27.11.2008 / Культура

Англия - это не только кролики

«Ветер по морю гуляет и кораблик подгоняет»… Во время работы в море почему-то всегда лезут в голову детские стишки.

Жужжу машинкой для обдирания старой краски и ржавчины (интересно, как она называется на самом деле?). Мелкая пыль забивает мне ноздри, лицо серое, глаза грустные. Отсюда вывод: работать вредно. Проклятое безденежье и не менее проклятая романтика погнали меня на пароходе моего детства в бескрайние просторы северных морей. Смешное совпадение: на этом же самом балкере отец впервые взял меня в море.

Мне было тогда одиннадцать лет, я был глуп и наивен; как и всякий порядочный мальчишка, выросший в портовом городе, бредил морем. На вопрос «И кем же ты, малыш, хочешь стать, когда вырастешь?» взрослые получали от меня неизменный ответ: «Моряком!»

Если бы я мог тогда предполагать, что престиж морского ремесла сойдет на нет, то, конечно же, предложил бы дотошным вопрошателям другие варианты ответа по поводу будущей профессии. Космонавт… Или наркобарон. На худой конец, системный администратор. Но я, повторюсь, искренне любил море, бредил морем, восхищался людьми, выбравшими этот нелегкий труд. Да и как мне было не любить море?

Каждый заход отцовского теплохода в порт был для меня праздником. В эти дни я категорически отказывался жить дома и обосновывался в каюте родителя, благо места там хватало. Мне нравилось решительно все! Специфический запах жилых помещений - смесь табака и нагретого пластика, мерный шум судовых агрегатов, под который так сладко засыпать, и красочные комиксы из жизни смешных человечков в тельняшках. Картинки висели и тут и там на переборках. Персонажи, не прикрываясь, пили водку (в основном прямо из горлышка), ходили исключительно без касок, совали конечности в работающие механизмы и вообще пренебрегали правилами техники безопасности. Хеппи-энда у этих историй, как правило, не было.

Но самым интересным на судне были, конечно же, люди. Главным отличием морской профессии от всех остальных является юмор. Оно и понятно: без хорошей шутки вдали от родных берегов не просто тоскливо, а так, что хоть волком вой. Вот и собираются моряки после обеда побалагурить да покурить, боцман байку расскажет или флегматичный токарь с умным видом ляпнет что-нибудь интеллектуально-острумное - смеются от души, и грусть проходит, и работать веселее. В общем, мне повезло: детство было счастливым. Хотя бы потому, что в нем было море.

Но детство - в прошлом, и вот я - усталый и грязный - яростно тру растворителем пятно краски на руке. А за бортом - туман и Англия. Мы стоим на внешнем рейде славного старого порта Гулль в ожидании лоцмана и последующей постановки к причалу. С любопытством вглядываюсь в далекие берега, но ни черта не видно… И я вспоминаю старшую сестру, которая читала мне «Мэри Поппинс» и «Алису в Зазеркалье». И как впоследствии сам проглатывал книги Киплинга, Стивенсона и Толкиена. И хрестоматийное «Лондон из э кэпитал оф Грэйт Британ» и все-все-все, что я знаю о Туманном Альбионе. Старая добрая Англия. Файв-о-клок и чопорная надменность, леди и джентльмены, «Биттлз» и «Секс Пистолз», Робин Гуд и «Боже, храни королеву!» И все это - рядом, рукой подать!

На следующий день моя нога торжественно ступила на древнюю английскую землю. Как ни странно, не было ни пышных фейерверков, ни подобающих в таких случаях витиеватых речей с вручением памятных подарков и ключей от города. К счастью, спартанское воспитание, полученное на мурманских улицах, помогает не обращать внимания на такие мелочи, и в компании камбузника и третьего помощника я уверенно шагал по портовым причалам.

Пожалуй, самое приятное впечатление на меня произвели кролики. Английские кролики весьма милы, практически не боятся людей да и вообще выигрывают по сравнению с грязными собаками мурманского порта. Согласитесь: приятно шагать по ухоженным дорожкам и наблюдать, как на аккуратно постриженных лужайках резвятся забавные серые ушастики. Однако кролики порта Гулль милы, но далеко не глупы, и все попытки их поймать ни к чему не приводят. Но не беда, первоочередной нашей целью были отнюдь не четвероногие пушистые животные. Пиво! Знаменитое на весь мир английское пиво. Стаут, лагер, эль - без разницы. Побывать в Британии и не попробовать местного пива - это преступление.

Никто из нас троих ни разу в Гулле не был, и, дабы не плутать бесцельно в поисках питейного заведения, мы решили опросить на этот счет аборигенов. Весьма кстати навстречу нам крутил педали беспечный английский паренек, самым наглым образом игнорируя велосипедную дорожку. Уверенно преградив ему путь, мы вынудили спортсмена остановиться. Англичанин тоскливо смотрел на нас и молчал. Я бы тоже затосковал на его месте. Посудите сами: окраина города, портовый район, вокруг ни души, вдруг откуда ни возьмись - три великовозрастных балбеса. При этом самый небритый из них в рваных кедах и черном «Стоун Айленде» ставит вопрос ребром:

- Ай эм э рашн симен! Ай вонт дринк бир! Где?

Велосипедист растерянно пробормотал, что не понимает нас.

- Да ладно! - глупо заулыбался я ему.

- Вы че - русские? - не менее глупо осклабился в ответ лжебританец. - Откуда?

- Из Мурманска. А ты здесь как?

- А мы в ремонте стоим. Сам из Литвы…

Поболтав пару минут о том о сем, мы выяснили, что все близлежащие пабы - «так себе». Но вот в центре города есть на что посмотреть, да и ехать недалеко.

Дождавшись автобуса (двухэтажного!), мы отправились в центр славного старого Гулля. Посетив несколько пабов, погуляв по узким улочкам, побродив по торговым центрам, я сделал для себя два открытия:

1) Половина Польши живет в Гулле.

2) Английские девушки отнюдь не уродки!

«Лошадиное лицо», которым, если верить слухам, обладает каждая вторая англичанка, - миф. Британки (жительницы Гулля, по крайней мере) весьма симпатичны, милы в общении, а женщины с меньшим, чем 3-й, размером груди вообще не показываются в общественных местах. Хотя, кто знает, возможно, все дело как раз в полячках.

К концу дня в наших желудках весело булькал местный лагер. Полиэтиленовые пакеты, набитые качественными шмотками, купленными на распродажах за сущие копейки, резали руки. Такси, весело шурша шинами по мокрому асфальту, мчало нас в порт.

«А как же музеи и памятники? Архитектура? Как же культурная программа? Посещение местных достопримечательностей?» - укорял меня занудливый внутренний голос.

«Ай, да заткнись ты!» - сыто икнув, сказал я сам себе.

Утром наше судно отошло от стенки «Элизабет-Куин-Дока» и долго терлось бортами о кранцы шлюзов. Со смешанным чувством радости и печали я вглядывался в исчезавшие в белесой дымке берега. Прощай, старая добрая Англия. Прощай, веселый порт Гулль. Меня ждут раскисшие от слякоти угольные причалы Кандалакши и милый сердцу заполярный город-герой. Город, где все пахнет морем.

Андрон ДИМОФФ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 27.11.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
67,009878,361382,198475,5219
Афиша недели
Скандалы и разочарования
Гороскоп на сегодня