05.04.2008 / Культура

"Иди в землю непутную и неси туда мое слово..."

Фото: Ещенко С. П.
Растут купола подворья в Мурманске.

Если говорить о духовно-религиозной жизни, нынешний год проходит в нашем крае под знаком 475-летия Трифонов Печенгского монастыря. Почему весь год? А потому, что точная дата основания этого духовного центра земли Кольской неизвестна, зато достоверно сохранены даты, связанные с подвижнической деятельностью основателя монастыря - Трифона Печенгского. 1 февраля - день принятия ангельского образа Трифоном, что в переводе на светское понимание означает пострижение в монахи. 15 декабря - день кончины преподобного Трифона.

Когда же обстоятельнее знакомишься с судьбой самого западного российского форпоста Православия и деяниями его послушников, становится очевидным, что историю выдающихся памятников отечественной культуры стоит вспоминать не в течение одного года, и не только от даты к дате. Даже в ситуации, самой, казалось бы, неожиданной: в физическом смысле или, если хотите, плане, сегодня монастыря на Печенгской земле нет - его церковь, к несчастью, сгорела совсем недавно. Но есть часовня святого Георгия Победоносца в норвежском городке Нейдене, которую, в отличие от сгоревшего печенгского новостроя, основывал и строил сам Трифон. Есть скромное подворье монастыря в Мурманске на улице Траловой, снаружи мало напоминающее православный храм. И прямо на наших глазах рождается ажурный архитектурный ансамбль новой монастырской церкви на холме около Кольского проспекта, почти напротив примыкающей к нему Кооперативной улицы. Есть, наконец, надежда, что и на Печенгской земле церковь и монастырь в честь святого Трифона тоже возродятся.

Еще удивительнее другое: в истории Трифонов Печенгского монастыря это уже четвертый случай, когда он почти полностью погибал, но потом возрождался подобно легендарной птице Феникс. А впрочем, удивительно только на первый, материалистический взгляд. Как явление духовное монастырь никогда не переставал существовать, даже утрачивая свои культовые, бытовые строения. Этим-то его история и захватывает, когда точно установленные факты накрепко переплетаются с преданиями, легендами и даже чудесами. Говорят, колумбийский писатель Габриэль Гарсиа Маркес в своем романе "Сто лет одиночества" создал новый литературный стиль - магический реализм. А по моему сама жизнь его "изобрела", о чем свидетельствует наш рассказ.

Желающим наглядно познакомиться с реальностью и таинствами Трифонов Печенгского монастыря, превратностями судьбы его основателя, рекомендую посетить областной краеведческий музей, на первом этаже которого работает выставка по случаю годовщины. Еще лучше - пообщаться с научным сотрудником музея Екатериной Ореховой, которая в течение нескольких месяцев готовила юбилейную экспозицию. Слушаешь ее рассказ, и временами появляется ощущение, что Катя не только возвращает из небытия прошлое, но и сама словно бы возвращается из него, как из длительной командировки в ушедшие века.

Есть две версии событий, подвигнувших Трифона, тогда еще носившего мирское имя Митрофан, отправиться из родного подмосковного Торжка на Север, в неведомую лопскую Землю. По каноническому толкованию сын бедного священника в уединении услышал некий глас: "Иди в землю непутную и неси туда мое слово". По версии более приземленной всё житейски драматичнее. Со своей возлюбленной Еленой Митрофан разбойничал, будучи атаманом шайки. Но в порыве ревностного гнева убил Елену, долго раскаивался. И услышал всё тот же глас... Мрачная эта история в чем-то напоминает житие другого кольского святого - Варлаама Керетского, не пощадившего жену. Никто не знает, где правда, а где вымысел в обоих случаях, но, пожалуй, важнее для нас, потомков, духовное, а уж быть приземленнее, нравственное преображение этих людей после преступного греха. С нравственностью что-то у нас сегодня не клеится, потому нелишне обратиться к своему прошлому.

