15.08.2015 / Происшествия

А один не вернулся в отсек...

Позвонили с телевидения. По голосу сразу ясно - кто-то погиб. Внутри немедленно поселяется пустота - это от бессилия, ты не можешь ничего сделать, все уже произошло.

И точно: «Не можете ли прокомментировать?..»

Конечно, могу. Я все могу. Я могу прокомментировать чью-то погибель.

Но с еще большим удовольствием я бы согласился, чтоб телевидение мне никогда не звонило, лишь бы все подводники были живы и здоровы.

Случилась беда: при погружении АПЛ в рубке остался человек, старший мичман. Погиб, конечно. Несколько звонков - и картина проясняется: трагедия произошла на атомном подводном крейсере стратегического назначения К-117 «Брянск».

Еще несколько запросов, и появляются подробности: мичмана звали Виталий Шиманский. Опытный, большую часть жизни прослужил на Северном флоте. Человек явно не новичок, самоубийц на лодке нет - в чем же дело?

Есть у нас такие слова: «низкая организация службы» - вот из-за нее иногда и гибнут люди. Подводники узнают об этом мгновенно - сейчас ничего не спрятать, все передается из уст в уста.

Да и чего тут прятать - человека уже нет. Хотя погиб он перед Днем ВМФ, а информация начала просачиваться только накануне, в субботу. После праздника начались звонки. Думаете, центральные телеканалы откликнулись на гибель человека? Сами знаете, что нет.

«Продут главный балласт, кроме средней, осмотреться в отсеках» - вот с этой команды и начинается всплытие АПЛ в надводное положение. Если балласт продули, как сказано, то это называется «позиционное положение» - над водой торчит только рубка. А вода - она плещется прямо у входа в рубку.

Сама по себе рубка состоит из двух частей: есть боевая рубка и ходовая. Боевая герметична - все, наверное, помнят фильмы по войну, где командир смотрит в перископ - вот это и есть боевая рубка. Она герметизируется крышкой верхнего рубочного люка.

Ходовая рубка открыта всем ветрам.

В отсеках осматриваются и докладывают в центральный пост: «Замечаний нет!»

«Перейти на таблицы надводного хода!» - потом объявляется боевая готовность номер 2, наверху появляются вахтенный офицер, командир, сигнальщик. Радисты налаживают связь центрального поста с мостиком.

Иногда подается команда: «Личному составу разрешен выход наверх» - это разрешают выйти в небольшое пространство - ходовую рубку и несколько метров вокруг нее. Там есть закоулки, при желании можно перекурить, если разрешат. Перед выходом каждый в центральном посту просит разрешения выйти наверх, и его фамилию записывают в журнал ЦП - это в идеале, конечно.

Человек возвращается - следует доклад: «Такой-то спустился!»

При погружении командир с мостика подает команду в центральный пост: «Все вниз! Погружаюсь!» - после этого сворачивается связь с мостиком, центральный пост подает команду «Приготовиться к погружению», а потом и «По местам стоять к погружению!»

По этой команде каждый боевой пост, рубка, отсек докладывают: «В таком-то отсеке (БП) по местам стоят к погружению, присутствуют все». Наличие людей проверяется.

Командир спускается в лодку последним. Он обязан лично осмотреть все закоулки ходовой рубки. После этого он спускается через верхний рубочный люк, закрывает его крышкой, герметизирует и, минуя боевую рубку, попадает в центральный пост. Там он принимает доклад центрального о том, что все на местах и лодка к погружению готова. После этого следует команда на погружение.

Вот что-то из этой последовательности и было нарушено.

Что-то кто-то не выполнил или выполнил формально.

Результат - человек остался в рубке. Потом можно стучать сколько угодно - никто не услышит. Смерть его была быстрой - при погружении удар и потеря сознания. Теперь командир будет объяснять все свои действия следователю.

Сколько раз за годы собственной службы на подводной лодке я представлял себе или пожар в отсеке, или поступление воды. Все это проигрываешь множество раз, пока не привыкнешь к самой мысли, что такое возможно.

Центральные телеканалы так и не сообщили миру о смерти подводника. Только питерский телеканал «СТО ТВ». Газеты тоже промолчали: оно и понятно, погиб подводник, а не певица и не телезвезда.

Человек, прослуживший почти 20 лет подводником, рисковавший собой каждый день, ушел из-за того, что нарушили последовательность команд и действий, отточенных годами. Вот и нет человека. Все очень просто. Земля ему пухом.

Александр ПОКРОВСКИЙ, писатель

Опубликовано: Мурманский вестник от 15.08.2015

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,750876,054080,367273,1036
Афиша недели
Хит из медвежьего угла
Гороскоп на сегодня