20.05.2006 / Культура

ПУТЕМ ПОЭТОВ И СВЯТЫХ

МУЗЫКА НЕБА

...Потянул за одну из "клавиш" - веревочку, что связывает звонаря с многопудовыми его помощниками. Меднотелый красавец-колокол отозвался по-дружески чисто и светло: "Д-о-о-о-н-н-н". Странно и радостно было сознавать, что звук этот слышит сейчас вся великая, древняя Тверь, которая так гостеприимно встречала в тот день нас - участников Славянского хода-2006 и которая отсюда, с высоты колокольни Свято-Екатерининского монастыря, казалась особенно близкой и родной.

У каждого колокола, как у человека, свой голос и норов. Раскатисто, по-хозяйски басил Благовест - самый большой здешний житель, колокола чуть меньше вторили ему крепкими голосами первых воинов колокольной дружины, а уж самые маленькие - легкие, веселехонькие колокольцы - подпевали старшим говорливо и беспечно - так, словно серебро по небу рассыпали...

Звонница - это музыкальный инструмент в небе, над землей. Звонарь в момент работы сродни пианисту: из звуков разной тональности и силы он рождает мелодию - музыку, которую слышит весь город.

Позвонить на пасхальной неделе - дело святое. Нам - участникам Хода - удалось это сделать в последний момент, воскресным вечером светлой седмицы, хоть позади уже были несколько монастырей, множество храмов Северо-Запада России, где мы побывали в первую неделю поездки. Славянский ход замышлялся как духовно-культурная экспедиция через двенадцать городов от Мурманска до Москвы и обратно. Организаторы - Мурманское отделение Союза писателей России и Мурманская и Мончегорская епархия - посвятили эту акцию двадцатилетию возрождения праздника славянской письменности и культуры, традицию отмечать который восстановили именно в Мурманске, где в 1986-м и прошел первый такой праздник. Главная задача - постараться протянуть связующие ниточки к православной интеллигенции разных регионов и областей, в которых побывал Ход. Так уж случилось, что писательский мир современной России разъят на части, лишен единства: мы не знаем друг друга, почти лишены возможности читать новые книги коллег. Вот и решили мурманчане хоть в той малой степени, что по силам, попытаться исправить это невеселое положение.

Неслучайно костяк Хода составили писатели и учителя. В том числе автор идеи и руководитель экспедиции - прозаик из Ревды, автор нескольких книг Надежда Большакова, один из тех, кто стоял у истоков возрождения Дней памяти Кирилла и Мефодия, поэт Виктор Тимофеев, специальный корреспондент журнала "Север", присоединившийся к Ходу в Петрозаводске, Владимир Судаков, поэты Александр Попов и Николай Колычев, профессор-словесник МГПУ Надежда Благова, преподаватели литературы из разных городов Кольского Заполярья Галина Смирнова, Татьяна Рыжова, Виктория Бакула, основатель музея Сергея Есенина Валентина Кузнецова, учитель истории Светлана Чемоданова.

Всего - около тридцати человек: не только писатели и преподаватели, но и студенты, и школьники, работники издательств и музеев, журналисты. Отдельного разговора заслуживает священник Славянского хода отец Сергий (Поливцев). Само по себе замечательно, что нашему походу с благословения архиепископа Мурманского и Мончегорского Симона был дарован свой духовный наставник. Это придало всему предприятию особое звучание, помогало в дальней нелегкой дороге, заставляло быть более внимательными друг к другу, объединяло всех участников в единый организм.

Повсюду, где прошел Славянский ход, звучали слова молитвы. В Петрозаводске и Валдае у могил писателей Дмитрия Гусарова, Олега Тихонова и Бориса Романова отец Сергий отслужил заупокойную литию по нашим товарищам. Последнему в этом году исполнилось бы 70. Романов - капитан дальнего плавания, первый мурманчанин - член Союза писателей СССР, один из основателей Мурманского областного отделения СП. В 1985-м переехал в Новгород, возглавил местную писательскую организацию. Об этом времени местные писатели вспоминают с благоговением - Романов был способен наладить отношения и внутри организации, умел и с властью разговаривать.

- Он чисто по-капитански умел "разрулить" любую острую ситуацию, - вспоминает Ольга Балашова - вдова писателя Дмитрия Балашова. - Меня, когда я собиралась замуж за Дмитрия Михайловича, собирались из института выгнать - за месяц до его окончания. "За аморальное поведение". Таковым считалось то, что я выхожу замуж за неугодного властям писателя, да еще с четырьмя детьми... Именно Романов сделал так, что меня оставили в покое и диплом я получила.

Неслучайно уже в 90-м автор "Капитанских повестей" принял руководство над всем Союзом писателей России.

...В Торжке, где Славянский ход остановился всего на несколько часов - в Борисоглебском монастыре, одном из самых древних в нашей стране, основанном еще в XI веке, иерей Сергий отслужил молебен Трифону Печенгскому. Этот самый уважаемый на Кольском Севере святой, основатель Трифонова Печенгского монастыря, родился в Торжке. И здесь, у Крестовоздвиженской церкви, на месте, где стоял когда-то деревянный храм, настоятелем которого был отец будущего святого, мы и помолились вместе, соборно.

А потом была Тверь, с которой мы и начали разговор о Славянском ходе-2006. На колокольню Свято-Екатерининского монастыря, с которой довелось звонить и автору этого материала, милостиво допустила нас мать-игуменья Иулиания. Мать-игуменья приняла паломников из Мурманска ласково, расспрашивала с нескрываемым интересом о том, где уже довелось побывать. Спросила и о том, поддерживают ли писатели-мурманчане какие-то контакты со своими финскими коллегами. Оказалось, что матушка по национальности финка. Удивительная судьба: окончила филфак МГУ, приняла православие и навсегда осталась в России. Признаюсь, за время общения с игуменьей у меня не возникало и мысли о том, что русский язык для нее не родной. Говорит она прекрасно, лишь едва заметно смягчая твердые согласные. Мягкость, кажется, присуща ей и в жизни. Монастырь матушка Иулиания держит в полном порядке: чистота, обустроенность, уют - повсюду.

На колокольню нас провожала матушка Варвара - это ее хозяйство, она здешний звонарь. Не удержался, спросил: трудно, поди, приходится, работа-то нелегкая.

- Бывает, конечно, тяжело. Зимой поднимешься на звонницу: мороз, ветер жуткий, - признается матушка. - Но, как звонить начнешь, обо всем забываешь.

СВЯТЕЙШИЙ СТАЛ УЧАСТНИКОМ ХОДА

В Москву Славянский ход прибыл поздней ночью 1 мая. Пристанище нашли в церкви Сошествия Святого Духа. Здесь знали о нашем приезде заранее, но паломников, похоже, тут готовы принять всегда: разместились прямо в храме, постелив на пол ковры и матрасы.

В столице участники Хода совершили молебен у здешнего памятника создателям славянской письменности Кириллу и Мефодию, посетили музей Николая Рубцова, встретились с московскими писателями. Но главная встреча этих двух дней произошла в Покровском женском монастыре, где гостей из Мурманска принял Патриарх Всея Руси Алексий-II.

Глава мурманской писательской организации прозаик Николай Скромный и поэт Виктор Тимофеев передали Патриарху икону Собора Кольских Святых. Святейший обратился к нам почти как к старым знакомым, по всему было видно, что ему хорошо известны цели и задачи Славянского хода, и в том, что он сказал в своем обращении к нам, звучало искреннее уважение к затеянному мурманчанами непростому делу. Говорил коротко, но четко, каждое слово - на месте, неслучайно, продуманно:

- Сердечный привет вам, послам из Мурманска в Москву, прошедшим этот поход через целый ряд городов и весей. Вы совершенно правильно сказали, что необходимо единение. Потому что единение всегда считалось той силой, которая помогает людям выстоять в трудностях и испытаниях.

Я посещал Кольский полуостров, Мурманск - тогда, когда там только начиналось духовное возрождение. Сейчас это духовное возрождение развивается. Доказательством тому служит то, что вы - люди разного положения - собрались вместе, чтобы совершить этот поход от памятника славянским просветителям Кириллу и Мефодию в Мурманске к равноапостольным Кириллу и Мефодию в Москве - первому такому памятнику, установленному в новой России.

Я от души желаю, чтобы помощь Божья сопутствовала бы вам в ваших трудах, заботах и устремлениях.

Патриарх благословил каждого и вручил иконы Воскресения Христова. Непростые - с частичкой от Гроба Господня и иерусалимской печатью. После этого мы еще несколько минут общались со Святейшим. Он очень тепло и сочувственно, по-домашнему расспрашивал нас о здоровье - нелегко ж на автобусе-то столь дальний путь выдержать. Пожелал напоследок, чтобы хвори нас миновали и благополучного возвращения в родной город. Говорил патриарх мягко и доброжелательно, но чувствовались и в словах его, и в самом облике сила, твердость. И это несмотря на то, что перед нами был немолодой уже человек. За внешней мягкостью явственно ощущалась каленая, проверенная сталь. В завершение встречи руководитель экспедиции Надежда Большакова вручила Святейшему знак участника Славянского хода-2006, которым он, пусть и символически, стал в этот день.

Тем же вечером покидаем столицу, ложимся на обратный курс. Первая большая остановка - в Ярославле, в местном Свято-Введенском Толгском монастыре. Хранительница этих мест - икона Толгской Божьей матери - чудотворная. Здесь же упокоены мощи Святителя Игнатия Брянчанинова - одного из самых значимых и уважаемых русских церковных деятелей XIX столетия. Для нас же особенно важно, что Святитель Игнатий был и остается одним из самых почитаемых (и читаемых, популярных) русских православных писателей.

ЖИВОЙ РУБЦОВ

...Монах читает стихи - одно за другим: и известные, и не очень. Читает немашинально, незаученно, словно вновь и вновь проживая, взвешивая на невидимых весах каждое оставленное нам поэтом слово. Слушаем зачарованно. Честно признаться, давненько не доводилось слушать, чтобы так легко и вместе с тем вдумчиво и просветленно читали Константина Батюшкова. Спрашиваю у иеродиакона Александра - уж не филолог ли по образованию. Тот отнекивается:

- Нет, спортсмен. Волейболом занимался, а потом хоккеем немного...