На Кольской земле Митрофан появился в 1510 году, а Печенгский Живоначальной Троицы монастырь возник в 1533 году. Что делал 20 с лишним лет в суровом краю призванный Богом человек? Не будучи посвященным в сан, Митрофан лишь просвещал местных саамов в православной вере, права крестить их у него не было. Но не только в этом выражалось его подвижничество. В течение восьми лет, когда наступили голодные времена, он собирал милостыню в более южных российских землях, чтобы приобрести пропитание для северян. А потом привел из Новгорода строителей будущей церкви и доставил необходимые материалы. Так с первых усилий, еще по созданию монастыря, определилось его своеобразие: здесь мирские дела шли об руку с духовными. Неспроста впоследствии жалованными грамотами русских царей подтверждался особый, необычный в своем роде статус Печенгского монастыря - он был единственным на Севере, имевшим собственную вотчину с приписанными на правах крестьян мотовскими и печенгскими лопарями. Иначе было просто не выстоять на суровой земле. Потому, вероятно, и Трифон, сильный крепкий хозяйственник, не был игуменом. Кстати, и первая монастырская грамота, еще от Иоана Грозного, была адресована не ему, а игумену Гурию, хотя с челобитием к царю по поводу создания монастыря отправились в первопрестольную Феодорит Кольский и Трифон Печенгский.

История их странствия сама по себе удивительна. Еще в пути находились духовные подвижники Севера, а царю было видение их, когда он шел на молебен. На следующий день произошла реальная встреча. И тогда царевич Федор Иоанович, отличавшийся благочестием, сняв с себя царские ризы, похожие на священническое облачение, сказал: "Мои дары предъидут (предшествуют - В. Б.) дарам царским". Спустя годы, опять же чудесным образом, за доброе деяние воздастся Федору Иоановичу, уже царю. Но об этом позже.

И пошло богоугодное дело. В это сейчас с трудом верится, но в бытность Трифона при монастыре жило до двухсот (!) человек, к тому же появились его подворья в Кольском остроге, в Вологде и других местах. Еще впечатлительнее духовная мощь северной православной твердыни. В 1583 году, умирая, Трифон напророчил своим соратникам ужасную смерть, которую надо смиренно принять. Кажется непостижимым уму современного человека, но 116 послушников монастыря не оказали сопротивления финскому разбойнику Пекке Везайнену и его шайке в 1590 году, когда те убивали их и грабили церковное имущество. (Между прочим, за свои сомнительные подвиги Везайнен признан в Финляндии национальным героем, ему даже памятник поставили.) А ведь среди убитых последователей Трифона были даже обученные ремеслу войны... Так монастырь принял свое первое физическое уничтожение. Возрожден он был благодаря новому чуду!

Во время войны со Швецией отдыхавшему в шатре царю Федору Иоановичу явился старец и произнес: "Встань и выйди, иначе плохо будет тебе". Выполнил сказанное царь, и через мгновение в шатер попало шведское ядро... Вот тогда он, признав в старце Трифона, запросил сведения о нем. И узнал, что тот умер, а монастырь уничтожен. По царскому приказу его восстановили "под защиту Кольского острога". Означало это перенос монастыря в Колу, где он просуществовал до 1764 года и был ликвидирован по указу императрицы Екатерины второй о секуляризации. Эта реформа была в чем-то сродни, но применительно к церкви, недавней советской, предусматривавшей ликвидацию отдаленных и неперспективных малых деревень.

Опомнились лишь через сто с лишним лет. В 1881 году комиссия под председательством архангельского генерал-губернатора Н.М.Баранова, кстати, героя русско-турецкой войны, постановила: монастырь восстановить! И немудрено. Соседи-норвежцы уже давно поняли - не всё военная мощь решает, иной раз - культурная и посильнее. И стали строить вдоль границы с Россией "культурные крепости" - часовни, церкви, школы... Они, кстати, в отличие от нас, и теперь это четко понимают: взять хотя бы широко продемонстрированное недавно миру подземное хранилище генофонда сельскохозяйственных растений на Шпицбергене - блестящий пример культурной экспансии на спорной территории.

К счастью, в конце XIX века нашлись и в России светлые головы. Среди них "серый кардинал" царской власти обер-прокурор Синода Константин Победоносцев. Это для поэта Блока он "над Россией простер совиные крыла", а Трифонов Печенгский монастырь высокий церковный вельможа рассматривал как оплот государственности на Севере, неоднократно критиковал нерадивых чиновников, светских и церковных, за дефицит внимания к духовно-культурному форпосту России. И царей, Александра третьего и Николая второго, в необходимости поддержки монастыря убедил. Первый подарил монастырю церковные облачения, второй - две динамо-машины. Были, впрочем, и другие дарители, родом и рангом поменьше. А в итоге к концу века на северо-западной границе Российской империи процветал мощный очаг культуры со своим телеграфом, телефоном и даже "волшебным фонарем", показывавшем аборигенам невиданное и немыслимое доселе зрелище...

