24.01.2008 / Культура

"И только человеческую память забетонировать и истребить нельзя"

Снимок из архива Мурманского родословного общества. Члены Мурманского родословного общества.

Сегодня мы открываем в газете новую рубрику. В ней будут публиковаться истории людей и организаций, которые стремятся не просто к преуспеванию, но не представляют его без собственного участия в тех или иных событиях общественного значения и звучания. По большому счету самовыражение человека и немыслимо без оценки сделанного им другими. Но одно дело, если это формализованная оценка, выражающаяся, например, в уровне заработной платы, и другое - оценка деяний в общественном мнении, которое по самой своей природе призвано поддерживать все, что совершенствует нашу жизнь, делает ее разнообразной и интересной.

Мы часто жалуемся, что в России гражданское общество существует в зародышевом состоянии. При этом киваем на власть, которая прилагает мало усилий для его развития. Зато уж точно знаем, зачем оно нам так необходимо, это гражданское общество. Контролировать все ту же власть, бороться с порожденными ею антисоциальными явлениями - коррупцией, кумовством, взяточничеством, равнодушием к конкретному человеку... Но посудите сами, какое же будет это общество, если его создавать "сверху" - усилиями тех, кого оно должно контролировать. Как говорится, комментарии излишни. Хотя можно вспомнить для примера Общественную палату Российской Федерации, состав которой периодически обновляется, но все никак не находится в ней места для представителя Мурманской области. И что имеем в итоге? Что-то не очень ощутимо в нашем крае благотворное воздействие этого высокого столичного собрания.

Вероятно, прежде всего, надо рассчитывать на себя. И тогда из незамысловатой формулы "Общество - это мы" уйдет декларативность, а в нас вырастет доверие и уважение друг к другу. О ростках таких отношений между людьми, пробивающихся на скудной и холодной заполярной земле подчас сильнее, чем в благодатных и щедрых от природы южных краях, и пойдет речь на страницах газеты. Присоединяйтесь к нам, пишите, обещаем: каждый будет услышан.

"И только человеческую память забетонировать и истребить нельзя"

Эти пронзительные строчки стихов принадлежат автору дяди Степы и двух поэтических редакций нашего национального гимна - советского и российского - Сергею Михалкову. Как точно сказано и как уместно точно именно этими стихами начала свою статью "Весточка из прошлого" в альманахе "Кольский родословец" Ольга Колтун, инженер-кораблестроитель в прошлом, пенсионерка, член Мурманского родословного общества.

Признаюсь, не верил я в значимость того, чем занимаются мурманские родословы. Ну что там может быть поучительного и полезного: копаются в метрических книгах, архивах, выясняя, кто от кого в их роду произошел. Казалось мне, что занятие это носит эгоистический оттенок - за счет именитых предков потешить свое самолюбие, мол, и мы не холопских кровей... Но вот слушаю Ольгу Колтун, пересказывающую бережно сохраненные факты из послужного списка штабс-капитана 138 пехотного Болховского полка Александра Евгеньевича Казанского, и вдруг испытываю неведомое чувство: ностальгии по времени 100-летней давности, которое знал разве по школьным урокам и случайным книжкам. "Уж сколько их упало в эту бездну", вспомнились скорбные слова из песни, и сжало сердце. Слушая о Казанском, теперь я хотел понять, откуда это щемящее чувство...

Жил человек, учился в военном училище, попал в полк, расквартированный в городе Егорьевск Рязанской губернии. Подал заявление командиру полка, чтобы разрешили жениться на девице Наталии, благородного происхождения и воспитания. Все складывалось благополучно. Уже рос первенец Евгений, ожидали очередного прибавления. Как вдруг стало известно, что Япония разорвала с Россией дипломатические отношения. И началась страшная, трагическая для нас война, забросившая поручика Александра Казанского в неведомую, невероятно далекую восточную Маньчжурiю. Он ни разу не показал спину противнику, а бои длились по нескольку дней и ночей и напоминали изнурительный труд в бессонных, нечеловеческих условиях. И вроде везло молодому, почти 30-летнему офицеру. Награждали орденами, пуля и осколки снарядов миновали, а пошатнулось здоровье - психика не выдержала. И разве такое выдержишь! "...бежавшему рядом с ним солдату ядром оторвало голову, - пишет в статье Ольга Колтун, - и обезглавленное тело, прежде чем упасть, пробежало еще несколько шагов". Ничего не проходит даром. Казанского после медицинского освидетельствования отправили сначала в госпиталь, потом в Россию. И еще десять лет душевная болезнь, трансформировавшаяся в физические недуги, подтачивала здоровье русского офицера. Так и появился "Послужной список..." - для оформления пенсии по болезни. Уже новая, еще более грозная Первая мировая нагрянула, а все решали в военных канцеляриях с увольнением и начислением пенсии, хотя "взысканий не имел, наказаниям не подвергался, в плену, запасе и отставке не был". Мешала малость - не хватало выслуги лет, но все-таки пенсию дали с присвоением звания подполковника - высочайшим (это значит, утвержденным великим государем императором Николаем Александровичем) приказом. И вот каков вывод делает Ольга Колтун, когда судьба эта завершилась: "Умер Александр Евгеньевич Казанский в 1018 году, сорока двух лет от роду. Умер рано, но как это ни чудовищно звучит - вовремя. В стране на многие годы стало небезопасно быть офицером русской армии, даже отставным... Похоронили Александра Евгеньевича в городе Рязани, на Лазаревском кладбище, на месте которого в советское время выросли жилые дома..."

