07.11.2015 / Происшествия

Бунт на корабле

Фото: testartwell.ru

- Не было никакой погони, и в Киркенес нас никто не направлял - мы сами туда шли на плановый ремонт, - объясняет Игорь, механик «Камчатки». Того самого краболовного судна, о скандальном задержании которого мы рассказывали недавно (см. «Погоня за «Камчаткой» в номере от 27 октября).

После появления в СМИ информации о событиях в Баренцевом море в редакцию обратились находящиеся сейчас в Киркенесе члены экипажа. Они передали нам письмо, которое, по их словам, намерены также направить в прокуратуру. Судя по изложенным там подробностям, дело принимает весьма необычный оборот.

Вкратце: экипаж опровергает высказанную следственными органами и пограничниками версию о задержании судна и принудительной отправке его в порт. А также дает вполне жесткую оценку действиям своих товарищей, по заявлениям которых в отношении капитана судна была начата доследственная проверка.

Письмо подписано 21 из 29 членов экипажа. Оговоримся сразу: к коллективным письмам в защиту работодателя, появляющимся после того, как пара-тройка смельчаков рискнет заявить о беззаконии на производстве, отношение скептическое. Особенно если бумаги, как в данном случае, скреплены подписью самого работодателя - капитана Владимира Олейникова.

С другой стороны, то, что пишут и, особенно, что говорят связавшиеся с редакцией по телефону моряки, заставляет задуматься. В любом случае право на ответ имеет каждый, это - закон.

Из письма экипажа «Камчатки»:

«Приступили к работе на промысле краба 28 сентября, многие члены экипажа пошли впервые на этот вид промысла. Отработав чуть больше недели, часть матросов поняла, что для них это тяжелый физический труд. Написали заявления о списании их с судна. За отказ от работы следующие члены экипажа были переведены в пассажиры (приводится список из 7 фамилий. - Т. Б.). Они мотивировали свой отказ тем, что зарплата не переводится вовремя. Хотя бухгалтерия прислала письмо, что зарплата будет переведена на следующей неделе, задержка составляла 5 дней».

И все-таки, бастовали матросы, перевелись в пассажиры добровольно или были переведены за отказ от работы? Если же они отказались работать, то из-за тяжести физического труда или из-за того, что зарплата вовремя не пришла на карточки?

Трудовой кодекс позволяет приостановить работу до получения зарплаты. Но только если задержка составила более 15 дней. С другой стороны, это вовсе не означает, что работодатель может держать людей без денег по 2 недели. За каждый день просрочки, начиная со следующего за установленной датой выплаты зарплаты, положена материальная компенсация, даже если у организации действительно не было денег на счетах. Так что «письмо из бухгалтерии» в данном случае - не оправдание.

Однако есть еще один, пожалуй, главный нюанс: дело происходило в открытом море и не на увеселительной прогулке, а на промысле краба. Где каждый час и каждая пара рабочих рук на счету. Ловля краба - это азартная гонка. Замедлишь вылов - в барыше будут другие суда, а ты останешься без денег. Оплата сдельная. Таким образом, заявляя, что «восставшие» лишили их денег, матросы говорят чистую правду. Вдобавок работы прибавилось - ее пришлось делить на тех, кто остался в строю.

Кстати, связавшиеся с нами краболовы утверждали по телефону: главной причиной недовольства восставших было то, что до указанных событий один из моряков получил травму и не смог работать, его обязанности разделили на всех. По словам моих собеседников, работали по 16 часов в сутки. Это совсем не по кодексу, но, с другой стороны, это обычная практика для любого краболова - вне зависимости от порта приписки и флага, под которым он ходит.

- Они требовали, чтобы мы развернулись и сразу пошли в порт - их высаживать, - комментирует события механик Игорь. - То есть чтоб мы прервали промысел и вообще остались без заработка. Конечно, мы никуда не пошли. Потом они хотели, чтоб их пересадили на транспорт, на который мы разгружали улов, но там не было мест, их просто не взяли.

После этого бастующие объявили голодовку. И, как следует из письма, якобы устроили ночной погром на камбузе.

Дальше опять путаница: в письме указано, что 21 октября судно снялось с промысла для доставки бастующих на берег. Но устно моряки утверждают, что целью был плановый ремонт. А в погрануправлении ФСБ - что судно было направлено в Киркенес российскими пограничниками.

Так или иначе, 23 октября на подходе к территориальным водам Норвегии катер российской береговой охраны потребовал у «Камчатки» остановиться. На борт краболова высадились следователи и осматривали судно 8 часов. По версии капитана Владимира Олейникова, высказанной в интервью «БаренцОбсерверу», ничего необычного на судне гости не нашли и к техническому состоянию претензий не выказали. Механик, общавшийся со мной, говорит: уж он-то головой отвечает за исправность машины, все было в порядке, а в киркенесский док судно встает планово, срок подошел. У ФСБ другая версия: с неработающим дизелем далеко не уйти, судно представляло опасность для самого экипажа.

Судовой агент Антон Романов в интервью моему киркенесскому коллеге Томасу Нильсену и вовсе сообщает, что краболов только что прошел двухмесячный ремонт и отвечает всем необходимым стандартам.

Расходятся моряки и люди в погонах и в том, было ли у «Камчатки» вообще право выхода в море. Как заявляют в следственном управлении, срок действия регистровых документов истек 28 июля. В письме же указано: судно вышло в рейс «по указанию руководства ООО «Мидель», пока идет согласование регистровых документов». Но тут лукавство. Уж капитан, чья подпись стоит под письмом, точно не может не знать, что такой формы не существует, разрешение регистра либо есть, либо его нет, никаких рейсов «во время согласования» быть не может.

Итак, повторю, письмо с «Камчатки» не столько проливает свет на события, сколько запутывает. Впрочем, как известно, российский рыболовный бизнес вообще далек от прозрачности, и в каждой подобной истории - клубок интересов. Чьих? С одной стороны, моряков, нанявшихся на борт в надежде на доходный рейс и не успевших заработать, с другой, судовладельца, который, вполне вероятно, перефразируя поговорку, ловит краба в мутной воде, с третьей - контролирующих органов, которые бывают весьма суровы к одним и мягки к другим участникам рынка. Главной загадкой пока остаются моряки, поднявшие бунт. Халтурщики, не рассчитавшие своих сил, или люди, потребовавшие элементарного соблюдения трудовых прав? Ответа нет. Пока?

Татьяна БРИЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 07.11.2015

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,615975,535878,654873,5746
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня