24.03.2007 / Культура

Диалог на языке фантазии

У нас обоих в жилах польская кровь. Он отлично понимает по-русски, но не говорит, я же сносно разбираю по-польски, но сказать тоже не могу ни слова. Поэтому общались мы по-немецки, да переводчик помогал. Но Кшиштофа этот языковой барьер не смущал: на фестивале «Диалог культур», закончившемся в Мурманске во вторник, и не такие барьеры ломались.

Четвертый по счету, фестиваль набирает вес: 60 участников, представлявших разные города и страны, - всем им было уютно в стенах мурманских концертных и выставочных залов. Аудиоинсталляции и войлочные украшения, керамика и социальная реклама, видеоклипы и рукописные книги - столь непохожие виды искусства без груда соседствовали здесь. Но больше всего оказалось фоторабот - полтора десятка мастеров объектива показали здесь свои произведения. Мурманчан традиционно отличали высокий уровень, школа, профессиональный подход. Большинство их работ знакомы зрителям по осеннему фотофестивапю - трагическая серия Олега Хадарцева «Беслан», лирические зарисовки Елены Краснопольской и Анны Железной. Ну а гости продемонстрировали фантазию и эксперимент.

Кшиштоф Курлович недаром говорит на немецком, как на родном. В Лейпциге живет больше десятка лет, здесь учился, здесь занимается любимым делом

- фотографией. В Мурманск он привез серию черно-белых снимков под названием «Лейпциг 96.

- Лодзь 2006». На фото - руины, развалины, заброшенное жилье, мертвые кварталы... Совсем не похоже на чистенькую Европу.

- Часть снимков сделана в Германии - в середине девяностых гам тоже было нелегкое время. После объединения страна пережила шок - и оправиться было нелегко. Люди стали уезжать с насиженных мест, отправляясь на Запад, промышленность остановилась, видите, какое запустение, - ведет экскурсию по своей выставке Кшиштоф. - А через десяток лет то же самое произошло с Польшей: после вступления в Евросоюз она в кризисе. Любимый городок Лодзь опустел, целые кварталы стали нежилыми. Все ринулись в другие страны, покидая свои дома. В общем, на моих снимках эти города - близнецы.

Польский художник убежден: фотография - искусство публицистическое, даже политическое, она способна кричать о человеческих бедах.

- Фото - это всегда фрагмент непридуманной жизни, - говорит он. - Тем сильнее оно воздействует на зрителя.

Для немца Инго Шиллера фотография тоже способ действия, язык, на котором можно говорить с обществом. Его серия снимков «Собачья жизнь» создана в надежде, что жители Лейпцига возьмут домой псин из местного приюта. Сам Инго с детства панически боится собак, и в процессе работы он, по его собственным словам, еще и пытался преодолеть комплекс. На стене два десятка фото, на каждом автор в компании очередного приютского пса. Кого держит на руках, кого ведет на поводке. Сытые и довольные, рядом с Инго они вовсе не выглядят сиротами. Но рядом с каждым снимком - приютский «паспорт» - бумага с номером, кличкой, породой и датой поступления в казенный дом.

Для поклонников фотоискусства «Диалог культур» в этом году стал настоящим событием. Еще бы - три десятка мастеров одновременно выставлялись, снимали город и горожан, спорили и обсуждали достижения друг друга. Их «неформальным лидером» стала хрупкая Франциска Юнге. Вслед за ней ребята штурмовали мурманские трущобы, богом забытые улочки Больничного городка, устремлялись на поиски открытий. Их целью был портрет Мурманска. Каким он вышел? У каждого - своим. По-весеннему чуть грустным, плачущим капелью, солнечным и снежным... Саму Франциску - будущего дизайнера и книжного графика - в фотографии привлекает непредсказуемость, сюрприз:

- Начиная работать, еще не представляешь, что удастся сделать, что получишь «на выходе». Идея меняет очертания, в зависимости от того, каким выйдет снимок.

По соседству с фотографами, ежевечерне шумно обсуждавшими отснятый за день материал, в областном центре ремесел устроились Юлиане Милитц и ее ученики. Два дня подряд она знакомила мурманчанок с приемами валяния. Из шерсти ведь можно свалять не только тривиальные валенки, но и модные украшения! Юлиане, кстати, с валенками пока не сталкивалась ни разу. А вот всех друзей уже успела «посадить» на войлочные бусы. Дело-то, в общем, нехитрое - скручиваешь жгут из овечьей шерсти, пропитываешь его основательно мыльной водой - и оставляешь сохнуть. А потом - что фантазия подскажет. Хочешь - расшивай бисером, хочешь - носи на шее, хочешь - вместо браслета. А если этого мало, сваляй цветных шерстяных шариков да нанизай на нитку - будет ожерелье.

Вроде бы ремеслу Юлиане учила нехитрому, но оживление у нее на мастер-классе царило завидное. От желающих поучаствовать отбою не было.

Впрочем, и коллега юной немки, Карола Айтнер, собрала немало учеников. Карола по национальности - лужицкая сербка. Это славянская народность, издавна проживающая в Германии. Лужицкие сербы, немцы обычно называют их зорбы, бережно хранят традиции предков - искусство ткачества и керамики. Ткацкая мастерская в местечке Лужица была в Средневековье чем-то вроде клуба по интересам. Там собиралась вся молодежь, там коротали вечера и заводили знакомства. Во время Реформации немцы-лютеране даже пытались запретить работу мастерской, подозревая, не без основания, в ней гнездо вольнодумства и излишнего веселья. Но лужичане как ткали, так и ткут по нашу пору. А еще делают удивительные сосуды из своей светлой пластичной глины. Работе с ней и учила северян Карола.

Она собиралась стать искусствоведом, но вдруг поняла: провести жизнь за теоретическими изысканиями - совсем не по ней. И занялась древним ремеслом зорбов - керамикой.

- Конечно, есть приемы гончарного ремесла, каноны, техника Но на своих занятиях я предлагаю людям на время забыть о них. Думать лишь о свой душе - и пытаться изобразить ее, - говорит Карола. - Вылепить свое настроение. Довериться себе и глине в руках. Ведь на самом деле всякое искусство должно приносить радость, удовольствие. Требовать чего-то еще подчас избыточно.

Пожалуй, «Диалог культур» и строится по этому принципу. Ведь его цель - не встреча художников-профессионалов, не соревнование мастеров, а радость общения таких разных, но близких людей. Дизайн и музыка, рисование и кино, немцы и сербы, поляки и русские - им удалось заговорить на одном языке. И, пожалуй, главной интонацией этих диалогов стали восторг первооткрывателей и любовь - к творчеству, к миру, друг к другу.

Татьяна БРИЦКАЯ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 24.03.2007

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,814075,324179,547072,7227
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня