23.01.2018 / Культура

Как аэродром превратить в сцену

Главный художник Наталья Авдеева приоткрыла секреты профессии

Фото: Сергей Ещенко и Юрий Левин
«...Будем жить как боги?..»

На ее рабочем столе инструменты: карандаши, блокноты, кисти в стакане. И нет привычных для многих из нас компьютера или планшета. Как выяснилось, Наталье Авдеевой эти современные девайсы не требуются, она делает эскизы от руки. Наталья Иннокентиевна - главный художник Мурманского областного драматического театра.

- Почему ваш выбор пал именно на эту профессию?

- Я училась в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Репина (сегодня это Академия художеств) после художественной школы при нем же. Подала заявление на факультет живописи, а подруга Ольга - в мастерскую театрально-декоративной живописи. И потом я стала жутко ей завидовать, - с улыбкой рассказала заслуженный работник культуры РФ Наталья Авдеева. - Подруга оказалась в мастерской одна, к ней персонально приходили преподаватели, театральные режиссеры и художники. И на втором курсе я написала заявление о переводе в ту же мастерскую. Мы получили классическое образование, нас учили рисовать. Но еще Лев Гительман рассказывал нам об истории театра, Киреева - об истории костюма. Практику проходили в Большом драматическом театре имени Горького. Кроме того, ежегодно готовили эскизы на бумаге к двум постановкам, а на пятом курсе создавали макеты.

- А по какому произведению вы защищали диплом?

- Это был «Фома Гордеев» Максима Горького. Я подготовила 12 эскизов форматом метр на 50 сантиметров. Помню, на защите так волновалась, что не могла и слова произнести, хотя текст был написан на бумаге. Мне тогда сказали, что рисовать у меня получается лучше, чем говорить. Но оценку отлично я получила. Потом, через годы, посмотрела эти эскизы. Честно скажу, бредятина: в театре такого не может быть, ведь по моей задумке в постановке было 12 мест действия. По сути, это иллюстрации к произведению.

- С чего начиналась ваша карьера театрального художника?

- Я не попала в распределение и осталась в Ленинграде. А подруга Ольга поехала в Свердловск, работала в ТЮЗе. Мы переписывались, и я загорелась тоже работать в театре, о чем и написала ей. Приятельница сказала, что в Златоусте театр переехал в новое здание, там новый главный режиссер, Эдик Симонян. Меня туда пригласили... Уже стоя у дверей театра, я не решалась войти часа три. Потом выдохнула и открыла их. По первым ощущениям там была не сцена, а аэродром: длина 12 метров, высота - 6, глубина - 24! Но ничего, приспособилась. Бутафоров и декораторов не было, поэтому первый год сама рисовала задники. В Златоусте проработала три с половиной года, после чего переехала в Казань, стала главным художником театра юного зрителя. Пригласил меня режиссер Феликс Григорьян.

- Он ведь и в Мурманске работал...

- Да, но много позже. Оглядываясь на прошлое, могу сказать, что Феликс Григорьевич учил меня театру. Мы с ним очень плодотворно работали и в Казани, и в Томске, где я служила десять лет в драматическом театре под его же руководством. Затем был Архангельск, куда поехала по приглашению Симоняна ставить «Лес» Островского, а осталась на пять лет. Там тоже была огромная сцена, зрительный зал на 1400 мест. Балконы срезаны, здание покрашено серой корабельной краской, иллюминаторы... Вот только зритель, честно говоря, ходил в театр неохотно, как правило, большая часть кресел пустовала... Затем была передышка, вернулась в Питер и жила там до 1993 года. Ездила с Симоняном в Комсомольск-на-Амуре, тот же Архангельск. Потом был Санкт-Петербургский государственный интерьерный театр, где запомнилась работа с пространством. Так, один спектакль мы ставили на лестнице, другой - в Юсуповском дворце. Но не прошло и года, как вновь нарисовался Феликс Григорьян и сказал: «Мурманск». Долго не думала - собралась. Мы вместе приехали сюда, но в 1996 году он уволился, а я осталась. Прежде думала, что десять лет, проведенные в Томске, - максимум, который могу проработать в одном театре. Ан нет. В августе будет 25 лет, как я служу за полярным кругом.

«Молодая хозяйка Нискавуори».

- Как строится ваш рабочий процесс?

- Очень по-разному. Бывает внезапное озарение, и картина спектакля рождается сразу. Но чаще это довольно длительный и непростой поиск. Не один макет сделаешь, не раз перепишешь эскизы, пока найдешь решение. Помню, ставили «Волки и овцы». Весна, в Мурманске жуткая погода: холодно, дождь, горячей воды нет. Сделала сначала один вариант оформления на бумаге, потом второй. Мне не нравится, Феликсу не нравится. Но тут настало время отпуска. Вернулась отдохнувшая, посмотрела на свои работы - полная мура! Все переделала, и в результате получился, на мой взгляд, один из лучших, с точки зрения оформления, спектаклей.

- Вы делаете эскизы от руки. Вам так проще, привычнее?

- Я так работаю всю жизнь. Может быть, придется осваивать компьютерные программы - молодые художники с ними работают. Любую информацию можно получить при помощи техники. Раньше было по-другому. Я, например, при любой возможности ходила в музеи: Эрмитаж, Третьяковку, Русский. Срисовывала с картин костюмы, предметы декора, чтобы использовать потом в работе. Постоянно посещала библиотеки, читала соответствующую литературу... Нам еще в институте говорили, что все зависит от твоего «я», от того, чем ты наполнен. Что выберешь из своего багажа, из того и получится твой образ. И потому багаж нужно было постоянно пополнять... А сейчас все сведения можно получить, нажав пару раз на мышку.

Вот такая она, работа театрального художника. Непростая, но очень интересная. Декорации, костюмы, бутафория, свет - все во власти художника, создающего - естественно, в сотворчестве с режиссером - образный мир спектакля. По сути, они соавторы, ведь зритель видит на сцене то, что впервые увидит внутренним взором художник.

Наталья Авдеева - из тех редких сегодня мастеров, которые досконально знают свое театрально-декорационное дело. И щедро делится опытом с более молодыми коллегами.

В ее послужном списке 200 с лишним спектаклей, более половины из них созданы в Мурманском областном драматическом театре. Одной из последних работ стала постановка «...Будем жить как боги?..» Юрия Полякова. Впрочем, нет, слово «последних» тут неуместно. Да, вчера ее поздравили с юбилеем, 75 лет - возраст солидный. Но и запас энергии, фантазии, желания отдавать отнюдь не исчерпан. Так что северяне наверняка еще не раз встретятся на сцене с творчеством Натальи Авдеевой. Рано складывать кисти.

Опубликовано: Мурманский вестник от 23.01.2018

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
63,488873,932777,289671,3077
Афиша недели
Вне поля зрения
Гороскоп на сегодня