Помните великолепный рассказ Александра Куприна «Гамбринус», где в одноименной одесской пивной виртуоз-самоучка выделывал на скрипке чудеса импровизации? Когда в зале мурманской филармонии московский джаз-квартет под руководством скрипача Дениса Шульгина заиграл на бис вариации на тему 24-го каприса Паганини, «Гамбринус» невольно всплыл в памяти.

Все мы вышли из «Болеро» Равеля?

Квартет «Moscow Violinjazz» привез в Мурманск незаурядную программу, состоящую только из джазовых обработок произведений Иогана Себастьяна Баха и Антонио Вивальди. Каково!

Классика в джазе, как и в роке, и в джаз-роке, гостья не частая. Впрочем, существует небезынтересное мнение, что все эти три направления современной музыки произошли в начале ХХ века не только из негритянского музыкального фольклора, но и из симфонического «Болеро» Мориса Равеля.

В 1921 году французский композитор-классик побывал в Детройте на автозаводе Форда и увидел конвейер. Под этим впечатлением Равель и сочинил симфоническую зарисовку с бесконечно повторяющимся музыкальным ходом, который теперь бы назвали риффом. А какие у него там яркие ударные!

Но вернемся к хронологии, которая вся, считай, прошла на моем веку. Впервые классическое произведение угодило в джаз в 1953 году, когда в одном из бродвейских мюзиклов была использована мелодия хора девушек из оперы Александра Бородина «Князь Игорь». Так классический хор «Улетай на крыльях ветра» превратился в популярную на английском языке песню «Stranger in Paradise», не выходящую из музыкальной моды до сих пор.

Более всего в джаз-роковых интерпретациях повезло Бетховену. В 1956 году знаменитый рок-н-рольщик Чак Берри сочинил ироничный шлягер «Roll over Beethoven» со знаменательными словами: «Давайте потанцуем с Бетховеном и поболтаем с Чайковским». А в 1973-м британская арт-группа «E.L.O.» впервые включила в этот энергичный рок-н-ролл легендарные «шаги судьбы» из 5-й симфонии Бетховена. К слову, импровиз там на скрипке британцев чем-то напомнил игру в Мурманске Дениса Шульгина.

В 1976-м нью-йоркский джаз-оркестр Уолтера Мерфи записал Пятую Бетховена в удивительно живучей дискообработке. На следующий год эту обработку сделал всемирно известной саундтрек к кинофильму «Лихорадка субботнего вечера» с Джоном Траволтой в главной роли.

 

А если вспомнить еще и запись 1969 года рок-группы «Дип Пёрпл» бетховенской оды «К радости», где рок-музыканты впервые в истории сыграли на одной сцене с симфоническим оркестром, а Ричи Блэкмор на электрогитаре вытворял чудеса, то бетховенская страничка в джаз-рок-музыке заиграет всеми красками.

Но что там с Иоганом Себастьяном нашим Бахом?

Леннон и Баррет призадумались

Перенесемся в июнь 1967 года. В аппаратной № 2 лондонской студии «Эбби роуд» ансамбль «Битлз» записывает альбом «Сержант Пеппер», а в соседней аппаратной № 3 никому еще не известная группа «Пинк Флойд» записывает свой первый альбом, и Сид Баррет со товарищи тайком ходит взглянуть на битлов.

Алексей Наджаров.

В эти дни выходит в продажу первый сингл «A Whiter Shade of Pale» группы «Procol Harum». Джон Леннон и Сид Баррет призадумались…

На мелодию своего лидера Гэри Брукера электроорганист Мэтью Фишер наложил контрапунктом парафаз на тему Баха! Мистическо-любовные стихи песни преобразились.

До сих пор ходят споры, какой именно кусочек из Баха использовали «Procol Harum». Песня по сей день стоит особняком во всей рок-музыке, а уже в третьем тысячелетии авторитетный музыкальный журнал «Роллинг стоун» провел опрос сотен музыкальных критиков и составил список «500 лучших рок-песен всех времен». Так вот, баховско-брукеровская «A Whiter Shade of Pale» заняла вполне достойное 57-е место, опередив на одну позицию суперпопулярную «Billy Jean» Майкла Джексона из альбома 1982 года «Thriller», побившего все рекорды продаж.

