19.02.2016 / Происшествия

Мурманская пони Варя не дожила до своего спасения сутки

Фото: www.prokoni.ru

Грустная история старенькой пони Вари наделала много шума в Мурманске. Особенно активно обсуждали эту тему пользователи соцсетей. Мнения высказывались разные: кто осуждал бывшую хозяйку, кто городские власти, а некоторые вообще были убеждены в том, что кобыла так или иначе померла бы от старости, и весь сыр-бор из-за желания защитников животных попиариться "ради того, чтобы накормить своих собак". Поэтому, дескать, нечего тут давить слезу и проповедовать ложный гуманизм. Так что же произошло на самом деле?

Не хватило одного дня

А произошло то, что, по моему глубокому убеждению, лошадь, несмотря на преклонный возраст, вполне могла бы еще жить, если бы ей обеспечили хороший уход. Варе не повезло. Когда она потеряла способность зарабатывать деньги, ее попросту выбросили, как ненужный хлам. Но, повторяю, это мое личное мнение. Вполне возможно, найдется немало людей, которые не согласятся с ним. Однако обо всем по-порядку.

Варя жила в частной конюшне и зарабатывала деньги для своей владелицы Галины Черновой тем, что катала по улицам малышей. Но в один отнюдь не прекрасный для пони день ее обнаружили одиноко стоящей возле областной библиотеки. Забрали ее оттуда работники мурманского Центра временного содержания животных (ММУП "ЦВСЖ"). О том, как события развивались дальше, рассказала руководитель общественного приюта для бездомных животных Оксана Анчишкина.

- Поздним вечером 2 февраля моя знакомая сообщила, что самая старая пони в городе попала в ЦВСЖ, и на следующий день ее должны усыпить, поскольку хозяйка отказалась принимать участие в ее дальнейшей судьбе. Я решила, что обязательно заберу оттуда Варю. Но это же не кошка, в квартиру к себе не приведешь. Срочно озаботилась поиском достойного для Вари места проживания, чтобы оставшиеся дни она провела в тепле и сытости. Никогда не занималась лошадьми, не знакома с этой сферой и, честно говоря, плохо представляла, как все устроить. Но как раз совсем недавно узнала, что в прошлом году в Коле открылся прекрасный конно-спортивный клуб. Я понимала, что пребывание в нем Вари будет стоить немалых денег, но была уверена, что решу эту проблему. Главное - как можно скорее забрать ее из ЦВСЖ, сотрудники которого согласились на несколько дней отсрочить решение судьбы пони.

Оксане Львовне не сразу, но все-таки удалось убедить генерального директора КСК "Северная звезда" Константина Смирнова принять старую лошадку на передержку. Его опасения понятны: в клубе содержатся элитные лошади, а насколько здорова Варя, неизвестно. Она должна пройти карантин, ей может понадобиться лечение, в конце концов, она может и умереть, а это тоже проблема нешуточная.

- Тогда каждый час был на счету, а медицинские исследования - процесс довольно долгий. Специалисты ветеринарной станции пошли мне навстречу и согласились на следующий же день прибыть в ЦВСЖ и взять у пони необходимые анализы, - продолжила свой рассказ моя собеседница. - Часть из них делали ветклиники, и естественно, платно. Но вообще многие люди, в частности мурманские кинологи, с пониманием отнеслись к ситуации и оказали большую организационную помощь. Поскольку Варя была уже не способна пережевывать сено, мне порекомендовали мюсли - специализированный корм, которым бесплатно снабдил меня Константин Смирнов на то время, пока она находилась в ЦВСЖ.

Вечером 5 февраля, когда Анчишкина привезла Варе корм, лошадка выглядела сносно и ела с аппетитом. Но на следующий день ей стало заметно хуже: ноги подгибались, ела неохотно и мало. Оформив Варю на себя, Оксана Леонидовна снова обратилась за помощью к специалистам конно-спортивного клуба, и пони проконсультировал авторитетный ветеринарный врач из Москвы. И в то время, когда новая хозяйка занималась приобретением рекомендованных лечебных препаратов, ей позвонили из ЦВСЖ и сообщили: Варя легла и не встает. Для лошади это практически приговор. Анчишкина сразу же кинулась туда, заехав по дороге в ветклинику за врачом, но было уже поздно.

Убийственное равнодушие

- Если бы Варя содержалась в хороших условиях, она могла бы еще пожить, - уверена Оксана Львовна. - Но ее внешний вид красноречиво говорил о том, что к ней относились наплевательски. Много лет назад лошадь лишилась глаза. Об этом мне рассказала мурманчанка, которая подростком работала в той же конюшне и стала свидетелем жестокой сцены. Варя заупрямилась, а хлыста у девочки, которая в тот момент занималась с Варей, не было, вместо него она использовала школьную указку. Этой указкой она стала лупить лошадь по морде и попала в глаз. Когда я познакомилась с пони, пустая глазница гноилась. А люди, которые видели животное постоянно, сказали мне, что так было всегда. Заботливый хозяин никогда не допустил бы подобного. Поэтому я уверена, что причиной смерти лошади была не старость как таковая.

И ее подозрения подтвердились.

Анчишкина попросила специалистов провести вскрытие и получила протокол, в котором утверждается: "Смерть животного наступила от остановки сердца вследствие сердечной недостаточности, хронической застойной гиперемии и отека легких, развившихся от сильной степени истощения и обезвоживания организма". Исследование проводили 8 февраля ветеринарный врач-эпизоотолог ГОБВУ «Мурманская областная станция по борьбе с болезнями животных» и ведущий ветеринарный врач Кольской районной ветеринарной станции в присутствии главного ветврача ММУП "Центра временного содержания животных".

В документе также сказано, что при первом же ветеринарном осмотре (акт от 1 февраля 2016 года) было установлено: лошадь сильно истощена, шерстный покров тусклый с проплешинами, левый глаз отсутствует, из глазницы гнойное истечение, слизистые анемичны, жевательные зубы отсутствуют, резцы истерты.

"Животное до наступления смерти содержалось в ММУП "ЦВСЖ", водой и кормом (сеном) было обеспечено в полном объеме, со слов обслуживающего персонала, корм и воду животное потребляло в очень небольших количествах". Неудивительно, ведь Варя просто не могла есть это сено. Вряд ли я ошибусь, если предположу, что и в родной конюшне пони потчевали тем же, не особо беспокоясь такими "мелочами", как отсутствие зубов. Да и чего беспокоиться: лошадь все равно старая, а сено экономить надо, чтобы других кормить...

По законам журналистики я должна была бы обо всем этом спросить саму прежнюю хозяйку Галину Чернову. Но я честно признаюсь: не хочу. У меня нет никакого желания общаться с человеком, который столько лет эксплуатировал животное, - и какое, ведь лошади обладают очень высоким интеллектом, - а под конец его жизни обошелся с ним, как с неодушевленным предметом, вещью, у которой закончился срок годности. В своем телеинтервью бывшая владелица много раз повторила, что Варю ей очень жалко. Не верю. Потому что сразу за этим следовало: "Выдался случай, и мы ее решили оставить в приюте". Или: "Я вот избавилась, и не хочу ее больше видеть даже". Мне кажется, тут даже нечего комментировать, все предельно ясно.

2 февраля 2016 года Галина Чернова предоставила в ММУП "ЦВСЖ" документы, подтверждающие ее право владения пони и заявление, датированное тем же днем, в котором просит утилизировать лошадь, заверяя, что не будет иметь никаких претензий.

Тут не совсем понятно вот что: если она владелица, а на тот момент она еще была ею, то почему город за свой счет должен утилизировать принадлежащую ей лошадь? Ведь хозяева домашних кошек, собак оплачивают ЦВСЖ их скорбные услуги. Той же Оксане Анчишкиной они всегда стоили денег. А Варя вообще-то являлась частью бизнеса, она приносила деньги своей хозяйке. И при этом ЦВСЖ ей не отказал. Странная позиция.

Нет денег - не держи конюшню

В том же протоколе вскрытия указана не только причина смерти, но и патолого-анатомический диагноз: сильная степень истощения, обезвоживание, хроническая застойная гиперемия, отек легких, хроническая катаральная двусторонняя пневмония, атрофия миокарда, катаральный гастрит, гастроэнтерит. Хочу обратить внимание читателей на дважды повторяющееся слово "хроническая". Трудно представить, чтобы подобный набор столь серьезных заболеваний животное могло получить при хорошем уходе даже с учетом преклонного возраста лошади. Поэтому руководитель общественного приюта для бездомных животных Оксана Анчишкина намерена обратиться с заявлением в природоохранную прокуратуру, чтобы привлечь к ответственности Галину Чернову за жестокое обращение с животным.

- А что это, если не жестокое обращение? - возмущается она. - И, если закон в этом случае окажется бессильным, потому что в отношении животных его практически нет, то хотя бы общественное мнение должно лишать таких людей возможности заниматься бизнесом с использованием животных. Ведь мы не слепые, и, когда видим этих "прокатных" лошадей, прекрасно понимаем, что они не ухожены. Разве это нормально, когда подростки клянчат деньги на прокорм несчастным лошадям? Да и на прокорм ли? Зачем мы стимулируем этот с позволения сказать бизнес? Нет у тебя денег - не занимайся лошадьми, не покупай их. Надеюсь, что история Вари послужит толчком для более строгого контроля надзирающих органов за конюшнями.

Оксана ДУШЕНЬКОВСКАЯ

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
59,249069,653174,868973,2998
Афиша недели
Старые сказки на новый лад
Гороскоп на сегодня