мамаша девочки-подростка расписалась с сожителем. Свадьба была пышная, веселая. И теперь он живет в этой квартире с полным на то правом. А матери скоро в длительный рейс, и девочка останется с новоиспеченным отчимом наедине на много месяцев. «Что же теперь будет?!» - паникует по телефону пожилая мурманчанка.

Я продиктовала все нужные телефоны социальных служб, призванных помочь в такой ситуации. Поохала с ней, да, правда, что же теперь будет?

А вот что будет - то и будет. Может, уголовное дело, а может, семейное - за наглухо запертыми дверями. Поживем - увидим.

Но как же не хочется этого видеть...

Фото:
Фото с сайта http://debaltsevo-mvs.dn.ua
Нина АНТОНЯН

Опубликовано: Мурманский вестник от 20.09.2014

Назад к списку новостей

Еще по теме

Драмы за закрытыми дверьми

С периодичностью два раза в месяц он гоняет домочадцев - жену и взрослую дочь. Не так сказали, не так посмотрели...

Плати, а то пожалеешь

Преступил закон из-за ненависти к секс-меньшинствам - только ли?

Вагончик тронется, перрон останется

Когда любовь и ненависть идут бок о бок

Смерть на Рождество

В одном из женских романов я встретила новое и очень емкое слово о некоторых нынешних мужчинах - никчемушники

С крупной суммой на ремне

Кражу почтальон объяснила трудным материальным положением

Дюймовочка с клинком

Маленькая, хрупкая девочка сначала воровала, потом взялась за нож

Артистка Люся

Для любого человека зловещая эсэмэска с текстом «Ваша карта заблокирована, срочно перезвоните в службу безопасности по номеру» - новость шокирующая

А поговорить?

На что только не идут мужчины, брошенные любимыми

Голодный бич страшнее волка

За 244 рубля молодой подонок чуть не убил знакомую бабушку

«Жаль, всех не положил!»

Один брат в могиле, второй за решеткой. Не болезнь их выкосила - водка

Сороки-воровки

Мужчине не понять, как можно прийти в магазин без денег - «просто посмотреть»

Шаг в пустоту

Мурманскую область потрясла пятисекундная видеозапись

Жизнь обидчика - в подарок

День праздничный, но у безработного ухажера вряд ли найдутся деньги

Куда прешь? Я еду!

Последнее, что Людмила Ивановна ощутила перед тем, как потерять сознание, - чудовищной силы удар

Нужны мои деньги? Да пожалуйста!

Разве не дико уже то, что бабушка села в чужую машину и начала покорно отвечать на, мягко говоря, странные вопросы собеседника?

Дети-дети, куда бы вас дети?

Что же за чудовище женщина, которая почти в семьдесят лет напала на родного сына с ножом?

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,993174,902277,971972,9697
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня