08.05.2007 / Культура

Скорбные находки

У Евгения Гришковца в пьесе «Одно-врЕмЕнно» есть пронзительный момент, когда автор вспоминает, как поисковики откапывали немецкого сержанта. Автор успел увидеть немногое: только ботинки с кожаными шнурками, завязанными на бантики. Точно такие же бантики он сам завязывает каждое утро. И этот безвестный солдат встал перед его глазами как живой - молодой, полнокровный, знакомыми до боли движениями пальцев завязывающий шнурки. И жажду жизни, и ужас смерти, и чуть ли не дым пороховой почувствовал в тот момент автор. Далекая, неведомая война стала для него реальной.

Нечто подобное испытала и я, побывав на выставке «С поля боя», открывшейся в областном краеведческом музее в преддверии Дня Победы. Смотрела на искореженный, пробитый навылет пулями котелок со старательно выцарапанной на нем фамилией Степанов и живо представляла себе, с каким, должно быть, аппетитом черпал оттуда ложкой молодой стриженый боец... И вправду, незначительная вроде бы деталь, а сердце сжимается. В музее же таких «деталей» свыше трехсот - малая толика того, что нашли поисковые отряды на Кольской земле за десятилетия своей работы.

Пробитая каска, ржавый штык, пулеметный диск, расческа, ножницы, именной медальон («Порозов Василий, рядовой, 1909»), экземпляр «Сталинского сокола» - все это на стенде о советском солдате. Немецкий жил явно побогаче: перья позолоченные, чернильница на два литра, почтовые карточки, сумка для пищи, масленка, костяные шахматы и шашки. Рядом стенд с моделями самолетов Великой Отечественной: хищно улыбается акульим оскалом американский Р-40, советский истребитель призывает бортом «За Сталина!», садится на воду немецкий «юнкере»... А вот и настоящий самолет, точнее, его фрагменты - хвост, крыло. Их еще предстоит восстанавливать, но поисковики решили показать, чтобы люди увидели, чем конкретно занимаются энтузиасты поискового дела. В этом -главный смысл выставки, и удалось это впервые.

- Зал маленький, а то мы бы могли сюда и целиком самолет затащить! - пошутил поисковик отряда «Подводник» Андрей Копытков, он же заместитель председателя координационного совета поисковых отрядов Мурманской области «Эхо войны». За 27 лет существования отряда «подводники» обследовали 573 места падения самолетов и передали на восстановление десять крылатых машин.

Однако за этой шуткой - серьезная проблема: у поисковиков действительно нет места, чтобы экспонировать свои находки. То, что сегодня выставлено в краеведческом музее, обычно хранится в музее Мурманского морского торгового порта. «Подводнику» повезло: он существует на базе этого предприятия. А вот энтузиастам других отрядов приходится пристраивать найденные свидетельства войны по школьным музеям, комнаткам боевой славы или же вовсе в своих квартирах и гаражах.

- Наша мечта - возродить в Мурманской области музей обороны Заполярья, - признался Андрей Леонидович. - С широтой, которой заслуживает наш героический край: в отдельном здании с большими выставочными залами, куда вместились бы все находки, где можно было бы заниматься серьезной научно-исследовательской работой. Вот в стремлении этого достигнуть мы и устроили выставку. Она подробно рассказывает, как ведется поисковая работа:

от момента обнаружения останков до восстановления личности погибших и их захоронения.

Стенды, повествующие о наиболее ярких моментах в истории поискового движения, не позволяют усомниться: это тяжелый, но благодарный труд. Насколько тяжелый, попробовать может каждый. Сейчас в области работает 21 поисковый отряд, и они с радостью примут единомышленников. Или хотя бы помощь в виде информации. Если вы знаете, где находятся неизвестные могилы, непогребенные останки людей, места гибели военной техники - сообщите об этом в совет «Эхо войны».

Выставка «С поля боя» будет открыта до 22 июня.

Жанна СОКОЛОВА.

Опубликовано: Мурманский вестник от 08.05.2007

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,814075,324179,547072,7227
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня