05.06.2008 / Культура

Тепло "Подорожника"

Один из лучших литературных критиков России Валентин Курбатов в мае должен был побывать в Мурманске - собирался на семинар "Православие. Творчество. Жизнь". К сожалению, не довелось - помешала болезнь.

С Валентином Яковлевичем мы познакомились прошлой осенью, когда Ушаковский ход-2007 гостил в Пскове. Как же он тогда опечалился, когда узнал, что не увидится с давним своим другом - поэтом-мурманчанином Виктором Тимофеевым (тот сошел "с борта" нашей экспедиции чуть раньше). И тут же с удовольствием вспомнил, как в 1988-м, когда участвовал в семинаре молодых писателей Севера, выступал на атомоходе "Арктика".

- Представляете, поднимаюсь по трапу, - рассказывал мне Курбатов, - и слышу, как передают по внутренней трансляции: "Личному составу, свободному от вахт, собраться в кают-компании на встречу с Валентином Яковлевичем Курбатовым!" А я уверен был, что меня здесь никто не знает. Я аж побледнел тогда...

А разговор на "Арктике", по словам Валентина Яковлевича, получился интересный. И о Солженицыне, и о Шукшине, и о Валентине Распутине с Виктором Астафьевым.

- Очень мне тогда один мужик не понравился - в офицерской форме, щуплый такой. Все время вопросы непростые задавал. Я еще подумал - о, поди, из умных мичманов... - вспоминает Курбатов с улыбкой. А как тут без улыбки, если потом этот самый "умный мичман" оказался не кем иным, как Василием Александровичем Голохвастовым - капитаном "Арктики", легендой флота.

...Курбатов замечателен - открыт, точен в слове, слушать его - удовольствие, радость. Он весь, как погожий сентябрьский денек - светлый, ясный, но не жаркий, теплый такой, душевный. Такие же у него и книги... Читал его "Подорожник" - книгу воспоминаний о друзьях и соратниках (тех, что встретились по дороге, потому и "Подорожник") и думал о том, что такое, по-настоящему доброе и теплое отношение к коллегам-писателям, естественно для прежнего, еще советского поколения русских писателей. Он пишет о товарищах удивительно хорошо, порой - с подкупающей нежностью. В том числе и о наших земляках.

Я еще не читал, а просто листал, просматривал книгу, и тут - словно приветный взмах руки - родной, знакомый почерк, почерк Виталия Маслова, писателя, учителя, друга. Короткая запись, всего-то несколько слов. А следом - не менее узнаваемыt абрисы букв - уже упоминавшегося Виктора Тимофеева, с которым Курбатов знаком еще с конца шестидесятых (меня в ту пору еще и на свете не было!). Как сам он пишет о том времени: "Мы оба были провинциальными журналистами, а это значит, при малых штатах молодежных газет должны были уметь все. Это была прекрасная школа, которая и сейчас отзывается в моем сердце светом и уроком правды..."

Масловская запись в "Подорожнике" сделана в январе 1988-го, на семинаре молодых писателей Севера. Как же хорошо, чрезвычайно точно пишет Курбатов о Маслове. О том, что в Москве (да и едва ли не во всей России) забыли, что Дни славянской письменности и культуры когда-то не были общероссийскими. "Их придумал в Мурманске, - пишет Валентин Яковлевич, - замечательный прозаик поморской крови Виталий Маслов, который наследственно был хорошим моряком, а не наследственно - отличным радистом на атомоходе "Ленин". А радист, он выхватывает слово из точек и тире по одним первым буквам. Он слышит их смыслы по самому ритму, хотя бы передавал и принимал одни документы.

Когда все зашаталось, Виталий рванулся к истоку, к евангельской нашей азбуке, к живой плоти слова, будто оно только вчера было начертано Кириллом и Мефодием. Он связался с болгарами, зажег их, и Праздник стал настоящим городским праздником. И сразу обнаружилось, что он нужен всей России..."

А те несколько слов, что оставил Маслов в курбатовском "Подорожнике" показательны:

"Дорогой Валентин!

И все-таки... И все-таки! Мне кажется, что под пологом, плотным пологом травы забвения, уже живут, уже набирают силы те семена, которые, взойдя, еще при наших современниках поднимут над нашей землей высоко-высоко наше небо. Ну, а пока, как и положено, первыми выскочили, сеют семена сорняки... Что делать... Дождемся, даст Бог, и наших семян".

Как же высоко и пронзительно завершает Курбатов разговор о Виталии Маслове:

"Он этих всходов не дождался, и "наше небо" еще так низко, что порой давит на плечи. Но было бы стыдно не жить и не работать, как он. И я сейчас, когда прижмет, нет-нет и погляжу эту запись и даже (простите!) иногда поглажу ее, будто в ней под самым пологом строки живет тепло прекрасного сердца".

Фото:
Фото:
Дмитрий КОРЖОВ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 05.06.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,875776,184879,000772,9161
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня