06.09.2004 / Культура

"СДЕЛАЙТЕ ИЗ НАС ПУТИНА..." Этого просили у нашей землячки в Монголии

- Улан-Батор чем-то напомнил мне Мурманск. Только он не на сопках, а в горах. Тоже - на разных террасах. Тоже, как и у нас, на Кольском Севере, половина населения страны живет в столице. И даже оленеводы там, оказывается, свои есть. И так же холодно - я приехала в апреле в теплой куртке и не снимала ее до мая. А потом начались пыльные бури... - вспоминает журналистка ТВ-21 Александра Безлепкина.

Так уж случилось, что довелось ей три месяца провести в Монголии. И совсем не в турпоездке она там была, а работала. Где? Ни за что не догадаетесь. На выборах в местный парламент - народный хурал.

Все началось с неожиданного звонка: "Здравствуйте, Александра! На выборах уже работали? Нет? А не хотите ли поработать за границей?" - "На Украине?" - "Нет, в Монголии..."

Сашу насторожила тогда дата начала работы - 1 апреля, не верилось, что все всерьез. Сейчас она вспоминает об этом с улыбкой:

- Думаю, может, там у кого-то обострение? Начинаю судорожно вспоминать, кто это может звонить...

Вспомнила наконец, что была как-то на семинаре в Сестрорецке, посвященном выборам женщин в Государственную думу. По большому счету, полученные там пиар-знания нигде не использовала. Однако полезными знакомствами обзавелась. Звонил ей директор Московского института социологических проблем Валерий Чередниченко - когда-то на первых наших губернаторских выборах работал в штабе Юрия Евдокимова как консультант-социолог.

Почему вдруг срочно понадобились услуги журналистки из Мурманска, не обладающей достаточным опытом работы на выборах? Как считает сама Александра, видно, нужно было быстро сформировать команду: деньги, которые обещали за этот труд, по-московским меркам небольшие - продвинутые пиарщики на это бы не польстились. Поэтому консалтинговую группу, в которую вошла Безлепкина, составили люди в основном из провинции - Ростова, Тамбова, Мурманска.

Вот так и оказалась она, по сути, на другой планете, в иной, признаемся честно, малознакомой нам, цивилизации. Жили в Улан-Баторе, на улице Иркутской. Столица Монголии удивила не только холодом, но и потрясающей дешевизной. На тридцать рублей можно купить по килограмму яблок, картошки, крупы. Мясо - повсюду, в разных видах и баснословно дешевое.

- По приезду нас преследовал запах - сладковатый, такой нутряной, очень специфический, от которого никуда невозможно было деться. Приходилось все дезодорантом опрыскивать... - вспоминает моя собеседница. - Потом поняли, что это запах свежего мяса, которое в Улан-Баторе повсюду и ровным счетом ничего не стоит. Козлятина на камнях, баранина во всех видах. Очень вкусно...

Единственное, к чему за эти три месяца она так и не смогла привыкнуть, - монгольский чай. Зеленый чай с молоком, маслом и бараньим салом. "Мне от одного его вида плохо становилось. Хотя, говорят, он очень тонизирующий и питательный. Кумыс попробовать не довелось - не сезон..."

По нашим меркам дешевы и такси, и связь (разговор с Мурманском - примерно десять рублей за минуту). Интересно, что в городе нет таксофонов, но "уличные" телефоны есть - то там, то здесь стоят люди с радиотелефонами: с их помощью можно позвонить в любую страну.

Архитектура Улан-Батора, по словам Александры, мало чем удивила, есть тут, кстати, и так называемый русский район, застроенный привычными нам хрущевками. Но имеется и своя изюминка: районы, где домов нет - одни юрты. "Очень, кстати, удобное жилище - в юрте комфортно и в жару, и в холод. Внутри порой чего только нет - и телевизор со спутниковой антенной, и солнечные батареи. Все по последнему слову техники. Рядом - джипы. К слову, я так и не поняла, по каким они правилам ездят, - это что-то загадочное..."

