Он читает «Желтую прессу» Егора Летова в ютуб-проекте «Ещенепознер» Николая Солодникова. Становится, по мнению Ассоциации театральных критиков, «Человеком года» с формулировкой «за смелость и бескомпромиссность в отстаивании свободы творчества». Художественный руководитель театра «Сатирикон», актер, режиссер, четырежды лауреат Национальной премии «Золотая маска». Все это — о Константине Райкине, сыне великого Аркадия Райкина, который уже давным-давно вышел из тени знаменитого отца.

На сцене Мурманской областной филармонии Константин Аркадьевич выступил с моноспектаклем «Самое любимое» (16+). Во время двухчасового творческого вечера народный артист России прочитал стихи любимых поэтов. Выступление можно разделить на две части. Первая была посвящена творчеству поэта и переводчика Давида Самойлова. 24 стихотворения — 24 ошеломительно прекрасные декламации.

Как рассказал Райкин, благодаря служению в «Современнике» был лично знаком с Давидом Самуиловичем, который переводил для постановки в этом театре шекспировскую пьесу «Двенадцатая ночь».

Вторая часть моноспектакля — стихи Александра Сергеевича Пушкина. И про каждого автора, будь то современник или классик, Константин Аркадьевич рассказывал личные истории или предлагал собственные трактовки того или иного стихотворения.

— Высокая поэзия требует звучания, как ноты великой музыки! Творчество Александра Пушкина — это пророчество, которое погружает в тайну. Его жизнь — мощнейший пример свободы. Его жизнь была скупа на радости, даже в детстве. Он всегда был под слежкой, цензурой, читались даже его личные письма жене. О всех своих перемещениях он был обязан сообщать. Нелюбимый ребенок, нелюбимый муж — но при этом абсолютная свобода внутри. Я ощущаю Пушкина как знакового человека, это удивительное явление в нашей литературе, — заявил Константин Райкин.

Сам режиссер классическую русскую литературу девятнадцатого века читал с детства параллельно с тотальным погружением в книги про животных, ведь первоначально планировал стать биологом. В доме Райкиных была прекрасная библиотека, которая насчитывала несколько тысяч книг. Кстати, она до сих пор пополняется — народный артист частый гость в букинистических и обычных книжных магазинах.

Во дни веселий и желаний
Я был от балов без ума.
Верней нет места для признаний
И для вручения письма...

Знакомые со школы строчки из «Евгения Онегина» в устах Райкина приобретают новый смысл и словно оживляют картинки из старой книги, с которой стряхнули пыль. И заискрились краски...

Билеты, а концертный зал областной филармонии — это 562 места, были проданы за несколько дней до начала спектакля.

Сам руководитель «Сатирикона» очень тепло поблагодарил зрителей, заявив, что он с ними всегда находится по одну сторону баррикад, так как пришедшие могли бы более рационально потратить деньги. Мурманчане шутку оценили! И в целом, конечно, публика была в восторге.

— Счастье — это не станция назначения, а способ путешествовать. Сложно у нас с радостью. Меня, например, спасает работа, которая позволяет отвлекаться, а так бы я заболел. Ведь идет процесс наступающего цинизма. Вас — меньшинство. Более 90 процентов населения любого города, хоть в России, хоть в Европе, не ходит в театры или филармонии. Так уж устроена жизнь. Поэтому я уже долгое время практически каждый вечер имею дело только с лучшими людьми. Никто так ненавидит человека, как человек. А театр их объединяет. Во время представления зритель очень меняется, с ним происходит метаморфоза. Правда, ровно до антракта (смех в зале. — Прим. автора)! Уходит ненужный ум. Говорят, что искусство не может изменить людей. Навсегда — да. Но пока идет искусство, пока человек смотрит фильм, спектакль, концерт, в нем идут изменения! — убежден актер.

Свое выступление Константин Райкин завершил стихотворением Пушкина про зиму, которое посвятил Мурманску. Дескать, в Москву зима так и не пришла, зато столица Заполярья его порадовала настоящей погодой, соответствующей календарному месяцу года. Зрительницы, разбирая после концерта шубы в гардеробе, думаю, были менее счастливы от того, что из теплого зала и общения с гениальным человеком вновь надо выходить на мороз, в надоевшую тьму полярного вечера.