30.05.2009 / Культура

Дух летит мимо

Я уже давно не смотрю телевизор. В принципе. Победил Интернет! Но включить телик на этой неделе меня заставило случайно дошедшее до меня известие о том, что «начинаются «Братья Карамазовы»! Я-то думала, те, пырьевские: с Митей - Ульяновым, Иваном - Лавровым, Алешей - Мягковым? А тут, оказывается, новую экранизацию шедевра Достоевского сняли. И когда только успели? Посмотреть требует профессиональный долг. Как филологу без «Братьев Карамазовых»? Без «Клима Самгина»? «Без «Идиота»? «Доктора Живаго»? «Золотого теленка»? Булгаковского «Мастера»? И ведь как стремительно обогатили наши впечатления о киноклассике отечественные кинематографисты! Школьникам обижаться не приходится. За редким исключением представление об интриге дается наиполнейшее. Буква соблюдена. Разговор же о духе в критике становится нынче почти неприличным. Ишь, чего захотели! Где его, дух, ухватишь? В чем выразишь? Он ведь свободен. Витает, стало быть, где хочет.

Предваряя «Братьев Карамазовых», режиссер Юрий Мороз сказал, что принял роман таким, каким он вышел из-под пера автора. Не искажено, дескать, ни одного сюжетного хода, сохранены все коллизии. Актеры высказали свою заинтересованность ролями. Исакова (Катерина Ивановна) роман из рук не выпускала! «Братьям» (Горобченко, Белый, Голубев) было важно сыграть героев именно в их возрасте. Постарались бутафоры и костюмеры. Каждая, условно говоря, пуговица и портьера выверена с образцами эпохи.

Честно говоря, от такого посыла мне заранее стало скучно. Увидеть кинокопию произведения не хотелось. Но пришлось.

Первые две серии «Братьев Карамазовых» на Первом канале оказались пересказанными «близко к тексту». Нерадивый гимназист, может, и обрадуется. Но думающие люди, боюсь, уже опечалились. Ради чего смотреть дальше?

Феномен Федора Михайловича в том, что он проник в самую сердцевину нашей души, обнародовал самые потаенные мысли. Показал провинциальную «глушь», «медвежий угол», в котором, как на грех, сосредоточились основные русские идеи. Под пером Достоевского произошло познание и низкого падения, и благородного возвышения души человеческой. В его героях - любовь и ненависть, страх и безрассудство. По роману бежит ток готовящегося преступления. Любовные коллизии романа исполнены экзальтации, чувственного надрыва. Героини Достоевского - адская смесь кротости и коварства.

Что же мы видим в первых двух сериях? Ох, рано еще судить! Хорошим уроком поспешности преждевременного приговора стал для меня фильм «Сергей Есенин». От первых показов, помню, хотелось куда-нибудь убежать. От стыда за кинематографистов. Но на пятой серии фильм вдруг, что называется, «пошел»! И лично для меня стал событием.

Так ли непредсказуемо поведут себя «Братья»? Сомневаюсь. Прошло уже несколько ключевых сцен, обозначились завязки, наметились характеры. Но именно - обозначились и наметились. Ни один герой не пронзил «сразу и навсегда» при первом своем появлении. Видно, что артисты старательно пытаются соответствовать режиссерским требованиям. А режиссер в свою очередь - стереотипам поверхностного читательского впечатления. Роман, похоже, трактуется своими создателями как социально-бытовой. Психологизмом и интеллектуальной трагедией в нем пока, извините, и не пахнет. По «картинке» это, скорее, Гончаров или Тургенев. В первой серии немало подражания «Обломову» Михалкова. Причем буквально до цитирования: мальчики на качелях, например. Неинтересно пока. Не висит над происходящими событиями грозовой тучи. Нет напряжения. Тому, кто произведения не читал, думаю, тоскливо, оттого что он пока толком ничего не понимает. А уж тем, кто читал и ценит Достоевского, в экранизации именно «достоевщинки» не хватает. Особого рода нервного электричества.

Современные лицедеи не чувствуют нерва «карамазовщины» в наших днях. Мы, сегодня, уже другие? Хотя и печемся о выгоде, роковым образом влюбляемся, ненавидим порою близких: но как-то иначе? Когда я смотрю сериалы по классике последних лет, то ловлю себя на мысли о том, что сам воздух нашей эпохи другой. Не гуляет дух ХIХ века и по коридорам театральных училищ. Редко залетает в студенческие аудитории. Из атмосферы времени выветрилась какая-то ключевая составляющая, без которой ни Достоевского, ни Булгакова, ни Пастернака по-настоящему не сыграть. Страшно сказать, но выветрилась, мне кажется, сама совесть. Нет вертикали, соединяющей человека с Богом. И изобразить это соединение, как и мучительное разъединение с ним, наверное, нельзя. Это можно только чувствовать. Или нет.

В русских сериалах я давно уже не верю фразе: «Я люблю!» Не любят они! Ни дети родителей. Ни мужчины женщин. Притворяются. «Комедь ломают». И только.

Утерян рецепт особой классической достоверности?

Вот почему англичане ставят своего Диккенса и с первых кадров - мороз по коже?! От узнаваемости самой диккенсовской фактуры! Атмосфера «Холодного дома» или « Больших ожиданий» сказывается то ознобом, то восторгом в душе.

А свою Россию мы в «Братьях Карамазовых» толком почувствовать не можем. Хоть все пуговицы и выверены с историческим образцом…

Людмила ИВАНОВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 30.05.2009

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,814075,324179,547072,7227
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня