Первый свой поэтический сборник, "Как далеко до Бога", Марина Чистоногова уничтожила. Извела на корню едва ли не до последнего экземпляра... Так не понравилась автору работа редактора, приложившего руку к некоторым стихам. А ведь составлял книгу и правил не кто-нибудь, а сам Виталий Маслов. Прозаик и поэт, он ведь и как редактор был признанным авторитетом, мастером. Едва ли не вся серия "Первая книга поэта" (несколько десятков изданий!) была им создана, подготовлена к печати фактически в одиночку. Но Марину, по ее словам, уязвила не столько правка, сколько то, что та не была согласована с автором. И та резкая, жесткая реакция - показательна, о многом говорит.

При внешней мягкости и готовности к разговору, к общему делу Марина человек неуступчивый. Порой, если дело касается принципиальных вещей, - непримиримый. Это видно и по ее публицистике, и по многим стихам, в которых гражданская позиция автора всегда заявлена четко и однозначно. Если враг - так враг, если речь о дерьме, то поэт его именно так и называет. Постепенно входящая и наш обычай лицемерная политкорректность, желание сгладить острые углы от Марины так же далеки, как Америка от России.

К слову сказать, она, в отличие от многих женщин-поэтов, никогда не боялась писать на темы, которые мы привыкли считать вотчиной мужчин. Более того - искала их. Стихи о проблемах российской государственности и геополитике стали очень значимой частью творчества, художественного пространства, что создает она на страницах своих книг вот уже почти два десятилетия. И пристрастие это не случайное. Двенадцать лет Чистоногова служила на Северном флоте, с 95-го - в пограничных войсках. Работала в пресс-службе, в газете "Пограничник Арктики", сейчас - собственный корреспондент питерского "Пограничника" в Мурманской области. В репортерской жизни завидного мало, особенно на границе, когда центр работы не в городах, а на заставах, порой вдалеке от цивилизации со всеми ее благами. Однако не жалуется...

Легкая, открытая людям, очень живая, восприимчивая, в равной степени готовая и к лихой гусарской авантюре (офицер как никак, капитан!) и к вдумчивой, с цитированием классиков, беседе о стихах и литературе вообще.

И в стихах, и в личном общении Марина удивительно, может быть, как никто из нас, писателей-мурманчан, расположена к иронии и, что особенно ценно и важно, к самоиронии. Что до поэзии, то неделю назад у Чистоноговой вышла книга, почти целиком состоящая из стихов, в основе которых ирония. Среди них немало хороших, а иные - просто замечательны. Мне особенно по душе триптих "Не хочу быть женою поэта" - по отношению к нам, пиитам, изысканно издевательский, но тем не менее в деталях, житейских подробностях, очень точный.

Ирония иронией, ну а если всерьез? Можно и всерьез, и не только о геополитике.

Спят мои девочки - дочка и мама,

Липовый ветер влетает в окно,

Теплая ночь из небесного храма

Льет сновидений хмельное вино.

Знать бы мне, что вам сегодня приснится!

Жизнь начинается, жизнь за спиной.

Белые платьица, синие птицы,

Первая встреча веселой весной.

Я посижу и подумаю рядом,

Бога моля, чтоб от горестей спас.

Косы сплелись золотистым окладом.

Спите. А я полюбуюсь на вас!

Давнее это стихотворение всегда вспоминаю с удовольствием и радостью - столько в нем нежности и чистоты, подлинной любви к родным, самым близким людям.

Еще - "Собачья свадьба":

Собачья свадьба бушевала

Во всю свою собачью прыть.

Я одиноко завывала,

Не зная, как мне дальше жить.

Ждала единственного взгляда,

Родного, милого лица.

Ни подвенечного наряда,

Ни обручального кольца.

Печать искусственного брака

На неисписанных листах...

Прошла усталая собака

И скрылась медленно в кустах.

Настоящие стихи, предельно искренние, жесткие, в них автор по-мужски прям и безжалостен к самому себе. Помню, с каким неподдельным восторгом, сходу, без запинки, цитируя наизусть, говорил об этом стихотворении прекрасный поэт-мурмачанин Александр Миланов.

Признаюсь честно, мне далеко не все нравится в стихах Марины, в том числе и в новой ее книге. Неудачи, как у каждого из нас, случаются. Но побед все-таки больше. Несравнимо больше.

В последние несколько лет чрезвычайно важной, заметной сферой применения сил стала для Чистоноговой работа над альманахом "Площадь Первоучителей". Уже первый сделанный ею номер - выпущенный к двадцатипятилетию областной писательской организации - получился на редкость удачным. Хорош, смею заметить, и последний выпуск альманаха - отличных публикаций, в том числе и настоящих открытий, там в достатке.

Она постоянно в поездках - и по делам службы, и в составе писательских десантов. Было бы странно, если бы у Марины, коренной мурманчанки, не нашлось бы хороших стихов о нашей удивительной малой родине. Есть, конечно! Вот, например...

Берез и сосен чуден стройный ряд,

Но я сейчас задумалась впервые,

Что почему-то привлекают взгляд

Корявые деревья и кривые.

Что в них? Неисполнимые мечты

О счастии, что призрачно и зыбко?

Извечный стон российской бедноты?

Юродивого тихая улыбка?

Ненастья дождь слезами отольет,

Все отойдет в далекие преданья.

Душа болит, и плачет, и поет,

Живет - любовью, дышит - состраданьем.

Дивное стихотворение. Так чудодейственно сплелись в нем личное и вселенское, свет и тень, природа и человек, сегодняшняя боль и надежда на счастливое завтра. Очень много в нем самой Марины, у которой "душа болит, и плачет, и поет", которая, как и полагается русской женщине и поэту, "живет - любовью, дышит - состраданьем".

Дмитрий КОРЖОВ, член Союза писателей России.