Мы в Вологде, в Спасо-Прилуцком монастыре, у могилы Батюшкова, - старший товарищ, предшественник Пушкина скончался в этом писательском городе, здесь и похоронен. Именно тут, рядом с Батюшковым, просил себя похоронить и Николай Рубцов. Но упокоили его останки не здесь, а на одном из вологодских кладбищ. Этому большому русскому поэту в январе исполнилось бы 70, и он, по сути, стал одним из участников нашего Славянского хода. Шутка ли, за время пути мы побывали в четырех Рубцовских музеях: питерском, московском и двух вологодских. Беседовали с ведущими специалистами по жизни и творчеству поэта - Майей Полетаевой, Вячеславом Белковым, его близкими друзьями Нинелью Старичковой и Ольгой Фокиной.

В Вологде мы впервые увидели живого Рубцова. То есть живого - на кинопленке. Долгое время считалось, что таких кинодокументов не сохранилось. Ан нет - есть! Где-то в архивах местного ТВ отыскали-таки фильм "Поездка по Сухоне", в котором вологодские писатели путешествуют по реке на катерке. Фильмик крошечный - семь или восемь минут, немой, без звука, но там - живой Рубцов! И рыбу ловит вместе с Яшиным и Коротаевым, и балуется от души - пытается откусить от нее, сырой, только пойманной, кусочек, а потом - читает стихи. По словам Вячеслава Белкова, исследователи пытались выяснить, что за стихи читал тогда будущий классик, даже глухонемого приглашали для этой цели. Не удалось - качество пленки не слишком, да и фрагментик этот совсем невелик, где уж там разобраться с артикуляцией...

- Николай Рубцов - непосредственный участник нашего Славянского хода, потому что у Бога все живы... Сегодня кульминация нашего общения с Николаем Михайловичем, - говорил у могилы поэта на Пошехонском кладбище Вологды отец Сергий. - В том, что в этом году в Мурманске был открыт памятник поэту, мне видится великий смысл. Может быть, с этого момента и начался для Рубцова Славянский ход.

Затем глава вологодской писательской организации СП России поэт Михаил Карачев и мурманчанин Николай Колычев - вместе, дружно - читали рубцовское "Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны...". Чем не символ исполнение одной из важнейших задач Славянского хода - единение мастеров слова - хотя бы в рамках Русского Севера, который всегда был и остается хранителем традиций, основ культуры нашего народа.

Днем позже мы в гостях у Нинели Старичковой - близкого друга поэта, в квартире, в которой Николай Михайлович часто бывал. Теперь здесь один из вологодских музеев Рубцова. В доме множество личных вещей автора "В горнице моей светло...", фотографии, книги с автографами. На сборнике "Звезда полей" - дарственная надпись хозяйке дома: "Неле Старичковой, с любовью, а также на память обо мне и Вологде. 21/VII-67г. Н. Рубцов". Тут же я неожиданно для себя обнаружил "Мурманский вестник" с материалом об открытии в Мурманске памятника Рубцову.

Вологодский памятник поэту стоит на берегу одноименной с городом реки: бронзовый Рубцов в пальто, с неизменным шарфиком, с небольшим чемоданчиком в руке идет себе куда-то - немножко печальный, одинокий. Вологжане окрестили памятник скульптора Александра Шебунина по-своему: "Мужик в баню собрался". Вроде неожиданно, но точно: в этом звучит и мотив житейской неустроенности, и безусловная русскость, народность персонажа, и готовность поэта к смерти - если "в баню", то в чемоданчике-то чистое белье должно быть...

...Домой, в Мурманск, возвращались через Вытегру - это на границе Вологодской области и Карелии - родина замечательного русского поэта Николая Клюева. Удивительно красивый, песенный, былинный край - Вытегорье. Славянский ход здесь встречали как нигде тепло - хлебом-солью, песнями и плясками. И - ухой, что на берегу местного Тюдозера показалась особенно вкусной и сытной.

Несмотря на то, что море от Вытегры не близко, но край этот, как оказалось, флотский. Шутка ли, пять адмиралов советского флота отсюда родом! В том числе и контр-адмирал Михаил Рудницкий - его имя носит спасательное судно Северного флота, над которым шефствует Вытегорский район.

Символично, что завершился Славянский ход в День Победы - 9 мая. Завершился, как и начинался, - молебном у мурманского памятника Кириллу и Мефодию. Участники Хода принесли цветы великим славянским просветителям, а также землю, привезенную от московского памятника равноапостольным первоучителям.

Майское это утро выдалось в столице Кольского Заполярья холодным и пасмурным. Но наперекор непогоде звучали на зябком, сыром ветру слова молитвы:

- Святые равноапостольные Мефодие и Кирилле, молите Бога о нас...

Дмитрий КОРЖОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 20.05.2006

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,745475,776176,981773,6525
Афиша недели
Вселенная комиксов
Гороскоп на сегодня