08.04.2006 / Культура

ВДОХНОВЕНИЕ ЖИВЕТ В МАСТЕРСКОЙ

Виталий Бубенцов - один из художников, определяющих лицо мурманского изобразительного искусства. Мастер работает интенсивно, стараясь на каждой выставке показать зрителям новую грань своего таланта. Экспозиция, открывшаяся не такдавно в зале Ассоциации творческих союзов, представляет мир русской провинции, пестрящей маковками церквей.

- Видеть учишься постепенно. Идешь по улице: смотри, наблюдай. Вот женщина идет: как ее нарисовать? Вот облака плывут... Привыкнешь - и потом уже не сможешь иначе. Это как болезнь.

Виталий Бубенцов заражен этой "болезнью" с детства - с 13 лет. Руководитель изостудии мурманского ДК имени С. М. Кирова Донат Горелов разглядел в мальчике талант и преподал первые азы ремесла. А художник Михаил Кирин, работавший тогда школьным учителем рисования, совершил почти невозможное: уговорил родителей отпустить четырнадцатилетнего Виталия в Ленинградское художественное училище.

- Общежития училище тогда не давало, приходилось снимать какой-то угол на Васильевском острове, - вспоминает Бубенцов. - Все студенты взрослые: старшему лет 35 было. Смеялись надо мной, конечно: "Детский сад!" Поначалу плакать хотелось: один, без папы-мамы, никто не пожалеет. Потом пообтерся, повзрослел. В Публичке тогда книги в открытом доступе были: придешь вечером, ходишь между стеллажей, роешься, книжной пылью дышишь. Вознесенский, Ахматова - все было внове, все интересно! Да и товарищи ко мне присмотрелись. Я ведь, хоть и маленький, подготовлен был не хуже взрослых. Недавно вот натюрморт тех лет нашел, своим студентам показал, так они не верят, что автору было всего четырнадцать! Поэтому и в Академию художеств поступил потом без малейших трудностей.

Ленинград, где прошла юность, художник вспоминает с теплотой. Но Мурманск на него променять в свое время отказался:

- В Ленинграде остаться можно было. Но даже мысли такой не возникало. Мое вдохновение - в Мурманске. Считается, что для живописца больше материала на юге - ярком, сочном, пестром. Это неправда. Северная палитра гораздо интересней. Здесь разреженный воздух, поэтому очертания предметов кажутся более четкими. Бывало, пишешь этюд, смотришь: на дальней сопке одинокую елочку так хорошо видно, будто она рядом. На юге роскошные деревья, а глянешь под ноги - ничего нет, высохшая земля. А у нас придешь в лес, в тундру: под ногами настоящий гобелен, особенно осенью. А камни какие - с лишайниками, с узорами, каждый можно отдельно писать! Дали, сопки, горизонт!

Бубенцов не случайно так влюбленно говорит о северной природе - он знает ее, пожалуй, лучше многих, потому что постоянно работает над этюдами. Этюды - пейзажи с натуры - пишут далеко не все профессионалы. Больно хлопотно: всеми ветрами тебя продует, всеми дождями промочит. К обычным тяготам туристской жизни надо прибавить еще многокилограммовый этюдник за плечами. А бывает, отправишься куда-нибудь на побережье - и на тебе - шторм, метель, ветер сбивает с ног. Какая уж тут живопись!

- Да, - соглашается Виталий, - у нас, чтобы ходить на этюды, надо быть одновременно и художником, и альпинистом, и геологом. Я, бывало, в Териберке к этюднику камни привязывал, чтоб ветер не повалил, на палитру камень клал - а то унесет, сам обматывался пленкой. Иначе полтора-два часа не выдержать. Но этюдов ничто не заменит. Работая на пленэре, получаешь заряд энергии от самой природы. Рождается живой мазок. Это помогает не впасть в манерность, разнообразить палитру.