В начале нового века специально для Печенгского монастыря была написана икона преподобного Трифона. Через два с лишним века после кончины молящиеся прихожане смогли наконец увидеть облик человека, который принес духовность на эту богом забытую землю. Был он высокого роста, сутуловатый, с длинной бородой и голой головой. Говорят, последнее Трифона постигло оттого, что язычники нередко таскали его за волосы, за что сами поплатились позже. Плешивых среди лопарей-скольтов тоже появилось немало, таково им наказанье божье...

Увидеть преподобного Трифона Печенгского сейчас может и каждый из нас, посетив краеведческий музей. После реставрации сияющая свежими красками икона выставлена в юбилейной экспозиции. Провисит экспонат всего несколько месяцев, а потом икона должна "отдохнуть" в специальных условиях хранения, иначе "заплачет"... Но вернемся в прошлое, уже недавнее.

Октябрьская революция положила начало третьему разрушению монастыря. Хотя порой история выкидывает такое, во что не сразу и поверишь. В 1918 году большевики отпустили финнов в свободное национальное плавание, а им-то хотелось увести за собой и Печенгскую землю. Позже, в 1920 году, своего они добьются, но до того англо-французские интервенты (как это потом определили историки) плечом к плечу с большевиками отбивали натиск белофиннов, позарившихся на Печенгу. И благо, что не отбили ее совсем. Иначе в последующие годы атеистического разгула и церковного разгрома на русской земле не поздоровилось бы Печенгскому монастырю. А так он сохранился хотя бы до освобождения территории советскими войсками в 1944 году. Кстати, в смутные советские годы в страну Суоми перебрались под гнетом большевистских гонений Нововалаамский и Коневецкий монастыри. А в отношении Печенгского финны оказались прагматиками: национализировали имущество монастыря и сдали его... в аренду русским монахам. Согласитесь, куда уж лучше того запустения, в которое пришли строения монастыря после возвращения советской власти на древнюю землю. Если и выстояли какие-то постройки в послевоенные годы, то лишь благодаря тому, что использовались местной властью не по назначению, в хозяйственных целях.

Ну а о нынешнем, четвертом по счету, разрушении монастырской церкви в Печенге мы уже говорили. Печально, но не безнадежно. Выставка в краеведческом музее дарит надежду. Напротив стендов с историческими сведениями и приметами прошлого монастыря организаторы развесили по другой стене рисунки наших детей о том, какими они представляют себе преподобного Трифона и прошлое монастыря. Самый полюбившийся ребятишкам сюжет - "воспитательная" беседа старца с огромным медведем, грозой всех местных поселян и их домашней живности. Медведь тогда "поддался" уговорам старца и прекратил разорение и разбой. В отличие от людей... Вот в назидание нам, нынешним современникам монастыря, и рисуют его дети. И ведь "глаголит" устами младенцев истина. Прошлое, если к нему с уважением относиться, придает дополнительные силы в жизни. Вот тому свидетельство, опять же граничащее с чудом. Акакий, последний монах Трифонов Печенгского монастыря, умер в 1984 году, на 111 году жизни. Доброй памяти ему! А нам - его здоровья и долголетия, если не будем Иванами не помнящими родства.

Фото: Федосеев Л. Г.
Выставка в областном краеведческом музее посвященная 475-летию Трифонова Печенгского монастыря.
Фото: Федосеев Л. Г.
Выставка в областном краеведческом музее посвященная 475-летию Трифонова Печенгского монастыря. Научный сотрудник музея Екатерина Орехова.
Фото: Федосеев Л. Г.
Выставка в областном краеведческом музее посвященная 475-летию Трифонова Печенгского монастыря. Научный сотрудник музея Екатерина Орехова.
Фото: Федосеев Л. Г.
Выставка в областном краеведческом музее посвященная 475-летию Трифонова Печенгского монастыря. «Встреча с медведем в келье». Юрий Жеранский, 16 лет, п. Никель.
Фото: Федосеев Л. Г.
Выставка в областном краеведческом музее посвященная 475-летию Трифонова Печенгского монастыря. «Медведи тут ходят». Надежда Родионова, 11 лет, п. Спутник.
Фото: Федосеев Л. Г.
Выставка в областном краеведческом музее посвященная 475-летию Трифонова Печенгского монастыря. «Медведи, они тут свои». Милена Золокина, 12 лет, п. Спутник.
Владимир БЛИНОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 05.04.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,249778,075381,453975,4329
Афиша недели
Скандалы и разочарования
Гороскоп на сегодня