28.07.2007 / Культура

И жизнь сложилась, и стихи слагаются

«Мы - кошки» - так называется новый сборник стихов поэтессы Елены Рыхловой, увидевший свет в Мурманске несколько недель тому назад.

Елена - уроженка Кандалакши, недавно переехала в столицу Заполярья. Этот биографический штрих очень важен, поскольку именно в Мурманске у нее открылось второе поэтическое дыхание.

Помню Лену на литературных семинарах конца 90-х. Уже тогда она заявила о себе громко и ярко - стихи, составившие костяк дебютного сборника «Родился сын, Савелий!», были написаны в двадцать с небольшим, но уже чувствовался в них голос настоящего поэта. Ко второй своей книге Рыхлова шла медленно и осторожно - воистину на кошачьих лапах. И несмотря на то, что значительная часть стихотворений, из которых составлены «Мы - кошки», выплеснулась за сравнительно короткий срок, сборник можно считать вызревшим - в первую очередь потому, что зрелость, как литературная, так и житейская, пришла к самой Елене.

Взяв книгу в руки и бегло пролистав, спотыкаешься об иллюстрации - в глаза бросаются идиллические изображения матери с ребенком да рассыпанные по страницам представители семейства кошачьих. К счастью, это всего лишь издержки оформления. Содержание книги гораздо глубже и многообразнее. В литературной жизни Кольского Заполярья появление этой 40-стра-ничной брошюры, несомненно, стало событием.

«Не слагаются стихи! Значит, жизнь сложилась» - такой парадоксальный и в то же время железный по своей логике вывод можно было сделать, только основываясь на личном опыте. Для поэта он, на первый взгляд, звучит убийственно, однако Рыхлова не побоялась высказать его вслух. И не побоялась признаться, что даже в благополучно сложившейся жизни есть острые углы, есть шипы и занозы, и значит, есть темы для стихов. Согласен с автором предисловия к сборнику Николаем Колычевым, который говорит о подчеркнутой искренности и «женскости» поэзии Рыхловой. Да, Елена не притворяется, не пытается примерить чужой, тем более мужской, образ. В стихах она такая, какая есть в жизни. Поэтому ей - веришь.

Рискую навлечь на себя гнев сестер по перу, но все же не могу не заметить: из мурманских поэтесс Рыхлова сейчас самая перспективная. От нее в каждом стихотворении ждешь приятных творческих сюрпризов. Упомянутая выше неизменная «женскость» ее произведений вовсе не делает их однотонными, зацикленными на вечных дамских проблемах. Тем более что ориентируется Лена не только на лучших женщин-поэтов, но и на Блока, Есенина, Рубцова. Прислушайтесь! 8 каждом лике – правда вечности, и, летя к небесной тверди, раздается крик младенческий, как известье о бессмертии. Разве не вспоминается тут бло-ковское «где-то далеко у Царских Врат причастный тайнам плакал ребенок»? Но Рыхлова вовсе не подражает: у нее младенец своим криком возвещает о вечной жизни, а не о том, что «никто не придет назад»...

Стихи в «Кошках...» мастерские, профессиональные на сто процентов. Даже местами слишком профессиональные. Мне кажется, Елена часто идет в стихе за образом - бывает, что и в ущерб содержанию. Иногда на первый план властно лезут метафоры, возникает ощущение, что автор захлебывается в них, старается как можно скорее вытолкнуть их из себя на бумагу, забывая, о чем, собственно, хотелось сказать. К примеру, стихотворение «Тает мгла кромешная в апреле...» - вообще необязательное. Так, лирическая весенняя зарисовка. И ничего бы в памяти не осталось от этой зарисовки, если бы не оригинальные сравнения: «захмелевший хор сосулек», отпевающий зиму, или «щербатый ветер», свистящий в подворотнях «мелкою шпаною». Образы из других стихов еще любопытнее: книги прорастают корешками в пыль на полках стеллажей; кошка прячет в пушистый мох «розово-неспелую морошку лап»; слова сукровицей сочатся «сквозь губ запекшуюся корку». Истинные любители хорошей литературы испытают от таких находок настоящее наслаждение.

Если Лене и нужно еще чему-то учиться, то это касается навыка вовремя ставить точку и избавляться от лишних строк. Стихотворение «Дыбом загривок встает. Дубль два...», написанное в нарочито громоздком стиле, этой громоздкостью просто перегружено. Полторы страницы - о том, что можно было бы сказать в восьми... ну, хорошо, в двенадцати строчках. Да и заглавное «Не птицы женщины. Мы - кошки...» вполне могло обойтись без последней строфы. Но этот навык, уверен, к Рыхловой придет. Работать над собой она умеет, а таланта ей не занимать.

Александр РЫЖОВ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 28.07.2007

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,249778,075381,453975,4329
Афиша недели
Скандалы и разочарования
Гороскоп на сегодня