Нечасто в столицу Заполярья приезжают обладатели аж двух премий «Грэмми»... Марк Гросс получил Золотые граммофончики в номинации «Лучший альбом джазового ансамбля» в составе квартета выдающегося контрабасиста Дейва Холланда в 2002 и 2005 годах. С тех пор мастер альт-саксофона неравнодушен к квартетам в мейнстримовском составе - с пианистом, контрабасистом и ударником.

Плохо просто не получается

В Россию Марк Гросс привез своего земляка по Нью-Йорку басиста Арка Овруцкого, а в Мурманске заокеанскую пару сопровождали российские барабанщик Саша Машин и пианист Иван Фармаковский.

О последнем хочется сказать особо. Фармаковский явно любит выступать в Мурманске, хотя и считает акустику большого зала нашей филармонии более приспособленной для камерных ансамблей классической музыки. Он не раз приезжал в наш город, привозил известных, в том числе американских, певиц и запомнился роскошными импровизациями на рояле. Вот и теперь пианист, присоединившийся к Марку Гроссу в последний момент (даже в афише концерта был указан другой русский клавишник), пояснил мне после концерта с обезоруживающей ясностью:

- С саксофонистом такого класса сыграть плохо просто не получается!

К слову, Иван Фармаковский еще дважды в этом году приедет за полярный круг, в других, правда, составах.

Но вернемся в зал. Марк Гросс представил нам своего рода презентацию своего последнего, четвертого по счету, сольного альбома «Плюс струны», записанного недавно в Нью-Йорке. Ровно половина пьес из этого альбома прозвучала в Мурманской филармонии, причем троим сопровождавшим саксофониста музыкантам пришлось в полной мере возместить недостающие в живом исполнении две скрипки и виолончель, присутствовавшие на записи.

Быть может, самой показательной для свингующего стиля игры Гросса стала пьеса его собственного сочинения «I,ve Lived Forever In Your Smile». Убыстренный темп, виртуозные пробежки по клапанам, качественное звукоизвлечение и поистине безграничные размеры легких, позволившие затевать длительные пассажи! Браво, маэстро!

Стройный, даже хрупкий 53-летний музыкант напоминал порой молодого пловца на длинные дистанции, настолько выдающейся дыхалкой одарила его природа.

Иван Фармаковский.

Он еще и композитор!

Но постепенно стало выясняться, что сердце саксофониста неравнодушно к замедленной музыкальной лирике. Собственная композиция «Бренда Мэй», посвященная памяти безвременно ушедшей сестры, а еще больше неувядающая пьеса Джимми ван Хосена «Polka Dots and Moonbeams» полностью подтвердили романтическую составляющую души музыканта.

Любопытно, что именно в этой пьесе контрабасист Арк Овруцкий впервые на концерте взял в руки смычок. Наш соотечественник, перебравшийся в бродвейские джаз-клубы 12 лет назад, сделал там удачную карьеру, вошел в элиту джазовых ритм-секций, записал несколько сольных альбомов. И в Мурманске он показал очень высокий уровень владения инструментом. Но мало того. Видимо, зная не понаслышке некоторую скованность российской публики на джазовых концертах, контрабасист ненавязчиво подсказывал слушателям жестами, когда надо аплодировать в середине пьесы очередному соло.

В Нью-Йорке Арк Овруцкий проявил себя в том числе и знатоком бразильских ритмов. Может быть, поэтому и завязалась его дружба с Марком Гроссом, записывавшимся когда-то с реальными бразильскими музыкантами. Как тонко Овруцкий солировал в пьесе композитора с берегов Амазонки Карлоса Лиры «Sabe Voce»! Одно слово - мастер контрабаса.

Заокеанские приятели оказались очень компанейскими людьми. Сразу после концерта оба вышли в фойе к публике, где охотно фотографировались со всеми желающими на смартфоны. Марк Гросс удивленно (или с хорошо разыгранным удивлением) увидел в моих руках свой американский компакт-диск и не спеша подписал его своим заранее приготовленным фломастером.

Но самой вкусной, на мой взгляд, вещью на концерте стала пьеса «Games» трубача Нэта Эддерли. В упомянутом альбоме есть другая пьеса его старшего брата Джулиана, выдающегося саксофониста. Но «Games» в исполнении квартета Гросса в Мурманске буквально выламывалась из программы. Ведь это настоящий, если не сказать махровый, блюз!

Саша Машин.

Селфи на фоне зала

Вот уж где все четверо наших гостей оторвались по полной.

Иван Фармаковский умеет и любит излагать блюз, как молитву. Фортепьяно звучало и нежно, и призывно. Мелкая россыпь импровизаций сменялась мощными десятипальцевыми аккордами, а затем легким обозначением гармоний, когда в дело вступал контрабас.

Арк Овруцкий солировал широкими мазками, используя левой рукой всю длину грифа, склоняясь головой к самой деке на высоких нотах и распрямляясь на самых низких. И опять брал смычок, когда нужно было в концовке обозначить звук уходящего паровоза.

Разошелся и барабанщик Саша Машин. Блестящая дробь, палочки и щеточки, оправданно рваный ритм по кожам всех барабанов и меди тарелок.

Лидер квартета Марк Гросс явно наслаждался игрой своих коллег, отходя в глубь сцены, когда начиналась перекличка солистов. Мурманская публика ему явно понравилась, и после заключительного поклона выдающийся саксофонист достал из кармана свой смартфон и сделал селфи на фоне аплодирующего зала.