14.11.2007 / Культура

ВИТАМИНЫ ДЕТСТВА С ОСТРОВА ДЬЮРГАРДЕН. К 100-летию Астрид Линдгрен

Волшебный диванчик непременно отвезет вас к домику Карлсона. Сиди себе да болтай ногами в полосатых чулках - и даже дырку на большом пальце можно не штопать, Карлсону ведь тоже не приходило это в голову. Запросто можно ходить босиком, и никому не позволено сделать вам замечание. Никаких замечаний! Никаких взрослых! Сюда пускают только детей. Впрочем, если из школьной формы вы давно выросли, не беда: детьми в душе можно оставаться до-о-о-олго... А для верности, пожалуй, пригодится витамин от Пеппи Длинныйчулок - желтая пилюля, сохраняющая детство.

В Швеции, в центре Стокгольма, есть остров музеев - на любой вкус. Цены невысоки на билеты во все, кроме одного - зато он самый многолюдный. Парковка рядом с ним постоянно забита, только не автомобилями, а детскими колясками. В этот музей ходит особая публика, звонкая и неугомонная. Возраст - примерно от двух до пяти.

Музей Астрид Линдгрен. Ничего общего с тривиальными домами-музеями, где пылится история литературы: это не музей писательницы - это город ее сказок. Там и живет дух великой сказочницы, которой сегодня исполняется 100 лет.

Ей сулили Нобелевскую премию - но вот беда, "нобелевку" не дают несерьезным писателям - а Линдгрен если чем и гордилась, так своей несерьезностью. Ее сказки газеты печатали иной раз вместо передовицы - и парламент после этого отклонял законопроект, высмеянный упрямой шведкой. В королевстве даже есть закон о защите животных, именуемый "Закон Линдгрен" - писательница лично добилась его издания.

Она выросла в самой обычной фермерской семье, а стала едва ли не символом феминисток, сделав карьеру репортера, родив ребенка вне брака, выбрав мужа по себе и самостоятельно зарабатывая на жизнь забавным ремеслом, которое сама возвела в степень подлинного искусства.

Учителя из моего школьного детства не одобряли запойного чтения ее историй. Еще бы: что в них, если не веселый анархизм самой чистой пробы? Тут не до аккуратно подшитых, жестких от крахмала воротничков и одинаково-коричневых платьев! И чулки можно на ноги надеть разные, и ходить по улице задом наперед, и на веранде завести умницу-лошадь, и тесто для сотни пряников замесить прямо на полу, а потом отправиться на чердак за привидениями, палить из пистолета, пугать злодеев-грабителей и устроить Рождество, просто когда захочется, и надарить всем кучу подарков... И конечно же, никогда не слушаться скучных теток с воспитательными наклонностями, которые не верят в папу - негритянского короля и маму - ангела с небес.

С "воспитательными тетками" у нее были свои счеты. Как знать, возможно, если б не Линдгрен, ее искрометные сказки и смелые статьи, чопорная Европа еще долго причесывала бы своих юных граждан под одну гребенку. Но она упорно говорила: нестандартный - значит, талантливый, одинаковых детей не бывает, каждый имеет право выбора, и в школе главный не учитель, а ученик. Ее считали едва ли не сумасшедшей - а она победила. Потому что сотни педагогических теорий не стоят томика ее сказок.

Она заработала литературным трудом миллионы. И почти все их раздала - так же, как ее герои, готовые отдать по первой просьбе самое дорогое: коробку с африканскими ракушками, крохотный пистолетик или паровую машину... Тайны детского сердца были для нее дороже банковских чеков - ей вообще претили всякие условности, уничтожающие свободу. Потому своих персонажей, да и своих читателей сказочница данной ей властью вытащит из любой тюрьмы, даже самой страшной - тюрьмы внутренней несвободы, страха и обыденности. Школа для нее тоже была отчасти тюрьмой - оттого эта аллергия на зелень парт, грохот фанерных стульев, скрип перьев. К тому же мелом гораздо веселей и полезнее писать на асфальте, чем на классной доске, не правда ли?

В музей Линдгрен идут и дети, и родители - тем ведь полезно вспомнить, что веселило проказника Эмиля и сытенького Карлсона, что печалило рыжеволосую дочь разбойника и о чем мечтал крохотный мальчик, сын короля Страны Дальней, по ошибке оказавшийся приемышем в скучной стокгольмской семье.

Вы садитесь на деревянную скамеечку, которая вдруг воспаряет над полями и лесами, городками и хуторами, воздух наполняется детским смехом и голосами, криками петухов и мычанием буренок. Картины, как в волшебном фонаре, сменяют друг друга, малыши вновь попадают в гости к любимым персонажам. А взрослым приоткрывается маленькая дверца в подлинный и давно забытый мир, откуда все они родом. В этом солнечном мире только свобода, смелость и любовь - про них слагала чудесные истории Астрид Линдгрен. За них ее герои - а они настоящие герои, во всех смыслах - готовы были сражаться. Потому что там, где нет страха и принуждения, рождаются настоящее чувство и подлинная сила. Их вложила в томики своих сказок гениальная шведка. А томики эти раскрываются вновь и вновь, разными дорогами приходя в руки маленьких и больших читателей. Потому что оно все еще длится, овеянное ее добротой и талантом, - наше столетие, век Сказочницы.

Татьяна БРИЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 14.11.2007

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
62,255672,795576,846470,3374
Афиша недели
Призраки российского проката
Гороскоп на сегодня