06.05.2009 / Культура

Огнем полыхали Рыбачий и Средний

Николай Абрамов.

О гимне героев Рыбачьего с годами как-то забыли. А написал его ветеран Великой Отечественной, майор запаса Николай Абрамов. Музыку - бывший военный моряк Ливий Яковлев. В 80-е годы прошедшего века этот гимн исполнял оркестр бригады ПВО, дислоцировавшейся на полуострове. Им встречали ветеранов, участников обороны Рыбачьего и Среднего.

- Написать его я поклялся на могилах однополчан. Да и давно хотелось сложить песни о Рыбачьем, - рассказывал бывший сапер 338-го инженерно-саперного батальона Северного оборонительного района Николай Абрамов. Много лет подряд он приезжал с Алтая, а затем из Лодейного Поля в те места, где воевал, где остались навеки его боевые друзья. Мне не раз посчастливилось общаться с Николаем Митрофановичем на Рыбачьем и Среднем. Иногда ему задавали наивный вопрос - откуда так хорошо знает местность? Он показывал рукой на розовеющий в закатном солнце хребет Муста-Тунтури.

- Я эти скалы в свое время все облазил на животе по переднему краю. Представьте, пули меня не брали! Один раз только был ранен - во время Пикшуевской операции зацепил мину, но быстро встал в строй.

Огнем полыхали

Рыбачий и Средний,

Стонала земля от зари до зари.

Да, больше трех лет

бился край наш передний

На голых вершинах

Муста-Тунтури.

Николай Абрамов все пережитое выплеснул в стихах. А о тяжелейших, экстремальных условиях обороны на продуваемых ледяными арктическими ветрами скалах говорил без пафоса:

- Мы обеспечивали высадку десантов, крупных высадок было более десяти.

Ему исполнилось восемнадцать, когда начал свой боевой путь.

- Из Мурманска нас прибыло девяносто человек! В живых осталось шестеро, - вспоминал Николай Митрофанович. Поэтому, как признавался ветеран, Рыбачий стал для него вторым родным местом на земле.

Абрамов оказался невероятно везучим. В буднях войны поневоле приходилось привыкать к тесному соседству со смертью. А ее несли с неба и вражеские самолеты с черными крестами.

- Нас бомбили по несколько раз в день, - рассказывал ветеран. - Пикирует на тебя «юнкерс», тут же ложишься на землю. Бомбы рвутся где-то неподалеку. Пронесло! Жив, и ладно…

Горные егеря занимали господствующие высоты. Ими были хорошо пристреляны каждый камень, лог, тропа. Наши бойцы дожидались густого тумана, чтобы пройти через Долину смерти на свои огневые позиции. Инженерно-саперный батальон занимался еще и строительством дотов на высоте. Бревна для сооружений заготавливали внизу, и под покровом тумана саперы затаскивали их на скалы. Однажды мгла предательски рассеялась - погода на полуострове меняется очень часто, и бойцы оказались под прицельным огнем егерей. Николаю Абрамову снова повезло - пули не задели. А он сумел вынести раненых из зоны обстрела. Об этом эпизоде рассказал не сам Николай Митрофанович, а другие ветераны.

- Работая в архивах, я не раз встречал в приказах военных лет имя Николая Абрамова, поощряемого за проявленное мужество и отвагу в боевых операциях, - рассказал писатель и военный историк Михаил Орешета. То, как сражались за Рыбачий, запечатлено в чеканных строках песни-гимна.

Девиз наш великий был -

только Победа!

Девиз наш священный -

ни шагу назад.

В октябре 1944 года советские войска перешли в наступление. Инженерно-саперный батальон был разделен. Саперы шли вместе с частями, чтобы делать проходы в минных полях или снимать мины. Абрамов попал в 12-ю бригаду морской пехоты. Штурм Муста-Тунтури стал примером массового героизма наших бойцов.

На штурм поднимались

морские бригады.

По склонам скалистых

крутых берегов.

Прорвали кольцо

многодневной блокады.

Со скал неприступных

столкнули врагов.

На этих скалах погибло много товарищей Николая Митрофановича, которым он посвятил не одну песню. Он привозил с собой старенький магнитофон. Иногда сидел у заросших густыми рыбачинскими травами могил, включив записи песен. Наверное, таким образом звал из того сурового времени своих ребят, почти мальчишек, и никак не мог исчерпать эту боль.

У ручья Корабельного Николай Митрофанович долго искал землянку инженерно-саперного батальона. Ему очень хотелось ее найти. Абрамов говорил: «Она где-то здесь! Но в войну все было сметено огнем, а каждый кустик шел на топливо». Через многие годы уже зеленые склоны у Корабельного, конечно, трудно узнать. Землянку - с провалившейся крышей и занесенным песком входом - поисковики обнаружили после отъезда ветерана. Следующим летом хотели обрадовать его находкой. Увы, не удалось. 28 ноября 2003 года Николай Абрамов ушел из жизни. И гимн над Рыбачьим давно не звучит…

Фото:
Николай Абрамов.
Фото:
Памятник на братской могиле воино 12-й бригады морской пехоты Северного флота, погибших в Пикшуевской десантной операции.
Виктория НЕКРАСОВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 06.05.2009

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,750876,054080,367273,1036
Афиша недели
Хит из медвежьего угла
Гороскоп на сегодня