В 1972 году в Мурманск моряки, в общем-то, случайно привезли пластинку голландской джаз-роковой группы «Ekseption», оказавшуюся уже пятой по счету в дискографии группы. Как гонялись за ней студенты мурманского музучилища! Запись «Сицилиано» Баха со вступлением из Бетховена.

А мурманский клавишник и певец Юрий Магомаев рассказывал мне, как в конце 70-х доставал сольные альбомы электроорганиста «Дип Пёрпл» Джона Лорда с его импровизациями на темы баховских мелодий.

Ну вот, пожалуй, и все о классике в роке. Альбом середины 60-х американского джаз-оркестра Кокомо с залихватскими аранжировками Баха, Бетховена, Шуберта упоминать не стоит. Переделать «Лунную сонату» в твист можно и на балалайке.

Смычок на контрабасе

Скрипка в мейнстримовском джазе тоже гостья не частая. Денис Шульгин не скрывает своей любви к великому джазовому скрипачу Стефану Граппелли.

- Ведь он начинал в составе ансамбля другого француза, Джанго Рейнхарда, и многое позаимствовал у него, - говорит скрипач.

- Неужели цыганский джаз?

- Да, он любимый. Если помните, гитарист Рейнхард потерял в результате несчастного случая два пальца на ведущей левой руке и был вынужден освоить новый метод игры, названный позже «цыганским джазом». Граппелли же перенес этот виртуозный метод на скрипку и создал смычковый свинг.

- Немного же осталось в ваших композициях от скрипичных концертов Баха…

- Скажу точно - 10 процентов! - улыбается мастер. - Все остальное мои личные импровизации даже не на темы, а по поводу тем Баха.

- Когда вы заиграли «Зиму» из «Времен года» Вивальди, многим в зале наверняка вспомнилась скрипачка Ванесса Мей…

- Наверняка в зале были и мурманские скрипачи, им-то Мей не вспомнилась, лелею надежду.

- Ну, полагаю, ей не пришло бы в голову добавить в Вивальди настоящего бескомпромиссного блюза, каким блеснул ваш квартет…

Сопровождали скрипача на нашем концерте пианист Алексей Наджаров, контрабасист Павел Прокимов и барабанщик Петр Талалай.

Наджаров, между прочим, преподает в Московской консерватории.

Павел Прокимов.

- А у вас не классическое ли образование? - спросил я у Прокимова. - Уж очень вы непринужденно брали в руки смычок, что для джазового контрабаса не характерно. Помню, в прошлом году пианист Даниил Крамер привозил в Мурманск одну контрабасистку…

- Не Дарью ли Чернакову? Она может! А я окончил эстрадно-джазовое училище на Ордынке.

Игру же ударника Петра Талалая можно назвать тонкой. Он использовал в основном не палочки, а щеточки, а однажды блеснул игрой на барабане ладонями, чтобы не забивать звуком солирующего скрипача.

Скрипка Граппелли

Накануне концерта московские музыканты съездили на такси в Росляково. Денис Шульгин показывал товарищам настоящую лесотундру.

- Люблю вашу природу! Жаль, все никак в Териберку не вырваться…

Петр Талалай.

В 2014 году Шульгин уже приезжал в Мурманск, еще в старый зал филармонии. Он утверждает, что надо сказать спасибо строителю-акустику, спроектировавшему новый зал. И раньше-то звук был чудесен, а теперь и вовсе великолепен.

…В купринском рассказе один журналист приводит в «Гамбринус» некоего профессора местного музучилища, чтобы послушать Сашку-скрипача. Вердикт профессора краток:

- Клоунство!

Но Сашка-скрипач был всего лишь самоучкой. Денис же Шульгин - действующий солист знаменитого классического струнного оркестра «Виртуозы Москвы» и играет на скрипке французского производства 1916 года из собрания Владимира Спивакова. Хочется верить, что когда-то эту скрипку держал в руках француз Стефан Граппелли.