- В чужом городе - и полный зал! Такого же не бывает! Впрочем, почему чужой? Мы же на Русском Севере. Мы же в Архангельске. Какой же  Архангельск чужой для мурманчанина?

Так говорил я совсем недавно на столетии замечательного русского писателя, одного из основателей русской деревенской прозы, фронтовика и ученого Федора Абрамова. Главному дню Абрамовских торжеств предшествовало наше общее (на троих!) с писателями из Вологды Натальей Мелёхиной и Дмитрием Ермаковым выступление в библиотеке имени Добролюбова. Все - северяне! Близкие не только Севером, но по миропониманию, сути внутренней.

Библиотека на берегу Двины, очень уютная, теплая, приняла нас в абрамовском кабинете - особом месте, где порадовали книги из личного собрания писателя с его автографами, вещи, фото, в общем, что-то вроде мини-музея.

А зал действительно был полон. И радостно было от этого, и светло. У нас далеко не всегда так бывает, а на архангелогородчине к литературе, в отличие от Мурманска, к слову писательскому отношение принципиально другое. Здесь к нему по-прежнему прислушиваются, ждут его. И Абрамов тут - везде. И не только в дни большого юбилея. Ну что говорить, если даже аэропорт местный его именем назван.

Чумбарова-Лучинского - главная пешеходная улица Архангельска.

И то сказать, Абрамов - это, конечно, имя. Это явление. Проза по силе и искренности на уровне исповеди. Да и жизнь такая же. Наотмашь, на разрыв аорты. Поэтому и с нашим классиком - прозаиком, моряком, подвижником Виталием Масловым - они так близки были (как писал Виталий Семенович в дневнике про абрамовские «Две зимы и три лета»: «Ни одна книга прежде не переворачивала меня так, как эта. Я был счастлив: оказывается все мое заветное, что давило меня и заставляло молчать, имеет право на жизнь. Что оно прекрасно! Более прекрасно, чем все, что я успел увидеть в жизни… Впервые, вместе с Пряслиным, я почувствовал себя человеком...»). В последнем особенно, не только в общей главной теме, что стала основанием творчества, - судьба северной деревни.

В масловском поиске главной темы книги Абрамова словно фарватер наметили, точнее, наставили-убедили молодого прозаика: то, чего он почти стыдился в мореходской своей юности, но о чем не уставал думать всегда, и в море, и на берегу, и в Тикси, и в Мурманске, и в Джакарте, и в Лондоне, и в Арктике, и в Антарктиде, и есть то, о чем надо писать, и, может быть, то, чему стоит посвятить жизнь. Эх, нам бы так помнить Маслова, как помнят Абрамова в Архангельске и на его родине, в Верколе!

Взаимоотношениям двух больших русских писателей был посвящен мой доклад на пленарном заседании научной конференции, которая состоялась в дни юбилея в Северном (Арктическом) федеральном университете. Конечно, изначально это были контакты в режиме «учитель - ученик», но позже общение переросло в дружбу, не случайно Абрамов прислал в подарок на новый, 1980-й год новую свою книгу «Дом» с показательным, о многом говорящем автографом: «Виталию Маслову - побратиму и земляку, в которого верю...»

И тут же после доклада, в перерыве, несколько замечательных встреч, которые убедили в интересе к теме выступления. Подошел один из крупнейших современных литературоведов, доктор наук, сотрудник Пушкинского дома Алексей Любомудров: «Дмитрий, а где-то можно прочитать то, что вы цитировали из масловского дневника?» - «Конечно, можно. Я вам пришлю!» С Алексеем Марковичем мы давние знакомые, он когда-то курировал работу над биобиблиографическим словарем «Русские писатели ХХ века. Прозаики. Поэты. Драматурги», в котором я принимал участие - десять статей для него сделал - о писателях-мурманчанах и не только.

На набережной Северной Двины.

Следом подошел седобородый красивый человек:

- Знаете, а ведь я хорошо был знаком с Виталием Масловым. Ходил на атомоходе «Сибирь» на Северный полюс, где мы тогда проводили День славянской письменности. Прямо на полюсе!

Оказалось, это Владимир Мартышин. Изумительный человек, писатель, священник. Когда-то - один из редакторов «толстого» столичного журнала «Москва», а ныне житель ярославской глубинки, директор уникальной русской школы (оцените: среди предметов там церковнославянский, красноречие, добротолюбие) в Ивановском - школы, которая преобразила жизнь этого села. Познакомились, разговорились. А ведь свел-то нас, как и с Мелёхиной, и с Ермаковым, Федор Абрамов! И Виталий Маслов. Они и после смерти в строю - служат своему непростому славянскому делу, Отечеству и русской литературе. Вот как надо жить!

Архангелогородочка. Работа Натальи Жихаревой.

В Архангельске - и на встрече в библиотеке (очень радостно было видеть в зале друзей-писателей - Александра Логинова и Валерия Чубара), и на конференции, и на радио «Поморье», где хорошо поговорили о литературе с писателем и радиоведущим Игорем Гуревичем, - приятно поразило то, что и мои книги там знают. В первую очередь, конечно, роман-биографию «Несмиренный живописец» - все о том же Виталии Семеновиче.