Ну, это ладно - чужая страна, экзотика, это понятно. А люди-то, собственно, как - какие они, монголы?

- Монголы мне очень понравились... - откликается Саша. - Не знаю, честно говоря, где, в какой стране к нам относятся лучше. Понятно, ведь фактически когда-то это была одна из советских республик... Мы - часть одного мира. Было ощущение, что я - дома. Правда, они не слишком хотят, чтоб мы их называли братьями. Дружба дружбой, а жизнь и будущее у каждого народа - свои. Очень многие учились в России - поэтому принимают русских с радостью, относятся хорошо. Я с легкостью нашла круг общения. Но у монгольских моих друзей образование то, о котором я могу лишь мечтать: МГУ, ВГИК и так далее.

По словам моей собеседницы, в Улан-Баторе выйдешь на улицу и всегда среди случайных, незнакомых людей найдешь хоть одного монгола, говорящего по-русски. Это либо "челноки", чей бизнес связан с Россией, либо чиновники, которые когда-то у нас учились. Часть не просто говорят, но понимают наш юмор, используя наш сленг, с удовольствием рассказывают наши анекдоты.

Здесь любят вспоминать встречу местного премьера Энхбаяра с Владимиром Путиным, когда наш Президент сказал: "Хорошо бы, чтобы наши министры так же хорошо говорили по-русски, как это делаете вы..." А потом главы государств обменялись комплиментами: "Вы похожи на русского", "А вы на монгола..." Наш Президент, оказывается, здесь чрезвычайно популярен - русских пиарщиков кандидаты (в депутаты-премьеры) донимали просьбой: "Сделайте из нас Путина".

- Монголы очень любят наши песни. Мой друг - режиссер местного телевидения - все подряд пел, наши хиты: "Пули летят, пули..." - вообще любимая его вещь. Мы даже ходили в караоке, где монголы запросто пели наши песни. На дискотеках очень много исполняют русской попсы. Хотя у них и своя эстрада прекрасная. Они вообще поют замечательно, голоса хорошие...

Да, что ни говори, а русских в Монголии по-прежнему любят. С другой стороны, и о себе не забывают. Безлепкина все никак не может забыть разговор с одним из своих монгольских друзей, который вдруг начал выяснять ее истинную национальность.

- Ты уверена, что ты русская? - спрашивал он. - Не уверена. А вот я - чистый монгол, мои отец и мать, прадедушки и прабабушки, все мои предки - монголы... Мы никогда не голодали, никогда не были под чьим-то игом. У нас была огромная империя. И лидер, которого знает весь мир, - Чингисхан. Мы создали государственность двух великих держав - России и Китая...

Ну, насчет государственности - это он, пожалуй, погорячился. Но тут важно другое - гордость за свою страну, уверенность в ее славном прошлом, не самом плохом настоящем и счастливом будущем. Думаю, это то, чего сегодня так недостает нам, России.

Что еще удивило в Монголии? Оказалось, что страна эта очень молодая. По статистике, семьдесят процентов населения - до сорока лет. Шутка ли: тридцатилетнему мужику трудно найти здесь работу!

- Бабушек и дедушек не видно вообще. С утра выглядываешь в окно - монголы идут в школу - просто черным-черно. А вечером от скрипа качелей не знаешь куда деться, вообще такой гвалт стоит за окном - представляешь, сколько детей?! - с восторгом вспоминает Саша.

С удовольствием рассказывает она и о монгольских женщинах. По ее словам, они очень красивы: идеальные фигуры, длинные гладкие волосы. Причем обязательно с высшим образованием. "Тетки вообще у них заводилы..." - усмехается Саша. Откуда-нибудь из глубинки монгольской уезжают на Запад, учатся в основном в английских престижнейших вузах вроде Оксфорда и Кембриджа, а потом уж обратно в юрту, естественно, не возвращаются. Да и в монгольских вузах 80 процентов студентов - девушки.