Читаешь, и становится горько: да за этой судьбой вся история прошлого века нашей многострадальной страны. Не партийными и иными конъюнктурщиками писаная, а самой жизнью. Почему же она, эта страна, так беспощадна к своим гражданам!

Одна, казалось бы, навечно, канувшая в непроницаемо черное прошлое жизнь, а сколько правдивых деталей ушедшего времени. И такая жалость берется в душе, что вот не пришлось общаться, может помогать друг другу, радоваться жизни с Александром Казанским, порядочным и честным человеком, оттого и пожившим мало. Трагично устроен мир, неумолимо деля людей на живых и мертвых. Одно утешает: сугубо личные, лучшие человеческие качества - та же порядочность, честность, верность долгу и себе, они и через века не меняются, не исчезают, а объединяют нас. И кажется, родным и близким человеком подполковник Казанский. Нет случайных людей на Земле, бывает беспамятство, словно раковый недуг поражающее наше сознание.

Более десяти лет существует Мурманское родословное общество. Издано пять альманахов "Кольский родословец", проведены десятки выставок, рассказывающих об истории в лицах самых обычных граждан нашего края, Севера, всей России и даже заброшенных на чужбину.

Сделано немало открытий, значение которых выходит далеко за рамки родственных отношений членов общества. Его бессменный руководитель Игорь Бронников, изучая биографии предков, отыскал историю изготовления Семеном, сыном мастеровитого вятского мещанина Ивана Тихоновича Бронникова, карманных деревянных часов, которые преподнесли цесаревичу, Великому князю Александру второму в 1837 году. Даже секундная стрелка, цепочка и ключик были деревянными. Лишь пружина - из закаленного бамбука (вот ведь какая незадача! - В. Б.). Да ведь это же сюжет еще про одного Левшу, подстать Лесковскому. Поистине неисчерпаема талантливость народная в российской глуши...

А какой удивительный зигзаг удачи преподнесла история бывшему филологу-русисту Нине Голиковой. Запрашивала в питерском архиве данные о своем немецком предке Шпире, а получила сведения о других Шпирах, предках по боковой линии. Но зато каких! Доктор медицины Александр Александрович Шпир из глубины первой половины XIX века торжественно заявляет: "Здоровье важнее жизни, потому что жизнь без здоровья есть несносная тягость". Воздух, движение, питание - вот три главных условия здоровья по Александру Шпиру. А голодание - "самое негодное средство как для предупреждения болезней, так и для лечения их". Есть над чем задуматься и нам, далеким потомкам. Тогда же книгу Шпира сразу по выходу запретили - оказывается, не только политическая, даже научная цензура была.

Зато сына А. Шпира Африкана ждало признание в жизни. Став философом, он построил трансцедентально-метафизическую систему, изложенную в книге "Мысль и действительность", о которой сообщается в Философской энциклопедии даже советских атеистических времен. А дочь Африкана Шпира Елена посетила в Ясной Поляне самого Льва Толстого, с волнением просившего рассказать ее об отце. А потом портрет Африкана Толстой поместил в своем кабинете.

Вот куда увела мурманчанку Нину Голикову "ошибка" архивистов... Не менее интересна история поморского рода Поспеловых, давшего блестящую плеяду выдающихся людей. О них прислала статью в пятый выпуск альманаха "Кольский родословец" архангельский историк-краевед Татьяна Мельник. Среди героев ее рассказа мореход Григорий Поспелов (седьмое поколение ветви Поспеловых по Ивану), капитан судна "Дмитрий Солунский" экспедиции Владимира Русанова 1910 года на Новую Землю. Позднее, в 1914-1915 годах он же, будучи капитаном "Андромеды", искал пропавшие полярные экспедиции того же Владмира Русанова, Георгия Седова, Георгия Брусилова. А еще позже в советские времена Григорий Иванович создал поспеловский метод зверобойного промысла, который осваивали промысловые экипажи Мурманска. Другое жизненное достижение, о котором стоит упомянуть с учетом современных настроений в обществе: у Григория Поспелова родилось 11 детей, рассказ только о дочерях занял полстраницы в альманахе. Большинство детей жило или живет в Мурманске и они сделали немало для благополучия своего города. Нельзя не упомянуть и о Владимире Поспелове (восьмое поколение ветви Поспеловых по Максиму). Родом из поморов, он стал крупным государственным деятелем, ныне вице-президент Государственного Российского центра атомного судостроения.

Ничего общего с южноазиатской клановостью родственные отношения русских, в частности, поморов, судя по всему, не имеют. Многие из них и становились сильными личностями, потому что суровая природа формовала характеры, делая им "протекцию" в жизни почище любой другой. Сколько же полезного можно извлечь из прошлого, как из сундука с неисчерпаемыми дарами. Этому и посвящают свободное время члены Мурманского родословного общества, приобщая, между прочим, к своей семейной истории и детей. Десятилетняя деятельность этой организации, возвращающей нас к своим корням, убеждает, что личное и общественное могут гармонично сосуществовать и не позволяют людям потерять свое лицо, когда приходит время перемен или суровых испытаний.

Фото:
Снимок из архива Мурманского родословного общества.
Фото:
Снимок из архива Мурманского родословного общества. Александр Казанский. 1904 г.
Фото:
Снимок из архива Мурманского родословного общества. Семья Казанских с няней.
Фото:
Снимок из архива Мурманского родословного общества. Философ Африкан Шпир.
Владимир БЛИНОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 24.01.2008

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,533668,580172,985372,0079
Афиша недели (16+)
Экзотика и классика
Гороскоп на сегодня