Мурманчане видят бубенцовские пейзажи на каждой выставке. И почти все эти работы родом из таких путешествий. Некоторые автор дорабатывает в мастерской, придавая им законченность. Другие настолько дышат живым впечатлением, что лишнее прикосновение может их только "засушить", - такова серия акварелей, созданная Виталием на паруснике "Седов". На них - Германия, Франция, Мадера, Англия, увиденные с моря, ночные огни городов, утреннее солнце, блеск волн. Кстати, художник оказался в том самом рейсе, когда "Седов" был арестован в порту Брест по иску одной из зарубежных компаний. Государству - проблемы, пассажирам - развлечение: лишние десять дней во Франции. Для Бубенцова предложение пройти под парусом стало особым подарком судьбы. Ведь он считает, что природа задумала его путешественником. Мало у кого из мурманских художников за плечами столько странствий. Почти вся Европа, русский Север, Арктика, Енисей, Шпицберген, побережье Атлантики, Туркмения - вплоть до границы с Ираном, - такова карта поездок Виталия.

При этом художник не считает себя лишь пейзажистом. Успев поработать в самых разных жанрах и техниках (портрет, натюрморт, жанровая картина, выполненные пастелью, маслом, акварелью, наконец, гобелен), он убедился, что самое интересное - это человек:

- Конечно, интереснее писать живой характер, отражать движения души. Но это и сложно. Во-первых, природу можно подчинить себе, переосмыслить, а в портрете перед тобой конкретный образ, ты должен прочувствовать его, сжиться. Во-вторых, человеческое тело - удивительно сложный механизим. Чтобы научиться грамотно его изображать, нужны годы кропотливой работы.

Годы работы - это не только ученичество, но и постоянное самосовершенствование. Привычке к нему Бубенцов обязан Академии художеств и своему учителю - известному живописцу Андрею Мыльникову, заставлявшему студентов работать на износ, оттачивая композицию. Бубенцов убежден: без "ремесла", грамоты никакой талант не поможет:

- Грамота в любой профессии нужна. Это основа. Посмотрите на ранние работы того же Пикассо: отличный рисунок, мастерство реалиста. Я и студентам говорю: подождите, рано вам еще Модильяни-то быть! Рисовать научитесь! Но и эмоции свои гасить не надо, иначе все ребята станут один на другого похожи. В этом вся задача педагога - научить ремеслу и не загубить индивидуальность.

Бубенцов преподает живопись в Мурманском государственном педагогическом университете пять лет. Студентами доволен - толковые. В прошлом году возил их дипломные работы в Смоленск на большую выставку. Результат - сразу несколько лауреатов, высокая оценка коллег. С преподаванием вошли в жизнь художника - теперь доцента факультета культуры и искусства - новые заботы: составление учебных пособий, методическая работа. Сейчас он готовит книгу об истории искусства Кольского края.

Сочетать творчество с иной работой нелегко. Но и такой опыт у Бубенцова уже имеется: несколько лет он возглавлял региональное отделение Союза художников РФ, занимался административной работой. И при этом не оставлял творчества, участвовал в выставках, стал заслуженным художником России. Бумажная работа многих выхолащивает, отнимает и энергию, и время, не оставляет простора для вдохновения. Но Бубенцов считает иначе:

- Мне кажется, вдохновение живет в мастерской: придешь, посидишь - и сама собой начнется работа. Вообще художнику не обязательно ежедневно вставать к холсту и писать - мы же не на поток трудимся. Бывает такая полоса, что работаешь круглосуточно, потом - спад, выдыхаешься, делаешь паузу, набираешь новых эмоций, делаешь подготовительные вещи - эскизы, "почеркушки". Почувствовал что-то, заразился ощущениями, обдумал, набрал материал, наброски, эскизы... А потом - помните, как у Пушкина: "...Мысли потекут, руки просятся к перу, перо к бумаге..." Может, это и есть вдохновение?

Татьяна БРИЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 08.04.2006

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
68,223477,651981,353974,5228
Афиша недели
В поисках грустного йети
Гороскоп на сегодня