- Вообще, нас перед поездкой запугивали - мол, едете в страну нелеченого сифилиса и так далее, - вспоминает Безлепкина. - Но в Монголии я очень остро ощутила, что у этой страны, пожалуй, большое будущее. Это очень здоровая нация: там нет сутулых людей - у всех идеальные фигуры и ровные спины. Нет такого бешеного социального и имущественного расслоения, как у нас. Потом - принадлежность к роду определенному тоже важна - они ощущают себя частью общности, у которой одна кровь, одна история и культура, им есть кого стесняться. Так что перспективы очень хорошие.

Экзотика экзотикой, но была и конкретная работа, ради которой, собственно, и очутилась наша землячка в Монголии. Что это такое - выборы по-монгольски?

Конечно, в основном все традиционно, как во всем мире, но есть и местные отличия. Скажем, агитационные юрты. Представьте, если бы в наших дворах вдруг появился агитационный чум? А тут - юрта. Внутри - музыка: можно зайти чайку попить, газеты посмотреть, с радетелями за ту или иную партию "за жизнь" поговорить.

- Мое дело: начинается пиар-акция, а я должна дать прогноз - чем она закончится, каким будет итог. И что в этой связи необходимо предпринять... - рассказывает Саша. - Причем изначально мои прогнозы были очень неутешительны. Я была убеждена, что для коммунистов все закончится плохо. Слишком были уверены в победе. Созвали пиарщиков со всего мира - Корея, Япония, Голландия. Да еще Россия - от нас аж три команды работали! И получилось: голова от одной, туловище другой, хвост от третьей - такая химера невнятная! И ни одна не несла ответственности за результат.

Современная Монголия - парламентская республика, правительство здесь формирует партия, получившая в хурале наибольшее число мест. Все нити управления - в руках у премьера. До последних выборов 70 из 76 мест в парламенте принадлежали местной компартии - МНРП (Монгольской народно-революционной партии). Столь убедительная победа коммунистов четыре года назад была вызвана тем, что население в штыки восприняло итоги случившейся тогда приватизации. Вот на этой волне народного гнева люди и выбрали коммунистов. Монголы шутят, что если бы тогда баллотировались за коммунистов баран или овца, то и их бы выбрали.

Сторонники МНРП и сейчас были уверены, что победят, пусть и не с таким преимуществом, но все же. Не случилось. С перевесом в два голоса победили демократы, они и сформировали новое правительство. Почему? Как считает Безлепкина, причин несколько. В частности, демократы умело использовали в предвыборной агитации самое дорогое - детей, что у нас, к слову, запрещено. Семьям на каждого ребенка пообещали десять тысяч тугриков в месяц (10 долларов). Весомо, если заработок учителя - 80 тысяч тугриков. "После этого, - считает Саша, - все усилия конкурентов были тщетны. Десять тысяч тугриков сыграли роковую, решающую роль в выборах..."

А что же пиар-группы, поддерживавшие МНРП, они-то куда смотрели?

- Мы были связаны по рукам и ногам. Нам говорили - вы консультируйте, а остальное мы сделаем сами... - расстроенно вспоминает Александра. - И вовсю своевольничали: даже не сообщили, к примеру, что собираются открывать и закрывать предвыборную кампанию салютом. Мы проснулись в два часа ночи от грохота залпов. Это была ошибка. Тут же все подняли шум: "Куда идут народные деньги?" Нас неграмотно использовали. Они своевольничали, а получалась в итоге ерунда полная. Спохватились в последние недели - мы не спали в эти дни сутками, но уже поздно было...

Спрашиваю напоследок у Саши: если бы довелось выбирать между журналистикой и пиаром, что бы она выбрала?

- Это, конечно, собачья работа, - признается она, - но мне понравилось. Интересно в первую очередь потому, что это - новая сфера деятельности. Постоянный эксперимент, своего рода "езда в незнаемое". Новизна подкупает - все создается у тебя на глазах. Если выбирать, то я бы выбрала это. И что еще привлекает - реальный, зримый результат, который виден всем.

Дмитрий КОРЖОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 06.09.2004

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,472577,752981,098675,0110
Афиша недели
Скандалы и разочарования
Гороскоп на сегодня